Доступность ссылок

Калдыбай Абенов: Фильм “Аллажар” замалчивается из-за неприглядного образа Назарбаева


Кинорежиссер Калдыбай Абенов. Алматы, декабрь 2008 года.

Кинорежиссер Калдыбай Абенов. Алматы, декабрь 2008 года.

Судьба фильма “Аллажар” похожа на проблему замалчивания Декабрьских событий. Режиссер фильма Калдыбай Абенов в интервью радио Азаттык рассказывает о том, как создаются “белые пятна” в новейшей истории.

- Господин Абенов, насколько мы знаем, такие фильмы, как «Аллажар», в Казахстане можно сосчитать буквально по пальцам. Что побудило вас обратиться к теме Декабрьских событий 1986 года

- Декабрьские события – это, с одной стороны, история нашего народа, которой мы можем гордиться, а с другой – наша скорбь, боль и печаль. В декабре 1986 года казахская молодежь вышла на площадь, требуя независимости, государственности. В своем фильме «Аллажар» мы хотели показать ее героизм и доблесть.

По сути, именно Декабрьское выступление молодежи проложило путь к независимости нашей страны. Скажу больше: из истории мы знаем о последних трехстах выступлениях, волнениях, где народ собирался под знамя независимости, и среди них история Декабря 1986 года стоит особняком.

Именно благодаря Декабрьским событиям мы смогли обрести свою новую государственность. Поэтому для нас Декабрьские события 1986 года – это гордость, честь.

Однако Декабрьские события оставили и свой глубокий скорбный след во многих казахских семьях: никто толком не говорит о том, что на Восточном кладбище остались тысячи неизвестных захоронений. Кайрат, Ербол, Ляззат и другие – кто в ответе за их смерть? Ведь тогда некоторым из ребят не было и двадцати.

В своей картине мы хотели запечатлеть все то, что происходило тогда на площади, как погибала наша молодежь. Подрастающее поколение должно знать историю Декабрьских событий, и в этом смысле создатели фильма ставили своей целью объективно рассказать молодежи, на что и ради чего шла казахская молодежь в далеком 1986 году на площадь, которая сегодня, по сути, должна стать площадью скорби.

В древности, в самые трудные и тяжелые моменты своей жизни, наши предки обращались к Всевышнему с молитвой: «Аллажар». Участники Декабрьских событий тоже погибали с этой молитвой на устах. Работу над своей картиной мы начали еще при Геннадии Колбине. Это было непростое время: к нам придирались даже из-за названия фильма. В то время говорить правду о Декабрьских событиях было очень нелегко.

- Господин Абенов, фильм «Аллажар» снимали целых восемь лет: с 1988 по 1996 год. Почему так долго? Насколько мы знаем, бюджет фильма составил 150 тысяч долларов. По тем временам - сумма внушительная. Значит финансовых проблем не было?

- Естественно, правительство было заинтересовано в том, чтобы скрыть всю правду о Декабрьских событиях. Придирки начались, как я уже говорил выше, с названия фильма. Затем пытались противостоять идее фильма. Были попытки заморозить проект, лишив меня финансирования. Поэтому я открыл свою киностудию и назвал ее «Барс».

Дальше я продолжил работу уже в своей студии. Были трудности с хранением кинопленки. Благодаря спонсорам мне удалось закупить целый вагон кинопленки в Украине, но подходящий для ее хранения склад имелся только на киностудии «Казахфильм». А там - с целью давления на меня и наш проект - меня ежедневно штрафовали на пять рублей за каждую коробку кинопленки, находившуюся в их хранилище.

За месяц набежали миллионы. Этого не то что я, но даже миллиардеры вряд ли бы выдержали. Поэтому я обанкротился за три месяца, после чего, угостив охранников «Казахфильма» водкой, выкрал и увез свою же кинопленку на двух “КамАЗах”. Дальше ее пришлось хранить в тяжелейших условиях - у друзей, знакомых, у спонсоров, в съемных квартирах. Увы, сохранить ее качество не всегда удавалось.

...Прошли годы. Мы обрели долгожданную независимость, появилась национальная валюта – тенге. И я вновь начал искать деньги. Тогда я взял на работу директором своей киностудии «Барс» молодого человека по имени Шералхан. С ним вдвоем и пошли просить деньги. К кому только не стучались в дверь!

До этого мне помогали несколько парней, среди которых были Едилжан Кулсаров, Насимолла Курманбаев. Благодаря им я купил пленку, отснял материалы. Так и дотянули до 1994 года. Это были непростые дни, бывало, что и на хлеб не могли найти денег.

Однажды директор моей киностудии «Барс» Шералхан привел с собой парня, который, как оказалось, знал меня. Его звали Жанат Дузбаев, и он, будучи студентом КазГУ, участвовал в Декабрьских событиях. Когда начались гонения на студентов, он смог вернуться к учебе благодаря нашим выступлениям, политическим акциям, которые я тогда организовывал.

Жанат Дузбаев дал мне 400 тысяч тенге. Это был август 1994 года. Мы начали собирать кинопленки, которые прятали везде, где только могли. На это ушло у нас два месяца. И вот, когда, собрав все кинопленки, мы пришли в «Казахфильм», начались другие проблемы.

Тогдашний директор киностудии «Казахфильм» Ардак Амиркулов издал приказ о прекращении всех работ, кроме съемок фильма «Абай», приуроченного к юбилею Абая Кунанбаева.

А мы уже перевели деньги, но, тем не менее, нам пришлось прекратить начатые работы. Кроме того, были случаи, когда отключали свет после пяти вечера, не разрешали работать в воскресенье, отнимали ключи от студий. Собственно, тогда на «Казахфильме» снималось всего два фильма – «Аллажар» и «Абай».

Они сами работали и вечером, и в воскресенье, а мне – нельзя. Говорили, мол, «ты - не наш, ты - чужой». Я даже свыкся с тем, что стал «чужим» своему родному «Казахфильму», своим же казахам. Меня вынудили остановить съемки фильма «Аллажар», потому что якобы я мешал снимать фильм «Абай».

Мы простаивали с октября 1994 по август 1995 года. Наконец нам разрешили продолжить съемки, и мы снова два месяца собирали вывезенную ранее кинопленку. И тут - началась инфляция. Наши 400 тысяч тенге, которые лежали в «Казахфильме», превратились в 40 тысяч тенге.

Пришлось снова залезть в долги, снова пошли к Жанату Дузбаеву, и он дал нам нужную сумму. Мы закончили редакцию первого варианта фильма - продолжительностью чуть больше четырех часов - 14 декабря 1995 года.

Презентация фильма «Аллажар» состоялась в Алматы 17 мая 1996 года в двух залах кинотеатра «Арман». До этого картиной не интересовался ни один казахский журналист, а вот американцы и шведы писали о ней блестящие статьи. В течение трех месяцев после презентации о фильме «Аллажар» вышло более 60 статей.

Первыми, кто расказал о фильме, были радио Азаттык и ВВС. Таким образом, 1996 год стал победным для кинокартины «Аллажар». Тогда же Имангали Тасмагамбетов намеревался выдать мне трехкомнатную квартиру в Алматы, даже поговаривали о Государственной премии.

Я же надеялся, что наконец-то настало время фильма «Аллажар», что для него открыты все пути. И тут случился еще один казус. После презентации фильма одна из копий исчезла. Позже мы узнали, что ее попросил Нурсултан Назарбаев.

Спустя два месяца, когда мы праздновали день рождения Мухтара Шаханова, к нам подъехал черный «мерседес», и, несмотря на мой протест, меня привезли к тогдашнему премьер-министру Имангали Тасмагамбетову, который сообщил мне, что в целом фильм Нурсултану Назарбаеву понравился, но у него имеется несколько предложений.

Имангали Тасмагамбетов пододвинул ко мне некий листок, где предлагалось полностью изменить и сократить «Аллажар». Это невозможно, сказал я Имангали Тасмагамбетову. Мы долго передвигали эту бумагу друг другу. В конце концов я вышел, не дав своего согласия. А он сказал, что, мол, я выполнил свою миссию, дальше смотрите сами.

Наступило 16 декабря 1996 года. Я тогда проживал со своей матерью, которой было 80 лет в Каменке (близ Алматы), в доме, что называется, без отопления и без воды. Сидим с ней, смотрим телевизор: всех награждают, вручают ключи от квартир, почести всякие, а про «Аллажар» - ни слова.

Мама не выдержала, заплакала, спрашивает: «Почему тебя не упоминают?». Я успокаиваю маму: «Все в порядке, я рядом». Вроде как себя пытаюсь успокоить, а у самого на душе так тошно. Сильно был разочарован тогда. Вот так 1996 год стал для меня сначала победным, а потом случилось стремительное падение.

- Господин Абенов, смогли ли вы реализовать все те творческие задачи, цели, которые ставили себе, как режиссеру, перед началом съемок. Вообще, на ваш взгляд, «Аллажар» выполнил свою миссию?

- Думаю, любой режиссер спустя время не прочь заново переснять свою картину. К такому мнению приходишь после того, как начинаешь заново анализировать свою работу. Если бы у меня была возможность, я бы тоже переделал «Аллажар».

Но, на мой взгляд, фильм все-таки выполнил свою миссию перед историей, перед народом и перед доблестными героями Желтоксана. Благодаря нашему фильму были созданы объединение и партия «Желтоксан», проводились различные социально-политические акции.

На 20-летии Декабрьских событий официальная пресса боялась упомянуть о фильме «Аллажар». Между тем все материалы, фотографии, документы, которыми они тогда воспользовались, были взяты из нашего фильма. Я считаю, что фильм занял свою нишу, выполнил свою миссию и мы достигли своей цели.

- Спустя 22 года правда о Декабрьских событиях все еще замалчивается. Однако противоречивые мнения, догадки, слухи о Декабре 1986 года продолжают муссироваться в обществе. Журналисты постоянно возвращаются к этой теме. Некоторое время назад все обсуждали тему строительства на площади Республики, где проливалась кровь казахской молодежи, но потом все снова стихло. Каково ваше отношение, господин Абенов, к сегодняшним реалиям?

- 2006 год вновь стал для меня скорбным: произошли печально известные события в Шаныраке (близ Алматы), был осужден мой друг Арон Атабек. Представляя фильм «Аллажар» в связи с 20-летием Декабрьских событий, я ходил и на суд над шаныраковцами.

В этот момент начались строительные работы на площади Республики. Мы – Жасарал Куанышалин, Дос Кошим, Айсулу Кадырбаева и я – написали письмо тогдашнему акиму Алматы Имангали Тасмагамбетову с требованием прекратить строительные работы, дабы не превращать священное место в центр развлечений.

Однако Имангали Тасмагамбетов в одной из своих встреч с горожанами во Дворце Республики в 2006 году отметил, мол «что мне сделают пятеро крикливых, если основная масса все равно молчит». Мы продолжали шуметь, журналисты - писать, но результатов так и не последовало.

Во всех цивилизованных странах отдают почести историческим местам, пытаются сохранить их, к примеру, - Красная площадь в Москве. А мы намеренно уничтожаем все то, что связано с нашей историей, с духом народа. И это произошло в 2006 году – в канун 20-летия Декабрьских событий.

Я очень обижен на Имангали Тасмагамбетова. Сначала - атаковали площадь Респубики, а потом - забрали последние шесть соток у казаха, который на свои последние деньги построил себе дом. Я тогда при встрече с Имангали Тасмагамбетовым лично сказал ему: «Имеке, не думал я, что именно так будем встречать 20-летие Желтоксана. С наступлением декабря зажглись в городах елки, началась активная реклама нового года, а про Желтоксан не было ни слова. История не прощает такого пренебрежения, на скорби Шанырака мы далеко не уйдем».

На что помощница Тасмагамбетова Аида Балаева заметила: «Лучше бы сказали спасибо человеку, который пригласил вас чествовать». Я искренне уважал Имангали Тасмагамбетова, но события в Шаныраке в 2006 году и его желание предать забвению историю Декабря, не делает ему чести.

А что касается памятника на углу проспекта Абая и улицы Желтоксан, который якобы приурочен к 20-летию Желтоксана, то лично я считаю , что это неудачная скульптура. Во времена СССР такие скульптуры были во всех городах, на всех улицах.

Сам памятник стоит на очень неудобном месте, прямо на развязке. Кто может поклониться женщине, которая в одной руке держит тряпку для мытья пола, в другой – ворону с поломанным крылом?

Спустя 22 года после Декабрьских событий у нас пытаются умолчать об этом дне, пытаются обойти этот день, предать забвению. Я считаю, что таким образом стараются основательно закопать, уничтожить реальную историю казахского народа.

И последствием этой попытки можно назвать все эти события в Шелеке, Маловодном, в селе Малыбай. Сейчас казахи оказались в очень трудном положении. Государство пренебрегает вопросами языка, национальных интересов, а это - вопросы национальной безопасности. Народ, который не замечает этого, может остаться без будущего.

- Господин Абенов, в последнее время часто говорят о том, что к Декабрьским событиям имел отношение и Нурсултан Назарбаев. Известно также, что он в то время выразил свое негативное отношение к этим событиям в ряде российских СМИ. Вы смогли отразить эти моменты в своем фильме?

- В фильме Нурсултан Назарбаев предстает в трех образах. Первый - когда он говорит, что нельзя делиться на роды, жузы. Второй – когда он на последнем съезде СССР отметил, что «Декабрьские события явились первой ласточкой демократических движений». Третий – когда сказал в 1986 году о том, что все участники Декабрьских событий - «алкашы, пьяницы, дебоширы, наркоманы».

Если я уберу этот сюжет, то, конечно, у фильма окажется счастливая судьба. В фильме «Аллажар» предстают образы всех, кто когда-либо руководил нашим государством: от Культегина до Назарбаева.

- Господин Абенов, помнится, в одном из своих интервью вы говорили, что администратор, которого вам представили из «Казахфильма», оказался агентом КГБ. Это так?

- В 1989 году тогдашний директор «Казахфильма» Сламбек Тауекел вызвал меня и сказал, что я должен взять одного человека администратором. Руководство сказало, что я должен его взять. До него никто не имел доступа к моему сценарию - ни КГБ, ни ЦК КПСС. Спустя три месяца, после того, как он устроился у нас администратором, меня вызвали в Центральный Комитет.

Мой сценарий оказался у них, и они говорили, что фактов насилия, использования водометов, кровопролития не было. “Никого не вывозили за город, никому не разбивали голову, никого не исключали из вузов”. Поэтому я, мол, должен убрать все те эпизоды, которые не соответствуют действительности.

Тогда я спросил: «Получается, 17 декабря наша молодежь вышла на парад?» «Это не ваше дело. - сказали мне, - Этот сценарий необходимо переделать, а пока фильм отправляется на консервацию».

По возвращении в киностудию Сламбек Тауекел сказал мне: «Звонили сверху, фильм закрывается на консервацию». Это означало, что фильм закрывают, уничтожают. Но, несмотря на это, моя съемочная группа была рядом со мной полгода.

Когда начались работы над фильмом «Аллажар», я пригласил драматурга из Москвы Александра Лапшина. Я сказал ему: «Саша, мы найдем участников этих событий. Что они нам расскажут, то и напишем». Он с радостью согласился. Мы посетили тогдашний Институт театра и кино, ЖенПИ, КазГУ, а студенты решили, что мы из КНБ, и старались держаться от нас подальше.

Наступил новый год. Александр Лапшин съездил домой. Тогда были освобождены Хасен Кожа-Ахмет, Аманжол Налибаев, Жансая Сабитова, Ерлан Дакелбаев. Мы встретились с ними, много беседовали. Со мной была выпускница актерского факультета Асия Малимова, она тоже тогда с подругами была на площади. Она пригласила своих друзей.

Таким образом, вокруг фильма «Аллажар» было создано общественное объединение «Желтоксан». По сути - первое политическое движение желтоксановцев. Со мной встретились представители американского Хельсинкского комитета по правам человека. Они выпустили в Вашингтоне книгу, по материалам фильма «Аллажар». Я им рассказал всю правду о Декабрьских событиях 1986 года.

- Господин Абенов, говорят, что в своем фильме вы использовали музыку без разрешения авторов и поэтому фильм не соответствует требованиям проката. Так ли это?

- Изначально композитором фильма выступил Куат Шильдебаев, но его музыка не тронула меня. Правда, в процессе сокращения фильма я надеялся, что музыку перепишем. И все-таки использовал первоначальный вариант музыки.

В истории «Казахфильма» не было директора, который поддержал бы «Аллажар» так, как это сделал Баккожа Касымжанов. В 2001 году он предложил выпустить фильм «Аллажар» в прокат, и мы были вынуждены сократить его.

А композитором должен был стать Бекболат Тлеухан. Он тогда руководил департаментом культуры и изъявил желание посмотреть фильм. Пришел, посмотрел, и было решено, что он будет помогать в процессе сокращения.

Мне снова пришлось собрать все кинопленки, которые лежали в разных местах, и буквально за один месяц – с 11 ноября по 11 декабря - мы закончили все работы. Бекболат Тлеухан, который взялся написать музыку к фильму, прислал нескольких аранжировщиков. Они принесли мне не музыку, а что-то вроде фрагментов различных звуков.

Я не принял эту работу, а они ушли разъяренные. Сказали, что будут жаловаться Бекболату Тлеухану. Готовой музыки не было, поэтому пришлось использовать произведения Альфреда Шнитке, Гия Канчелия. Их музыка очень гармонировала с фильмом, но в них не было национальных красок.

Поэтому я сам решил, что мы не можем выйти в прокат с такой музыкой. В Астане в «Синема сити» 14 декабря состоялась презентация новой редакции фильма. Бекболат Тлеухан обиделся на меня. Я надеялся, что мы продолжим работу по возвращении из Астаны, но Баккожу Касымжанова сняли с работы. И выход фильма «Аллажар» на большой экран снова не состоялся. С тех пор топчемся на одном месте.

- Господин Абенов, чем вы сейчас занимаетесь? Не хотите снять продолжение фильма «Аллажар»?

- Сейчас у меня готовы сценарии, посвященные Таласскому восстанию 1751 года и сегодняшним событиям в Шаныраке. Еще одна серьезная проблема нашего общества – судьба казахских девушек на улице Саина в Алматы. В «Казахфильме» лежит сценарий, написанный по мотивам рассказа журналиста Нурлыбека Сматулы «Чем занимается девушка, прихавшая в Алматы». Готов взяться за него хоть сегодня.

Начал я также работу о нашем предке Жалантосе. С момента окончания ВГИКа в 1986 году я не могу снять ни один фильм на нашей казахской киностудии. Сценарии готовы, режиссеров тоже достаточно. Не нужны нам никакие Бодровы, Пассеры.

Как мы можем доказать свой профессионализм, если нет возможности снять фильм? Казахские режиссеры ходят без работы, соответственно и актеры наши тоже без работы, операторы остаются не у дел. Нам не нужны слава, почести, лишь бы дали возможность поработать на своей родной киностудии.

Ну, а продолжение фильма «Аллажар», конечно, будет. «Шаныракская битва» как раз и является своеобразным продолжением фильма «Аллажар», потому что главный герой этого фильма – Арон Атабек, который в свое время тоже был участником Декабрьских событий.

Ну а Ахан Сатаев, который первые появился на экране в фильме «Аллажар», сегодня сам стал режиссером, снял фильм «Рэкетир». Думаю, сейчас Ахан Сатаев сам не прочь снять продолжение фильма о судьбе своего героя. Да и екатеринбургский актер Алексей Шемис, который сыграл в фильме «Аллажар» другого основного героя, сегодня стал алматинским актером. У меня уже готов сценарий, в котором рассказывается дальнейшая судьба этих двух героев, спустя двадцать лет. Было бы только желание и деньги.

- Спасибо, господин Абенов, за интервью.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG