Доступность ссылок

Мягкий приговор фигуранту «Казахгейта» Джеймсу Гиффену может пошатнуть позиции президента Назарбаева, поскольку его бывший нефтяной советник оказался агентом ЦРУ, считают участники круглого стола радио Азаттык.


Главный обвиняемый по нашумевшему делу «Казахгейт» американский бизнесмен Джеймс Гиффен по приговору суда в Нью-Йорке наказан одной ночью в тюрьме, куда он был помещен после ареста в 2003 году, и выплатой взноса на судебные расходы в сумме 25 долларов. Его корпорация «Меркатор» должна заплатить штраф в размере 32 тысяч долларов.

Судья Уильям Поули, озвучивая свой судебный вердикт, отметил, что во время слушаний бизнес Гиффена понес убытки на 40 миллионов долларов. Судья заключил, что 69-летний осужденный наказан более чем достаточно.

До своего ареста Джеймс Гиффен более десяти лет был советником президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Как сообщала американская пресса в 2003 году, у Гиффена был казахский дипломатический паспорт, который был изъят у него после ареста.

Участники очередного круглого стола радио Азаттык – Казахская редакция Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» – обсудят обстоятельства этого громкого дела и возможные последствия приговора.

В дискуссии принимают участие: Стив Левин – редактор американского журнала «Форин полиси» и автор книги «Нефть и Слава: стремление к империи и счастье на Каспийском море», Серик Медетбеков – лидер Заграничного бюро казахстанской оппозиции, Александр Народецкий – независимый журналист, и Аркадий Дубнов – эксперт по Центральной Азии».

На круглый стол мы также пытались пригласить представителей официальной Астаны. Советник президента по политическим вопросам Ермухамет Ертысбаев отказался в связи с тем, что «не знаком с темой». Бывшего руководителя пресс-службы посольства Казахстана в Вашингтоне, ныне председателя комитета международной информации министерства иностранных дел Казахстана Романа Василенко не удалось найти по служебному и мобильному телефонам, хотя они не были отключены. Руководитель пресс-службы МИД Казахстана Ильяс Омаров заявил: «Министерство никогда подобные события не комментирует».

Модератор круглого стола – Султан Хан Аккулыулы, сотрудник радио Азаттык, Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

«Казахгейт» свое начало берет с 1999 года, когда власти Швейцарии по запросу официальной Астаны вели поиски счетов, якобы принадлежащих бывшему премьеру Акежану Кажегельдину. Вместо этого в швейцарских банках были обнаружены счета самих первых руководителей Казахстана и членов их семей, а также Джеймса Гиффена.

Дело против Джеймса Гиффена было возбуждено на основании американского закона о противодействии коррупционной деятельности граждан США за рубежом. Джеймсу Гиффену грозил как минимум 20 летний тюремный срок и выплата многомиллионного штрафа, предсказывали некоторые наблюдатели.

Каковы основные различия и посыл приговора, озвученного в суде в Нью-Йорке 19 ноября по делу Джеймса Гиффена, от первоначальных прогнозов?

Уважаемые участники, я предлагаю сначала послушать мнение журналиста Стива Левина, который непосредственно присутствовал при оглашении приговора.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ

Стив Левин:


– Семь лет тому назад, когда впервые было объявлено об этом судебном деле, большинство людей, в том числе сами прокуроры, думали, что будет
Журналист Стив Левин.
довольно легко доказать вину Гиффена и что ему грозит тюремное заключение до 80 лет и огромный штраф. Причиной такой уверенности стало то, что прокуроры имели все подробности денежных переводов. Дело походило на классический случай взяточничества и отмывания денег.

Разница, о которой вы спрашиваете, заключается в том, что все эти обвинения были сняты. Три месяца назад Гиффену было предъявлено новое обвинение по уклонению от уплаты налогов. На самом деле прокуроры поняли, что им не удастся на суде доказать все предыдущие обвинения по 65 пунктам.

Серик Медетбеков:

– Я все эти годы внимательно следил за тем, как развивается дело «Казахгейт» и немного не согласен с мнением господина Левина в той части, где он говорит, что все обвинения сняты. Обвинения не сняты, обвинения признаны. Есть два документа. Один из них заключен между ним и обвинением. А второй – между компанией Гиффена и обвинением. В обоих документах указано, что и Джеймс Гиффен, и компания «Меркатор» признают все пункты обвинения в обмен на мягкий приговор.

Назарбаев и Балгимбаев теперь официально признаны американским судом людьми, совершившими уголовное преступление.
Поэтому говорить о том, что прокуратура не доказала, неправильно. Они не доказывали, так всё признано. Я всё время говорю: вопрос не в том, сколько дали Гиффену. Я все время говорил, что могли присудить символический штраф в один доллар. Примерно так и получилось.

Здесь важен сам прецедент, что Назарбаев и Балгимбаев теперь официально признаны американским судом людьми, совершившими уголовное преступление. То есть они уличены в коррупции, они получили взятки. Гиффен также признан человеком, работавшим на разведку.

Александр Народецкий:

– Единственное главное различие: как будто бы обвинение не снято, а снято наказание. И это является действительно парадоксом решения суда. Обвинение погружено в мастерски отработанную защитой всю эту семилетнюю деятельность. Сама длительность процесса – симптом мастерства защиты. И с другой стороны, тут еще сработала такая вещь, как мастерство лоббистов Казахстана во многих странах, и в том числе в Америке. Надо отдать им должное – ими отработаны деньги на все сто процентов.

Говорить о том, что обвинение существует, очень сложно, потому что никакого практически наказания нет. Поэтому в данном случае это нужно рассматривать как юридическую или историческую литературу. Это как тот же шпионский скандал, который возник недавно по поводу одиннадцати российских шпионов, которые как будто разоблачены, но опять-таки ушли от наказания. И политическая целесообразность взяла вверх над реальными обвинениями и грехами всеми.

Политические, финансовые лоббисты Америки и мира сработали очень хорошо, и Гиффен фактически не наказан. А то, что висит над Назарбаевым и над его ближайшими помощниками, все эти финансовые махинации – это еще надо бы доказывать. Это, наверное, дело времени.

Если бы сейчас жил Ленин, то наверняка возникали бы суды по поводу того, на какие деньги Ленин сделал революцию. Собственно говоря, в нормальной стране и без Ленина можно решать. Допустим, как это сделали в той же Украине и провели суд над инициаторами Голодомора. И там вынесли свои вердикты, что Голодомор случился «благодаря» руководителям партии и правительства в Москве. Поэтому не исключено, что дело Гиффена еще не закончилось и оно каким-то образом проявится еще в будущем.

Аркадий Дубнов:

– Главное уже сказано. Приговор оглашен. Напомню, что в советское время про советский суд говорили, что он самый гуманный суд в мире. Я думаю теперь пора эту фразу переиначить и сказать, что американский суд – самый гуманный суд в мире. Он проявил гуманность к человеку. Ему уже под семьдесят. Посмотрите на его фотографию: он действительно состарился. На самом деле мне его жалко. И дело, как говорят мои коллеги, не столько в нем.
Аркадий Дубнов, эксперт по Центральной Азии.

Займусь, извините, самоцитированием: я назвал свою заметку на эту тему «Америка своих не сдает». Впрочем, как не сдает любая другая страна, которая вдруг узнает, что кто-то хочет наказать самого великого разведчика их страны. К удивлению многих, Америка признала Гиффена чуть ли не самым великим разведчиком страны, хотя в отделе кадров ЦРУ и других спецслужб человек с таким именем не значится.

Поэтому давайте обсуждать другую сторону этого кейса, не американскую. Казахстанскую сторону. Я согласен с Народецким и с другими коллегами, которые утверждают, что постказахгейтская эра началась в Штатах, но не закончилась в Казахстане.

ЗАСЛУГА НАЗАРБАЕВА

Ведущий:


– Мы эту тему озвучим чуть позже. Перейдем к следующему вопросу дискуссии: какие внутренние и внешние факторы или силы могли повлиять на характер приговор суда, что он оказался столь мягким в отношении главного обвиняемого? Господин Медетбеков, что вы скажете?

Серик Медетбеков:

– Я абсолютно согласен с господином Народецким, который сказал, что лоббисты отработали свои деньги на сто процентов. Я бы даже сказал, что
Серик Медетбеков, руководитель заграничного бюро Казахстанской оппозиции.
они отработали даже на сто десять процентов. Потому что одна из лоббистских компаний, я имею в виду компанию «Глобал Опшенс», сейчас также уличена в том, что они противодействовали расследованию «Казахгейта».

Но теперь они связаны с действующим премьер-министром Масимовым. Американская прокуратура занята фиксированием документов, связанных с «Глобал Опшенс». Я думаю, это будет следующий «Казахгейт». То, что касается казахстанских лоббистов: я не считаю, что они отработали свои деньги.

Наоборот, повергли Назарбаева и Балгимбаева в более суровую действительность. Потому что речь идет об измене Родине, если Гиффен был сотрудником ЦРУ и этому есть доказательство. В начале 90-х годов Назарбаева предупреждали, что Гиффен работает на ЦРУ, то есть Назарбаев заведомо знал, кому он сливает информацию и деньги.

Аркадий Дубнов:

– Действительно, десятки миллионов долларов потрачены Астаной для того, чтобы создать контратмосферу в США. Кроме того, внутренняя конъюнктура в Штатах также этому способствовала. Единственное нужно отметить: сами американские чиновники рассказывали в кулуарах, что высокопоставленные представители казахстанского руководства пытались напрямую обращаться в администрацию президента Буша, чтобы приостановить процесс «Казахгейт». Но в Вашингтоне отвечали, что американская судебная система независима от исполнительной власти и сделать ничего невозможно.

Я думаю, что истина где-то посредине между пониманием правосудия Казахстана и реальностью правосудия Соединенных Штатов. Все-таки политическая составляющая этого дела возымела место, и в Вашингтоне поостереглись портить отношения с главным союзником в Центральной Азии. И в Вашингтоне постарались не портить отношения в эпоху войны в Афганистане.

Александр Народецкий:

– Мне кажется, что все-таки не только американские лоббисты Назарбаева и Казахстана хорошо поработали. Но и казахстанские лоббисты неплохо
Главный лоббист, как вы называете его, главный обвиняемый, господин Назарбаев как искусно разыгрывает афганскую карту. Тем самым заманивая еще глубже в свои объятия американцев и всех западных европейцев.
сейчас работают у нас на глазах. Главный лоббист, как вы называете его, главный обвиняемый, господин Назарбаев как искусно разыгрывает афганскую карту. Тем самым заманивая еще глубже в свои объятия американцев и всех западных европейцев. И НАТО всерьез связало себя по рукам и ногам с Назарбаевым и Казахстаном.

Назарбаев объявляет, что Казахстан может стать главной резервной базой для афганского направления. Это говорит о том, что все-таки он искусно пытается еще больше укрепить свою ситуацию. В смысле: отныне все руководители этих государств тысячи раз подумают, прежде чем вообще критиковать Назарбаева. И даже за глаза.

Стив Левин:

– Есть только один фактор, который изменил суть дела. Это – отказ ЦРУ от сотрудничества по этому делу. Из-за специальных судебных правил и из-за стратегии защиты Гиффена, которая заявляла, что Гиффен во время его службы как советника Назарбаева неофициально сотрудничал с ЦРУ. А ЦРУ отказалось сотрудничать. Поэтому адвокаты не смогли предъявить необходимые свидетельства, а судья посчитал это неприемлимым в связи с тем, что Гиффен не может себя защитить.

«ГОНОРАРЫ ЗА УСЛУГИ»

Ведущий:


– Это было мнение Стива Левина, который отслеживал судебный процесс от начала до конца. Продолжаем тему. Если вы помните, в свое время швейцарские власти заморозили счета на сумму более 80 миллионов долларов. Общественность узнала о «замороженных» швейцарских счетах в 2001 году благодаря «Казахгейту». Ради этих денег власти страны заключили правительственное соглашение с США, Швейцарией и Всемирным банком. По нему, освоением этих денег должен заниматься детский фонд «Бота» в Казахстане.

Долгожданный приговор суда по делу Гиффена уже вынесен. Означает ли это, что этот громкий и продолжительный судебный процесс закрыт навсегда? Тогда откуда же взялись более 80 миллионов долларов, которые уже начали переводить на счет фонда «Бота»?

Серик Медетбеков:

– Там речь шла не о 84 миллионах долларах, которые должны были передать в Казахстан. А речь шла о более чем 300 миллионах долларах, включая уже конфискованные 84 миллиона. Судьба этих 300 миллионов долларов еще не решена, но, на мой взгляд, они будут переданы все-таки в бюджет Америки.

84 миллиона, которые якобы переданы в фонд «Бота», к сожаленью, туда не дошли. Потому что фонд «Бота» сейчас работает на деньги, полученные в кредит от фонда «Самрук-Казына».
Так как 84 миллиона, которые якобы переданы в фонд «Бота», к сожаленью, туда не дошли. Потому что фонд «Бота» сейчас работает на деньги, полученные в кредит от фонда «Самрук-Казына». Это еще одна темная история. В конечном итоге Казахстан потеряет эти деньги, потому что нет легальных оснований для того, чтобы они вернулись в Казахстан.

Аркадий Дубнов:

– Юридически очень трудно, находясь здесь и не видя текста приговора, говорить, анализировать утверждения о том, что обвинения дачи взяток руководству Казахстана снято либо не снято. Действительно, деньги есть, деньги конфискованы. Сегодня непонятно, кому принадлежат эти деньги. Инициированы кампании за возврат их не просто в благотворительный фонда, а народу, в казну Казахстана. О судьбе этой инициативы мало что реально известно.

Казахстанская сторона этого исторического, не побоюсь сказать, процесса остается открытой. Надо признать, если признано, что Гиффен был великим разведчиком и что деньги, которые должен тратить любой разведчик из неподконтрольных денег, были потрачены, значит, они были кому-то выплачены за какие-то услуги. Значит, кто-то из партнеров этого великого разведчика в Казахстане оказывал услуги и он платил за эти услуги. Эти деньги, с одной стороны, называются «гонорары за услуги». С другой стороны, это называется «измена Родине». Все зависит от того, с какой стороны посмотреть на эту историю.

Стив Левин:

– Это один из самых интересных моментов данного судебного дела. Ни Гиффен сам, ни его адвокаты никогда не опровергали факт, приведенный прокурорами. Защита никогда не отрицала, что Гиффен переводил 80 миллионов долларов США, поступивших от нефтяных сделок, на счета швейцарских и других банков. Когда судья читал приговор, он тоже не исключал эти факты.

Те деньги поступали от нефтяных сделок и были переведены, как это описано прокурорами. Но судья принял аргументы защиты о том, что не это было самым главным. Самое важное заключалось в том, что Гиффен получал указания от правительства Казахстана.

Второй аргумент, который был эффективно использован адвокатами, заключался в том, что Гиффен действовал как патриот Америки, и все эти годы он служил интересам США, поэтому любая его вина в данной роли может быть оправдана его службой отчизне.

Готово ли руководство Казахстана публично выступить и защитить себя в даной ситуации, когда человек, который находился в самом центре и был близок к президенту Назарбаеву, объявлен агентом ЦРУ? Меня интересует как это воспримут в Казахстане? Что это даст нам знать о Назарбаеве? Знал ли он об этом? Говорил ли Гиффен ему, чем он тогда занимался?

Александр Народецкий:

– Тот трюк, который совершили все стороны, отведя эти деньги на благотворительные нужды, был достаточен для американской Фемиды,
Независимый журналист Александр Народецкий.
чтобы не обращать внимания на финансовую сторону этого дела. Тут гораздо больше и интереснее выводы самого суда по поводу того, что Гиффен, как патриот Америки, фактически общаясь с Назарбаевым, защищал американскую сторону. И тут у Назарбаева позиция очень слабая.

Но слабая только в постназарбаевское время. Она не слабая сегодня. Назарбаев пока силен, слабость его позиции никак и никем не может быть развита. Мы только можем теоретически говорить о том, что возможны какие-то варианты развития дела Гиффена только в постназарбаевское время. Если этот режим будет продолжаться и после Назарбаева, то, вероятно, дело Гиффена будет оттянуто на более длительный срок.

СУДЬБА НАЗАРБАЕВА

Ведущий:


– Приговор суда в Нью-Йорке назначил Джеймсу Гиффену мягкое наказание на основании того, что он выполнял задание разведслужбы США – ЦРУ, что он являлся «важным источником информации для американского правительства», что «при его посредничестве велись переговоры, имеющие огромное значение для национальных интересов США». И может ли этот приговор как-то отразиться на репутации высшего руководства Казахстана?

Аркадий Дубнов:

– Известно, что в Казахстане действует закон о лидере нации, который запрещает употребление каких-то сведений и информации, дискредитирующих и наносящих урон имиджу президента Назарбаева. Все, что касается «Казахгейта», и какое-то употребление этого слова не разрешено. Поэтому говорить о каком-то активном муссировании этой темы в медиа-пространстве, в политической риторике внутри Казахстана сегодня не приходится.

Для казахстанского обывателя достаточно искусственно оживляться, когда
Придет время, и могут объявить, что Назарбаев действовал в интересах Казахстана, когда сотрудничал с Гиффеном.
нужно будет вступить в схватку за наследство Назарбаева оппозиции. А почему бы не представить ситуацию, что Казахстан тоже объявит Назарбаева своим героем. Придет время, и могут объявить, что Назарбаев действовал в интересах Казахстана, когда сотрудничал с Гиффеном в интересах освоения нефтяных месторождений, которые требовали прихода транснациональных компаний в страну.

Все зависит от политической конъюнктуры. И от того, что нужно будет оставить последующему поколению в качестве чистого полотнища на первом лидере.

Александр Народецкий:

– В процессе анализа этой ситуации мы забыли об одном факторе, который может играть роль и который может сдерживать всякого рода тучи над Казахстаном. Вы забыли еще об одном факторе: то обстоятельство, что Гиффен вовлечен в тайные переговоры между американским и советским правительством.

Это обстоятельство тоже важно. И сегодня российский фактор тоже может играть на руку Назарбаеву. России невыгодно особенно лить помои в сторону Назарбаева. Он контролирует ситуацию, поэтому Россия тоже может быть своеобразным лоббистом интересов Казахстана в мире. Это можно добавить к нашему сегодняшнему разговору.

Стив Левин:

– Очень важно, как и на каком уровне СМИ и политики в Казахстане смогут повлиять на Назарбаева, используя этот приговор. В то же время возникает вопрос: всё ли это правда? Лично я сомневаюсь, что Гиффен играл именно ту роль, на которой он настаивал на суде.

Мне показалось, что судья говорил устами Гиффена, как будто он читал выступление Гиффена. Для меня это – одна из величайших тайн. Случайно я сидел в том судебном зале, когда это случилось. Рядом сидящие журналисты и адвокаты были сильно удивлены услышанным. Так что я думаю, в предстоящие дни появятся некоторые вопросы по этому вердикту.

Серик Медетбеков:

– Хотя господин Дубнов упоминал о законе о лидере нации, по которому Назарбаев неподсуден, надо помнить о том, что государственная измена остается единственным основанием для импичмента действующего президента. То, с чем мы сейчас столкнулись, – это статья 50 «Государственная измена», многолетнее сотрудничество с агентом разведки другого государства на платной основе. Российская разведка поставила в известность Назарбаева о том, что Гиффен – разведчик еще в начале 90-х годов.

На мой взгляд, надо помнить о том, что это люди другого уровня, которые должны думать о том, какими они останутся в истории Казахстана. Казахстанское правосудие восторжествует, когда главные подозреваемые потеряют свое влияние. В качестве примера – дело Рахата Алиева, как только он потерял свою силу и весь эффективный аппарат. Он признавался, что, будучи офицером, работая в КНБ, совершал противозаконные действия
Как только появятся условия для справедливого суда, то Назарбаев будет осужден народом Казахстана.
по приказу президента.

Но от этого ничего не меняется. Я думаю, как только появятся условия для справедливого суда, то Назарбаев будет осужден народом Казахстана. Господин Дубнов говорил о том, что смена режима ничего не изменит. Но я могу сказать: в Туркменистане режим не изменился, также остался авторитарным, но где же Туркменбаши? Его имя фактически стерто из истории Туркменистана. Я думаю, что Назарбаева ждет такая же судьба.

«ПАТРИОТ И САМОГО СЕБЯ»

Ведущий:


– Судья Уильям Поули, озвучивая свой приговор по этому делу, отметил, что главный обвиняемый Джеймс Гиффен – «настоящий патриот Америки». А высшее руководство Казахстана во главе с президентом Назарбаевым – фигуранты дела как взяткополучатели – являются ли патриотами своей родины? На этот вопрос требуется ответить буквально двумя словами.

Аркадий Дубнов:

– Я уже ответил в предыдущем ответе на этот вопрос: конъюнктура. Если необходимо, будет создано, выяснится, что Назарбаев такой же патриот, как великий разведчик Джеймс Гиффен.

Александр Народецкий:

– В одинаковой степени Назарбаев – как патриот Казахстана, так и патриот и самого себя. Он очень ловко, мастерски и хорошо пока что защищает себя и обустраивает свое будущее, какое бы оно ни было.

Серик Медетбеков

– У меня осталось ощущение такое, что, если господин Гиффен весь в белом, остальные – непонятно в чем.

Ведущий:

– Уважаемые господа, на этом радио Азаттык завершает свой круглый стол. Я благодарю вас за участие в нашей дискуссии. До свидания.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG