Доступность ссылок

Разногласия между странами Центральной Азии на руку России


Президент России Дмитрий Медведев и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев во время саммита в городе Актобе 22 сентября 2008 года.

Президент России Дмитрий Медведев и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев во время саммита в городе Актобе 22 сентября 2008 года.

Государства Центральной Азии пытаются создать впечатление интеграции, но они так или иначе стремятся идти своим путем, независимо друг от друга. Отсутствием солидарности пользуется Россия, чтобы усилить влияние.

Радио Азаттык публикует третью, завершающую часть серии статей, в которой журналист Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» рассказывает о ключевых геополитических проблемах Центральной Азии.

ОБВИНЕНИЯ, А НЕ ПРЕОДОЛЕНИЕ

Это, по мнению некоторых наблюдателей, может создать определенные трудности в их совместном построении будущего в регионе. Ключевые игроки вне региона Центральной Азии быстро поняли: чем дальше в прошлое уходит советское наследие, тем реже сопутствует успех всем пяти государствам совершать совместные дела.

Директор центральноазиатских программ лондонского Института войны и мира Джон Маклеод подытоживает отношения между государствами Центральной Азии за почти 18 лет их независимости:

- Эти новые страны быстро развивают свои национальные задачи, которые отличаются друг от друга. У этих стран наблюдаются разные траектории экономического развития. В каких-то случаях имеет место замедление развития.
Эти страны отличаются очень сильным авторитарным управлением с лидерами, которые были коммунистами в прошлом, но которые поглощены сейчас решением национальных вопросов. И все эти вещи в каком-то смысле привносят больше различия между ними, нежели чего-то общего.

Джон Маклеод предлагает один пример долгосрочных препятствий, которые усложняют создание структуры региональной солидарности.

Каждое государство в Центральной Азии преследует разные интересы. В основном если возникает возможность делать какой-то выбор,
Вырытый узбекской стороной ров на границе с Кыргызстаном. Жалалабатская область, 10 июня 2009 года.
то, как правило, они выбирают свой путь, свое решение и не идут на компромисс, даже если он более результативен.

Это касается и вопросов потребления воды в двух главных реках Центральной Азии, и распределения других ресурсов, таких как газ, нефть или уголь.

Это же касается и вопросов безопасности. Десять лет тому назад Исламское Движение Узбекистана стало угрозой стабильности и в Кыргызстане, и в Узбекистане, и в Таджикистане.

Но несмотря на эту общую для трех стран угрозу, все они предпочли обвинять друг друга и не искать пути общего преодоление проблемы.

ПЕРЕД УГРОЗОЙ «ТАЛИБАНА»

Примерно то же самое произошло, когда в конце 1990-х к границам Центральной Азии приблизилась угроза влияния движения «Талибан».

Туркменистан, со статусом нейтральной страны, позволил «Талибану» открыть дипломатическую миссию в Ашхабаде. Узбекистан стал возводить фортификационные укрепления вдоль своей границы.

Боец группировки «Талибан». Пакистан, долина Сват, 11 апреля 2009 года.
Таджикистан избрал осторожную позицию. Страна отказывает афганским беженцам в предоставлении места жительства, при этом высказывая озабоченность распространением влияния «Талибана».

Внешне все центральноазиатские государства не устают повторять о своей приверженности региональной дружбе и тесным отношениям друг с другом.

Кроме Туркменистана, они все являются членами Шанхайской организации сотрудничества и Организации Договора о коллективной безопасности, однако в реальности, как отмечает Джон Маклеод, руководители этих стран предпочитают идти своим путем и решать задачи врозь, исходя из собственных, а не общих, интересов.

ДОГОВАРИВАТЬСЯ В ОТДЕЛЬНОСТИ

В начале 2009 года глава американского Центрального командования генерал Дейвид Петроус совершил серию поездок по странам Центральной Азии.

Но ставка на региональную кооперацию в сотрудничестве с США не имела практического развития, и, как признался американский генерал, Вашингтону пришлось договариваться с каждой страной в отдельности в вопросах поддержки коалиции НАТО в Афганистане и налаживания транзитных путей снабжения сил НАТО.

Европейский союз тоже вынужден вести переговоры отдельно с каждой центральноазиатской страной.

ОБЩАЯ ПОЗИЦИЯ - НЕДОСЯГАЕМА

Сама Россия, которая считала бы идеальным вариант общего договора по безопасности и сотрудничеству с Центральной Азией, тоже наталкивается на трудности в нахождении общей позиции всех участвующих сторон.

Туркменистан, например, всячески уклоняется от присоединения к контролируемой Москвой Организации Договора о коллективной безопасности. Россия недавно продолжила свои усилия, предложив создание общих сил быстрого реагирования для борьбы с терроризмом, который распространяет свое влияние из Пакистана и Афганистана.

К тому же Россия обнародовала план создания новой военной базы на территории Кыргызстана. За этим последовал открытый протест со стороны Узбекистана по поводу российских решений развертывания своего дополнительного военного присутствия в регионе Центральной Азии.

И вновь попытка найти общую позицию в регионе оказалась недосягаемой.

ЖЕСТКИЙ СТИЛЬ КАК ПРЕПЯТСТВИЕ

Директор центральноазиатских программ лондонского Института войны и мира Джон Маклеод считает, что западным странам проще договариваться по отдельности с каждой страной региона.

Унифицированный подход решения региональных проблем в таких вопросах, как энергетический экспорт, права человека, развитие
Президент России Дмитрий Медведев с министрами обороны стран - участников ШОС. Москва, 29 апреля 2009 года.
демократических институтов не имеет успешного разрешения.

Препятствие на пути общей договоренности создается и фактом жесткого стиля правления в каждой центральноазиатской стране. При таком стиле любая кооперация выглядит в каких-то вопросах просто невозможной.

ВРАЖДЕБНОСТЬ МЕЖДУ ПРЕЗИДЕНТАМИ

Не последнюю роль играет и факт довольно плохих личных отношений между пятью президентами, которые рассматривают друг друга как конкурентов, нежели соседей и друзей.

Джон Маклеод приводит несколько конкретных примеров этих отношений.

Таджикский и узбекский президенты пребывают в неустойчивых контактах, поскольку таджикская сторона считает, что Узбекистан постоянно вмешивается в дела своих соседей.

Узбекистан косо посматривает в сторону Казахстана, который выглядит как экономическая супердержава в регионе. Так, по мнению Джона Маклеода, возникла враждебность между двумя президентами – узбекским и казахским.

Туркменский президент Гурбангулы Бердымухаммедов прилагает усилия к улучшению отношений с соседями, но при этом не спешит призывать к большей кооперации в регионе.

Руководители пяти центральноазиатских государств собирались на отдельную встречу последний раз десять лет назад.

Джон Маклеод считает, что напряженные отношения внутри Центральной Азии создают определенные трудности Соединенным Штатам и Западной Европе в создании объединенной буферной зоны против радикальных исламистов Афганистана, Пакистана и Ирана.

РАЗНОГЛАСИЯ НА РУКУ МОСКВЕ

И одна страна получает прямую выгоду от раздора в Центральной Азии – это Россия.

Во время многолетнего влияния во всех пяти государствах, особенно в качестве торгового партнера, Россия часто пользовалась отсутствием региональной солидарности в Центральной Азии.

Разногласия и в давней, и недавней истории часто играли на руку Москве в ее постоянных попытках усилить свое влияние на этот регион.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG