Доступность ссылок

Банковский надзор растерялся перед лицом глобального кризиса


Пятитысячные и десятитысячная купюры тенге.

Пятитысячные и десятитысячная купюры тенге.

Глобальный финансовый кризис показал, что система контроля и надзора за банковской деятельностью в Казахстане не работает так, как это должно быть. Функции Национального банка Казахстана оказались размытыми.


НЕДОВЕРИЕ К СОБСТВЕННЫМ СТРУКТУРАМ

В прошлом году председатель правления фонда «Самрук-Казына» Кайрат Келимбетов высказал идею объединения Национального банка и Агентства по финансовому надзору (АФН). Но председатель Нацбанка Григорий Марченко почему-то продолжает настаивать: «Слияние Агентства РК по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций (АФН) и Национального банка РК вызовет конфликт интересов при проведении надзорных мероприятий».

Недоверие к Нацбанку и АФН отчетливо видно и в плане стабилизации. Фонд «Самрук-Казына» по плану намерен привлечь международных финансовых консультантов для оказания консультационных услуг по дополнительной капитализации банков и прочих мероприятий по стабилизации финансового сектора, а также международные аудиторские компании для проведения комплексной проверки банков.

Где же многочисленные специалисты Национального банка и АФН? Неужели квалификация этих специалистов настолько низка, что они не могут дать консультацию, как провести дополнительную капитализацию и аудит банков? Они чем занимаются? Или их не допускают до необходимой для проверки информации? Мои собеседники уверены, что данные структуры просто-напросто нивелированы. С какой целью?

В свое время Григорию Марченко было поручено провести банковскую, пенсионную реформы, создать систему надзора АФН. Надо отдать должное, он старался: как говорится, сделал что смог. Но складывается впечатление, что банковская система и система надзора АФН были выстроены под одну персону - Григория Марченко. Иначе как можно объяснить, что с его уходом система развалилась? Или он не подготовил специалистов, способных управлять созданной им системой?

Видимо, поэтому президенту страны Нурсултану Назарбаеву пришлось вернуть Григория Марченко обратно в кресло председателя Нацбанка для спасения выстроенной им ранее системы. Вопрос, может ли ведущее кредитное учреждение и агентство по финансовому надзору огромной страны выстраиваться под одну персону, повиснет, видимо, в воздухе.

Другой вопрос: если уж Марченко построил систему Нацбанка и АФН, тогда зачем ему для аудита нужно приглашать каких-то специалистов извне? В принципе, в стране должны быть свои банковские специалисты, умеющие каждодневно отслеживать состояние банков и вовремя предотвращать негативные факторы.

Скорее всего, они есть - вопреки расхожему мнению, что в стране нет высокопрофессиональных специалистов банковской системы.

НУЖНО ЛИ БЫЛО СПАСАТЬ ТАКОЙ ЦЕНОЙ?


Сегодня ряд специалистов задается вопросом: при подобном раскладе сил нужно ли было спасать от краха банковскую систему Казахстана? Нужны ли были такие огромные миллиардные вливания в нее? Эксперты сходятся во мнении, что данное спасение, скорее всего, выглядело как политическое решение, а не как экономическое.

Во-первых, долги были образованы банками второго уровня и государство к внешним заимствованиям данных банков не имело никакого отношения. Можно сказать, что это был искусственно созданный кризис вследствие грубых ошибок банкиров. Да, кризис пришел извне, но двери-то ему широко открыли сами банкиры и надзорные органы.

Обратите внимание: в начале кризиса, в 2007 и 2008 годах, рост ВВП страны равнялся соответственно 9 процентам и 3,2 процента, совсем неплохие показатели. Теперь представьте себе, что в 2009 году в экономику государства были сделаны миллиардные вливания - пятая часть всей экономики, по некоторым данным. Но по итогам 2009 года получен рост ВВП всего-навсего 1,1 процента, а в этом году планируется не больше 2 процентов.

Во-вторых, обанкротив несостоятельные банки, государство взамен могло построить новую нормальную банковскую систему. Что же касается инвесторов, то, по мнению ряда специалистов, западные кредиторы должны были знать и видеть (уверен, что знали), куда они вкладывают свои средства. Известно, жажда получить высокие проценты всегда соседствует с риском потерять деньги. Бизнесмен, инвестор, в конце концов, должны нести ответственность за свои решения.

С ростом инфляционных процессов в 2007–2008 годах долги юридических (физических) лиц банкам на казахстанском кредитном рынке, переток депозитных капиталов в долларовые давили на курс тенге. Уже тогда эксперты прогнозировали проведение полномасштабной девальвации тенге и возможное объявление дефолта по внутренним долгам. Однако касательно дефолта казахские власти пошли другим путем.

История полна примерами, когда государства объявляли дефолт. Например, северная соседка Казахстана - Россия. Не буду описывать, как и почему, скажу лишь об итогах дефолта 1998 года: те, кому суждено было обанкротиться, обанкротились; девальвация рубля привела к значительному снижению импорта, к усилению экспорта российских товаров и повысила конкурентноспособность российских предприятий. Что же касается долгов, то бывший премьер-министр России Михаил Касьянов в своей книге «Без Путина» пишет: «По подсчетам аналитиков выходило, что кредиторы согласились получить за каждое долговое требование к России стоимостью в 1 доллар всего 4 цента».

Заметьте, всего 4 цента. Теперь читатель сам может подсчитать, сколько бы кредиторы получили обратно из тех 40,7 миллиарда долларов казахских внешних долгов, оцененных агентством Moody’s в середине 2007 года, если бы пошли по российскому пути.

Пострадал ли имидж России? Да, но на какое-то время. Дело в том, что российская экономика, как и казахская, построена на топливно-энергетической и сырьевой составляющей. Между тем топливо и сырье для Запада и развивающихся экономик стран Азии являются одними из главных компонентов промышленного производства.

Ныне Россия участвует в совещаниях «большой восьмерки» и «большой двадцатки», она остается инвестиционно-привлекательной в отношении добычи полезных ископаемых, западные компании вкладывают в нее свои инвестиции.

Есть одно «но» - дефолт негативно отразился на благосостоянии россиян. Чтобы этого не произошло в Казахстане, для защиты слабо защищенного населения власти могли бы направить часть средств стабилизационного плана на повышение жизненного уровня и на более серьезную защиту сбережений населения.

Кстати, очень интересный факт: в самый пик кризиса и после проведения девальвации казахстанцы не потеряли веру в банковскую систему страны. Вклады населения постепенно увеличились. Возможно, это стало результатом принятого решения о гарантировании вкладов населения в банки второго уровня до 5 миллионов тенге.

Вот и сходятся во мнении некоторые специалисты, что Казахстан мог пойти российским путем. Впрочем, время покажет, кто прав.

ДАЛЬНЕЙШИЕ ШАГИ

В этом году, 30 марта, был реструктуризирован долг Альянс банка, с 4,5 миллиарда долларов (включая начисленные проценты) до 1,08 миллиарда долларов. Было объявлено 30 мая о реструктуризации долгов БТА банка с 12,2 до 4,4 миллиарда долларов. Народный банк Казахстана 22 июня объявил о досрочном возврате депозита фонда «Самрук-Казына» в сумме 60 миллиардов тенге.

Недавно председатель правления фонда «Самрук-Казына» Кайрат Келимбетов сообщил о намерениях до конца года 2011 года продать БТА банк, а для Темирбанка, Альянс банка найти инвесторов еще быстрее.

Да сбудутся его слова: приватизация позволит вернуть деньги в госказну. Однако есть опасения, что охотников до покупки банков в период нестабильности, да еще с реструктуризированными долгами, найдется мало.

В статье от 21 июня на веб-сайте радио Азаттык я привел мнение респондента о том, что «фонд был создан для наживы, в конечном итоге он будет приватизирован властями имущими». В интервью Кайрат Келимбетов косвенно подтверждает данное мнение: «На мой взгляд, в первую очередь инвесторам было бы интересно поучаствовать в покупке наших урановых и нефтегазовых активов. Думаю, что мы будем в ближайшие пять лет к таким IPO готовы, а в перспективе десяти лет, возможно, будем готовы и к IPO самого фонда». (Компания, пожелавшая стать акционерным обществом открытого типа, продает свои акции на фондовом рынке первый раз. Именно подобная первая продажа акций и есть IPO).

Влияние кризиса в Казахстане было самортизировано, к сожалению, лишь благодаря имеющимся в стране ресурсам, а не благодаря грамотным действиям чиновников. Система надзора за финансовым рынком оказалась не на высоте. Будет лучше, если Нацбанк, АФН, министерство финансов с налоговым комитетом и комитетом по финансовому контролю будут действовать согласованно.

Общеизвестно о цикличности кризисов. Согласно истории экономических учений, даже высокоразвитые страны, имевшие высокотехнологические производства, неоднократно подвергались кризису. Если в будущем Казахстан намерен выходить из кризиса с наименьшими потерями (а может, и избежать его), то чиновники должны извлечь урок из нынешней ситуации и учесть опыт других стран. Кроме того, власти должны научиться воспринимать критику должным образом и не видеть в своих оппонентах врагов. Тем более «не наказывать их жестоко».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG