Доступность ссылок

Кайрат Нуркадилов говорит, что время всё расставит по своим местам


Кайрат Нуркадилов, начальник управления жилья акимата города Алматы. 12 ноября 2009 года.

Кайрат Нуркадилов, начальник управления жилья акимата города Алматы. 12 ноября 2009 года.

В день четвертой годовщины гибели отца Кайрат Нуркадилов провел свой первый рабочий день в новой должности в акимате Алматы. Придет время и мы узнаем правду, сказал он в эксклюзивном интервью радио Азаттык.

12 ноября 2005 года ведущий оппозиционный политик, самый жесткий на тот период критик президента Казахстана Заманбек Нуркадилов был найден мертвым в своем доме в Алматы. Причина смерти – два пулевых ранения в область сердца и одно в голову. Официальная версия – самоубийство.

Из близких родственников официальное заключение поддержал сын Нуркадилова, Кайрат Нуркадилов, на тот момент и на сегодня – государственный служащий. За это он подвергся обструкции со стороны Макпал Жунусовой, супруги Заманбека во втором браке.

Спустя четыре года демократическая общественность Казахстана никак не отметила день гибели Заманбека Нуркадилова, не было ни посещений его могилы в Алматы, как раньше, ни других обычных мероприятий. Вдова диссидента Макпал Жунусова в эти дни находится за пределами Казахстана, потому журналисты не смогли встретиться с ней.

Репортеру радио Азаттык зато удалось взять интервью у Кайрата Нуркадилова, который никак не высказывался в прессе за все эти годы. В день четвертой годовщины гибели своего отца он провел свой первый рабочий день в должности начальника управления жилья городской администрации Алматы. Кайрат Нуркадилов не согласен со многими расхожими мнениями относительно фигуры его знаменитого отца.

РИТОРИЧЕСКИЙ ВОПРОС

- Господин Кайрат Нуркадилов, что вы делаете обычно 12 ноября? Какой этот день для вас?


- 12 ноября, конечно, с 2005 года считается днем траура, когда мы вспоминаем отца. Единственное, я только сегодня не смог съездить к отцу на могилу, но завтра пятница, завтра съезжу с утра в мечеть, к отцу на могилу. Конечно, это воспоминания об отце. Внуки, внучата вспоминают, отец был для меня кумиром.

- Вы верите в официальную версию смерти вашего отца?

- Это вопрос риторический, конечно. Такова официальная версия, которую сегодня никто и не отменял. Я не знаю, сколько пройдет времени, но я, к примеру, в этом деле сильно не входил в подробности. Потому что это такое дело, которое сейчас не стоило бы
Заманбек Нуркадилов погиб от трех выстрелов в этом дома в Алматы вечером 12 ноября 2005 года. Полиция и журналисты на месте трагедии на следующий день.
поднимать. Пройдет время, оно само как бы всё встанет на места.

- Господин Нуркадилов, как вы думаете, почему Макпал Жунусова, вдова вашего отца, не верит в эту версию?

- Макпал Жунусова не верит, потому что, как вам сказать, она рядом была. Может, у неё свое видение, это её официальная версия. Она человек, который в последнее время был вместе с отцом, но это её время. У каждого человека свое мнение, мое мнение как бы осталось при мне. Это Макпалкино мнение. Я считаю, что никто не вправе говорить «да» или «нет».

- В будущем вы хотели бы изучить причины смерти вашего отца?

- В будущем… я не знаю, посмотрим. Жизнь покажет.

- Господин Нуркадилов, скажите, как вы относились к оппозиционной деятельности вашего отца в последние месяцы его жизни?

- Я не считаю, что отец был каким-то оппозиционером. Что такое оппозиция? Оппозиция – это партия. Вообще-то, в любой цивилизованной стране как таковая есть оппозиция, есть люди, которые говорят свое мнение.

То, что отец говорил, - я не знаю, как объяснить. Это его решение, потому что он считал, может быть: в тех или иных вопросах кто-то - прав, кто-то - не прав. Это время только рассудит. Понимаете? На сегодняшний день та политика, которая сегодня есть, она как бы идет, никто её не отменял, все люди работают. Оппозиция существовала и будет существовать при любой власти именно там, где республика. Её нет только там, где монархия. Вот и всё.

«НЕ БЫЛО ЭТИХ ДОКУМЕНТОВ»

- Господин Нуркадилов, скажите, пожалуйста, а что с политическим наследием вашего отца? Помните, он вывозил какие-то документы в Германию?


- Я, честно говоря, не знаю этот вопрос. Потому я сразу скажу. Когда это все произошло, когда отец сделал свое первое заявление, он меня сразу ограничил от тех вопросов, потому что он всегда говорил: «Это мое личное решение, оно не должно касаться моей семьи».

Поэтому я врать не буду. До этого у меня уже спрашивали. Сразу говорю: я не знаю его тех или иных документов. Вообще-то я думаю: может быть, их не было вообще. Это, может быть, как бы блеф картежника. Если оно действительно было бы, оно всплыло бы. Понимаете?

Заманбек Нуркадилов в аэропорту Алматы по возвращении из Европы, когда он заявил, что оставил там на хранение некие компрометирующие материалы. 3 февраля 2005 года.
Ещё хотел сказать, что, по сути, характер моего отца… Он никогда таких вещей, как, будем говорить, компрометирующих документов, в руках… Если где-то и держал, но он никогда не собирал. Это не тот человек. Я считаю, не было этих документов.

- Не злопамятный?

- Как сказать? Нет, он не злопамятный. Просто, он мог обижаться на человека, и, кстати, мог долго держать эту обиду. Но злости у него не было. Поэтому могу официально сказать, что этих документов… Во-первых, он мне это не говорил. Во-вторых, зная характер отца, могу одно сказать: он никогда на людей не держал никаких компрометирующих документов.

С другой стороны, даже где-то работая, он в основном работал в исполнительной власти. Откуда тогда у него могут быть компрометирующие материалы? Он в органах не работал.

Если, может быть, кто-то другой, который ему приносил… Могу сразу сказать, он с такими людьми не общался. Он такие документы мог прочитать и мог вернуть обратно. Если кто-то ему отдавал бы… В конце да концов, тот, кто ему давал или делал, обязательно это сейчас всплыло бы.

- Господин Нуркадилов, если вернуть время назад, чтобы вы хотели изменить? Или пусть остается так, как есть?

- Если вернуть время назад, я бы хотел, наверное, вернуть 2003 год. Вернуть то время, когда отец работал в Агентстве по чрезвычайным ситуациям. Просто я тогда работал в Москве и практически его не видел. И именно вот это произошло. Он, наверное, с кем-то хотел посоветоваться, но я был далеко.

Конечно, он не всегда со мной советовался, но в этот момент он тоже не посоветовался бы. Но, по крайней мере, я чувствую, что такого
Кайрат Нуркадилов (слева) и Макпал Жунусова (справа) - на церемонии прощания с Заманбеком Нуркадиловым. Алматы, 15 ноября 2005 года.
его выступления не было бы. Вот это время, я, наверное, вернул бы. Если не вернул, раз произошло, что могу сказать? Значит судьба, такова жизнь. Может, так оно и должно было быть.

ПРОБЛЕМЫ ШАНЫРАКА

- Господин Нуркадилов, в свое время, когда ваш отец был акимом Алматы, он дал жилье многим семьям из аула. Теперь вас назначают начальником управления жилья. Скажите, пожалуйста, как вы намерены дальше продолжать служение вашего отца и как вы намерены решить жилищный вопрос казахов, переехавших в город?


- Давайте, мы сделаем так. Вообще, при отце раньше был жилищный отдел. При нем было создано управление, насколько я помню. Но тогда, поймите правильно, история была такая, что в Казахстан приезжало очень много людей из других регионов, то есть с Беларуси, Украины, естественно, им выделяли квартиры.

Если брать коренное население, не говоря уже про казахов и русских, они стояли очень долго в очереди. Естественно, пришел такой момент, когда Казахстан стал вот-вот объединяться, получил свой статус, надо было в городе Алматы действительно поднять коренное население. Потому что в Алматы его было действительно мало.

Многие начали уезжать, сдавали свои квартиры. Кто, конечно, не успел приватизировать. Кто приватизировал, конечно, они продавали. И отец, наверное, решил поднять коренных жителей – казахов, и он выдавал.

Но если говорить о моем назначении, я, конечно, благодарю акима города Алматы Есимова Ахметжана Смагуловича за то, что он доверил мне. Но сегодня выдача квартир создана в том смысле, что на ипотеку, которую мы сегодня будем давать, как бы уже определена очередь.

Просто мы сейчас будем считать баллы, выносить на комиссию. У нас многонациональная страна, поэтому нет такого ограничения. Казах или кто-то другой будет получать по закону. Хотя и до меня оно выдавалось так. Не без греха, конечно. Многие говорят, что здесь оно как бы… Но я сейчас приду, разберемся. Начальник, который сидел до меня здесь, у него проблем не было. То есть я думаю, и с моим приходом также будет продолжаться.

- Благодаря вашему отцу на окраине Алматы появился микрорайон Шанырак. Что вы думаете о нынешнем состоянии Шанырака? Вы же знаете о событиях в этом микрорайоне, столько людей лишились крова при руководстве городом Имангали Тасмагамбетова. Ваше мнение по этому поводу?

- По этому поводу я ничего не могу сказать, это очень такой вопрос… Но сегодня могу сказать только одно, что с приходом Есимова этот микрорайон людям узакониваем. Люди, которые захватили и жили несколько лет. Может, было упущение каких-либо органов, что не было работы, люди пришли в город Алматы работать. Сегодня узаконивают, и сейчас там проблем нет. Этот район сейчас называется Алатауским.

СТРОГИЙ ОТЕЦ

- Господин Нуркадилов, до скольких лет вы близко общались с отцом?


- Я закончил строительный техникум, пошел работать, в общем, до 19 лет я был с семьей. Потом в армию, после армии я пришел, и уже
Памятник Заманбеку Нуркадилову на его могиле на кладбище «Кенсай» в Алматы.
всё. Уже пошел как бы в самостоятельную жизнь.

- Господин Нуркадилов, вы говорите, что ваш отец - ваш кумир. Какие черты характера своего отца вы имеете и гордитесь ими?

- Черты характера – это работоспособность, его воля. То, что он начинал, он заканчивал до конца. Если кому-то обещал, то он это делал.

- Этого вы желали бы себе?

- Да, вот это хотел бы. Конечно, каждый человек не без греха, он был человек жесткого характера, если он один раз стукнул, то это все. Но может быть, в то время и нужен был такой метод работы. Но сегодня у нас демократия, людей надо убеждать, людям надо показывать. В конце концов, есть закон, по которому сегодня всё работает.

- Господин Нуркадилов, расскажите, пожалуйста, каким был ваш папа?

- Каким был мой отец? Если говорить про детство, естественно он был, как у всех детей, хорошим отцом, но он был очень строгий. То есть он за какие-то провинности, недетские шалости, а именно те, которые приводили к пожару, курение или стрельбу рогатками в окна, конечно, бил ремнем. Поэтому мы это все знали.

А детские шалости он прощал, был справедлив. Могу одно сказать: мы его видели, конечно, редко - только по воскресеньям. Остальные дни он, конечно, был на работе. То у него была стройка, объекты сдавал. Потом он перешел в государственный орган, с утра до вечера бегал.

- Скажите, сколько внуков у вашего отца и как вы о нем рассказываете? Часто ли они спрашивают о нем?

- Если сказать про своих детей, конечно, они часто спрашивают. Спрашивают только тогда, когда мы так или иначе начинаем этот вопрос будоражить. Конечно, моя старшая и средняя дочь видели больше, младшая-то видела так, чуть-чуть. Поэтому она редко вспоминает.

А старшие спрашивают, как детство провел, как он был - строг или нет. Но я рассказываю, они иногда смеются. В основном только хорошее вспоминаем.

«ОТЦУ Я ВСЁ ПРОСТИЛ»

- Господин Нуркадилов, вы со второй семьей отца общаетесь?


- Знаете, после смерти отца мы встречались с Макпал до годовщины. После годовщины просто физически как бы мы не общаемся, но, конечно, у меня растет сестренка Мерейка. Она сейчас в школе учится, в 159-й, если не ошибаюсь. Говорит, очень хорошо, талантливая.

Честно говоря, надо было бы встретиться, я как-нибудь выберу время, встречусь с ней обязательно. А с Макпал я не общался, но нас уже ничего не держит, не связывает. Раньше нас связывал отец, а сегодня ничего не связывает. Вот с сестренкой надо встретиться.

- Господин Нуркадилов, вы говорите, что каждый человек не без греха. Вы его простили, что он ушел из первой семьи, от вас с
Придет время, и оно всё проявит. Поэтому я хотел бы пожелать одно: мы доживем до того времени, когда всё прояснится.
мамой?

- Конечно, здесь уже, как говорят, все, что было, что есть - конечно, отцу я всё простил. Хотя я больше благодарен. Я хотел дополнить только одно на сегодняшний день. Знаете, сегодня четыре года, как отца с нами нет. Тем, кто, конечно, будут слушать мое выступление, я хотел бы просто сказать, что время всё расставит по своим местам.

Потому что лучшие свидетели - это время. Поэтому не надо из-за смерти моего отца будоражить в том смысле, что это было то или было это. В любом случае, любая правда - это есть время. Придет время, и оно всё проявит. Поэтому я хотел бы пожелать одно: мы доживем до того времени, когда всё прояснится.

- Спасибо за интервью, господин Кайрат Нуркадилов.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG