Доступность ссылок

Назарбаев решает проблемы в год председательства в ОБСЕ всё той же рокировкой


Административный центр Астаны, в центре - Акорда, резиденция президента Нурсултана Назарбаева.

Административный центр Астаны, в центре - Акорда, резиденция президента Нурсултана Назарбаева.

Политическая осень Казахстана началась неожиданными кадровыми рокировками. Казахстан в 2010 году в ОБСЕ будет представлять серый кардинал-ветеран советской номенклатуры, а не международно признанный интеллектуал.


СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ ТАЖИНА

Как и ожидалось, по окончании летних каникул внутриполитическая жизнь Казахстана сделала резкий скачок, вызвавший множество комментариев.

Первым, кого президент Нурсултан Назарбаев перевел в запас, стал помощник главы государства и одновременно секретарь Совета безопасности, генерал полиции Каирбек Сулейменов, проработавший на этом посту немногим более года.

Далее последовала ротация двух знаковых фигур казахстанского истеблишмента. В конце первой недели сентября Нурсултан Назарбаев сменил главу МИДа и ключевую фигуру в Совете безопасности.

По мнению большинства местных экспертов, Марат Тажин назначен секретарем Совета безопасности, чтобы скоординировать действия силовых органов, обуздать произвол спецслужб и попытаться вступить в переговорный процесс с оппозицией.

На мой взгляд, Марат Тажин более чем успешно провел внутреннюю реформу в своем ведомстве, превратив его из достаточно аморфного и не вполне компетентного образования в оптимально организованный и достаточно эффективный институт внешней политики.

То, что перевод Марата Тажина в Совет безопасности совпал с выступлением Нурсултана Назарбаева о необходимости сформировать идеологическую концепцию, на мой взгляд, отнюдь не случайно. Можно вспомнить, что именно Марат Тажин еще в начале 1990-х годов первым заговорил о необходимости построения национально-государственной идеологии.

В отличие от казахстанских и российских экспертов, которые высказывают сомнение в способности Марата Тажина оптимизировать координацию правоохранительных органов, поскольку, дескать, для этого ему придется вступить в жесткую конфронтацию с их руководителями, я считаю, что именно он способен привести внутриполитическую ситуацию к необходимому балансу.

Что касается скептиков, высказывающих сомнения в способности Марата Тажина имплементировать линию президента в кадровую политику силовых ведомств, то вполне очевидно, что комментаторы прежде всего имели в виду его возможное противостояние с председателем КНБ Амангельды Шабдарбаевым, которого они в последнее время упорно демонизируют.

Кстати, распространение слухов о том, что Амангельды Шабдарбаев может взойти в кресло президента, равнозначно тому, что кто-то очень хочет подтолкнуть его к эшафоту.

АМЕРИКАНСКИЙ ОПЫТ САУДАБАЕВА

Другой вопрос связан с назначением Каната Саудабаева министром иностранных дел без освобождения от обязанностей государственного секретаря, по совместительству.

Позволю себе заметить, что, в отличие от первого назначения, эта кадровая ротация, если рассматривать ее в стратегической перспективе, особенно накануне председательства Казахстана в ОБСЕ, представляется наименее приемлемой.

Что я имею в виду? Скажем так: Канат Саудабаев не обременен избыточным интеллектуальным потенциалом. Кроме того, он не обладает сколько-нибудь привлекательной харизмой и, в отличие от Касым-Жомарта Токаева, мало пригоден в качестве официального государственного переговорщика.

Единственным аргументом в пользу его назначения на пост внешнеполитического ведомства можно считать то, что этим действием Нурсултан Назарбаев отодвигает его от возможного прорыва на пост поначалу исполняющим обязанности, а потом и полномочного первого лица государства.

Об отнюдь не виртуальной возможности развития событий в направлении прорыва Каната Саудабаева на пост президента, кстати, не преминули заговорить комментаторы.

Подчеркивая при этом его избыточную словоохотливость, не подкрепленную сколько-нибудь четкой политической ориентацией. Но, как представляется, шансы Каната Саудабаева, как и шансы Амангельды Шабдарбаева, кем-то очень сильно завышаются.

С другой стороны, Марат Тажин и его команда могут внести свой очередной вклад в председательство Казахстана в ОБСЕ посредством выработки рекомендаций по усилению работы этой организации и ее соответствующих подразделений в сфере борьбы с терроризмом, экстремизмом, незаконным оборотом наркотических средств, организованной преступностью, торговлей оружием и людьми, в области миротворчества и урегулирования конфликтов в зоне ответственности ОБСЕ, ядерного разоружения и так далее.

Если уход Марата Тажина до 2010 года из МИДа в принципе был предсказуем, то назначение на его место государственного секретаря Каната Саудабаева, да еще с совмещением обоих соответствующих постов, стало неожиданным.

Учитывая всю политическую значимость предстоящего председательства Казахстана в ОБСЕ, не исключался вариант, что представлять республику на этом посту будет сам президент Нурсултан Назарбаев. Тем более что Конституция Казахстана не содержит прямых запретов на возложение на себя функций главы внешнеполитического ведомства.

Однако сам глава государства, похоже, решил довольствоваться тем, что он сохраняет непосредственное руководство над будущим председателем ОБСЕ.

Назначение Каната Саудабаева на пост министра иностранных дел и, следовательно, его выдвижение на позицию будущего председателя ОБСЕ обусловлено не только его присутствием в ближайшем окружении президента страны, но и, видимо, большим опытом работы в сфере дипломатии. Нельзя, в частности, не вспомнить, что он уже успел поработать главой МИДа в 1994 году.

Но еще более важным является пребывание Каната Саудабаева в 2000 - 2007 годах на посту посла Казахстана в США. Поэтому следует ожидать, что в контексте выполнения своих обязанностей в ОБСЕ он будет использовать свои полномочия, а также опыт и связи для расширения взаимоотношений между Астаной и Вашингтоном, что особенно актуально в свете присутствия в Белом доме администрации демократов во главе президентом Бараком Обамой.

Нельзя не отметить, что с приходом во второй раз Каната Саудабаева в МИД произошло усиление полномочий государственного секретаря, занимающего откровенно непонятную позицию среди иерархии должностей в Акорде, путем возложения на него руководства внешнеполитической деятельностью республики.

Первый раз совмещение двух данных должностей имело место в 2002 - 2003 годах, когда их занимал Касым-Жомарт Токаев. Безусловно, что нынешнее совмещение связано с приданием соответствующего веса Канату Саудабаеву в ОБСЕ. К тому же отпала необходимость передвигать с места на место других высокопоставленных чиновников для того, чтобы назначить нового госсекретаря.

(Казахский политолог и философ Рустем Джангужин живет в эмиграции в Украине. В данном комментарии он излагает свою точку зрения и свои суждения. Они могут не совпадать с позицией редакции радио Азаттык.)

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG