Доступность ссылок

Бизнес-технология лидеров ДВК не оправдала себя в оппозиционной среде

  • Болат РЫСКОЖА

Цирк в Алматы. 18 января 2009 года.

Цирк в Алматы. 18 января 2009 года.

7 лет назад, 19 января 2002 года, в здании Алматинского цирка состоялось Учредительное собрание «Демократического выбора Казахстана». Ожидалось, что собрание послужит катализатором демократизации страны.

За два месяца до Учредительного собрания группа молодых чиновников высокого ранга провела в Алматы экстренную пресс-конференцию, где они заявили, что создают новое политическое движение «Демократический выбор Казахстана» (ДВК).

И первыми же требованиями новоявленных политиков к руководству страны было углубление демократических реформ. Лично от президента Нурсултана Назарбаева они потребовали поставить на место своего зятя Рахата Алиева.

В состав ДВК вошли Мухтар Аблязов, Галымжан Жакиянов, Ораз Жандосов, Алихан Байменов, Жанат Ертлесова, Берик Имашев, Нуржан Субханбердин, Нурлан Смагулов, Толен Тохтасынов и другие, менее известные деятели. Все они на тот момент были министрами, акимами, банкирами, депутатами, бизнесменами.

В тот день, 19 января, на Учредительное собрание ДВК прибыли делегаты со всего Казахстана. Среди них были и коммунисты, и члены Республиканской народной партии Казахстана - партии Кажегельдина, и активисты движения «Поколение», и многие другие. То есть на собрание в Алматы приехали представители всех политических объединений, в той или иной степени недовольных режимом личной власти президента Нурсултана Назарбаева.

Настроения участников собрания была неоднозначными. От восторженного – новое движение, наконец-то, даст мощный импульс для политической модернизации страны, - до осторожного и пессимистического - среди отдельных участников собрания. И все же тех, кто верил, что движение «ДВК» окажется той самой политической силой, которая наконец-то поможет прорасти в стране долгожданной демократии, было больше.

Не обошлось в тот день, как обычно, и без провокации. Перед зданием цирка группа молодых людей спортивного телосложения активно раздавала делегатам листовки с фотографиями лидера оппозиции Акежана Кажегельдина, который на тот момент уже давно жил в Лондоне. В прокламации говорилось, что правоохранительные органы республики ищут преступника международного масштаба и все, кому дорого будущее Казахстана, должны оказать всяческое содействие в нейтрализации преступника. Текст листовки завершался призывом «Держи вора!»

Об атмосфере того и последовавших за ним дней мы попросили рассказать общественного деятеля Асылбека Кожахметова, он был одним из главных организаторов Учредительного собрания.

Вот что рассказал корреспонденту радио Азаттык о проблемах, сопутствовавших Учредительному собранию ДВК во время его проведения и после, Асылбек Кожахметов:

– Учредительное собрание ДВК должно было состояться в Государственном академическом театре имени Мухтара Ауэзова. Для этого мы заранее с руководством театра заключили договор, сделали предоплату. Однако за неделю до собрания оно нас известило, что не сможет предоставить зал, потому что в театре намечается ремонт.

Естественно, мы не поверили и решили проверить их афишу, и оказалось, что в тот день должен был быть спектакль. Никакого ремонта. Нам ничего не оставалось, как выкупить все билеты на спектакль в тот день.

Почему нам нужен был именно этот театр? Дело в том, что мы кроме Учредительного собрания ДВК планировали провести собрание организационного комитета республиканского референдума по выборности акимов в Казахстане. Для проведения референдума по закону необходимо за 10 дней вперед указать место и время проведения такого собрания. А поскольку мы уже заявили конкретный адрес, нам ничего не оставалось, как идти до конца. Вот почему мы выкупили все билеты.

Поэтому мы предупредили всех делегатов, что вначале просмотрим спектакль, а затем устроим голосование: хоть в зале, хоть в фойе театра.

Но 19 января утром стало известно, что нас не пустят в театр, хотя три депутата парламента специально приехали из Астаны, чтобы уговорить директора театра. А мы в свою очередь перед директором театра сотрясали выкупленными билетами. Не помогло.

Директор стоял на том, что театру срочно требуется ремонт, а потому он вынужден его закрыть. Хотя все мы прекрасно понимали, что никакого ремонта не будет, что он просто выполняет приказ Астаны - ни в коем случае не предоставлять нам помещение.

Зная, что такой ход возможен, мы подстраховались. Для проведения собрания мы рассчитывали также и на здание цирка, параллельно. Потому что он был рядом со зданием Государственного академического театра имени Мухтара Ауэзова. Если не пустят в театр, планировали мы, делегаты пройдут пешком до цирка за две минуты.

Но мы ожидали, что и цирк могут закрыть. Поэтому подготовили третий вариант. Об этом варианте знал я один. Этот «вариант» располагался в 10 минутах езды. На тысячи делегатов были заказаны автобусы.

Но третий вариант так и остался в запасе. Собрание прошло в цирке.

– Господин Кожахметов, кроме инцидента со зданием театра были другие провокации?

– Провокаций со стороны спецслужб было много. К примеру, в Семее был такой случай. Делегаты сели в поезд, а он не едет. Представляете, целый состав с пассажирами руководство железной дороги решило снять с маршрута.

Когда пассажиры стали волноваться, к ним пришел заместитель начальника областного управления МВД и сказал, чтобы все освободили вагоны, так как поезд никуда не поедет. Среди делегатов был участник Великой Отечественной войны. Он сказал, что не выйдет из вагона, а если полицейские хотят добиться своего, то могут вывести его насильно.

Тогда воодушевленные таким поступком ветерана войны другие пассажиры тоже отказались сойти с поезда. Хотя и с опозданием, но руководство железной дороги вынуждено было отправить поезд.

Во всех областях на делегатов оказывалось давление. Если у кого был родственник на государственной службе, то предупреждали, что он будет уволен, если не отговорит своего родственника от поездки в Алматы.

Многих вызывали в полицейские участки и под надуманными предлогами шантажировали, чтобы они отказались от поездки, или просто срывали поездки. Но все равно кворум состоялся. Около одной тысячи делегатов приняло участие в Учредительном собрании ДВК. Потому что мы и здесь подстраховались: пригласили делегатов с запасом.

– Итак, собрание вы провели на уровне. Делегаты полностью поддержали ДВК, народ был воодушевлен. А что дальше? Почему все так быстро сошло на нет? По-вашему, в чем была основная причина поражения лидеров ДВК?

– Да, вопрос непростой. Если помните, есть такие выражения про декабристов: «слишком были далеки они от народа», «для народа, но без народа». Нельзя сказать, что все это имело место с лидерами ДВК - как и у декабристов. И все же определенная истина в этом есть.

ДВК не стало всенародным по многим причинам. Во-первых, репрессии со стороны властей были очень жесткими: посадили основных руководителей движения, подверглись репрессиям также их близкие и соратники.

Во вторых, активистами ДВК почти не проводилась работа с населением. Народ был готов поддержать движение, но активисты движения не смогли его организовать. Можно сказать, держались в стороне.

– Господин Кожахметов, если можно, расскажите, пожалуйста, про «кухню». Не стали ли вы свидетелем того, что лидеры ДВК, почувствовав первый успех, стали бороться между собой за лидерство? Это мы увидели позднее на примере руководителей впоследствии образованной партии «Ак жол», которые ранее были учредителями ДВК.

– Нет. Этого я не могу сказать. Потому что так близко мне не удалось с ними много пообщаться. 9 февраля 2002 года меня избрали в политсовет ДВК, а в марте Мухтар Аблязов был арестован, а затем арестовали и Галымжана Жакиянова. Дальше события завертелись в бешеном темпе.

Если смотреть на все эти события с высоты прошедших семи лет, то можно сделать следующий вывод: цели, которые поставили перед собой лидеры ДВК, на тот момент оказались радикальными, нетерпеливыми, непродуманными.

В этом отношении создание «Ак жола» оказалось более мягким, плавным, долговременным. И как результат – блестящая победа «Ак жола» на парламентских выборах 2004 года. Пусть путь «Ак жола» был компромиссным, но этот путь был более правильным.

– Господин Кожахметов, можно ли, исходя из ваших рассуждений и анализов, сделать вывод, что лидеры ДВК не были готовы к настоящей политической борьбе?

– Очевидно, что лидеры ДВК планировали построить политическую партию как бизнес. У них основным фактором был финансовый вопрос. И отношение между членами ДВК строились не как равный к равному, а через вертикаль, со строгим подчинением. А в демократических организациях такие отношения плохо воспринимаются.

Так что, завершая мысль, могу сказать, что попытка привнести лидерами ДВК принцип бизнес-управления в оппозиционную политическую среду не увенчалась успехом.

– Господин Кожахметов, спасибо вам за интервью.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG