Доступность ссылок

Опальный руководитель Китая донес с того света призыв к западной демократии


Сотни тысяч демонстрантов собрались на площади Тяньаньмэнь в Пекине. 2 июня 1989 года.

Сотни тысяч демонстрантов собрались на площади Тяньаньмэнь в Пекине. 2 июня 1989 года.

Опальный генсек ЦК Компартии Китая Чжао Цзыян за пять лет до смерти надиктовал свои мемуары и тайно переправил их на Запад. Под названием «Узник государства: Тайный журнал Чжао Цзыяна» книга вышла в свет в этом году.

ПОД ДОМАШНИМ АРЕСТОМ – 15 ЛЕТ

Чжао Цзыян восстал в 1989 году против генеральной линии партии, отказался отдавать участников студенческих демонстраций в Пекине на растерзание. Вскоре Чжао Цзыян исчез из поля зрения общественности и имя его оказалось под запретом.

Бытует мнение, что Чжао Цзыян в своем реформаторстве попал под влияние горбачевских призывов к перестройке и расплатился за это домашним арестом до конца жизни. Но он посмертно прорвал заговор молчания вокруг него и донес народу свое политическое завещание.

Вообще, верхние эшелоны власти в посткоммунистической Европе и на постсоветском пространстве заполнены бывшими партийными боссами и функционерами, которые утверждают, что созрели для понимания западной демократии. Искренность этих заявлений часто находится под большим вопросом, особенно если эти функционеры стремятся продолжать свою политическую карьеру.

При всем при этом не часто случается, что бывший глава наибольшей в мире Компартии открывает для себя новую истину: парламентская демократия является лучшей системой для развития страны. Это признание опубликовано посмертно.

Генеральный секретарь Компартии Китая с 1987 по 1989 год Чжао Цзыян пришел к выводу о пользе демократии, пребывая под домашним арестом, который длился с мая 1989 года до самой его смерти в январе 2005 года.

Будучи под домашним арестом, Чжао Цзыян утвердился во мнении, что Китай однажды все-таки станет на демократический путь развития, если Пекин действительно хочет присоединиться к развивающимся странам. И причина заключается в том, что экономический рост невозможен без общественного контроля, верховенства права и независимого суда.

Эти институции являются необходимыми для контроля над коррупцией, и отсутствие их создает главное препятствие для продолжения развития Китая. Подобные идеи легли в основу мемуаров Чжао Цзыяна, которые он тайно надиктовывал дома на пленку и передал визитерам около 2000 года. Приблизительно тридцать подобных пленок было собрано и систематизировано. В этом году их опубликовали под заглавием «Узник государства: Тайный журнал Чжао Цзыяна» .

ЧЖАО ЦЗЫЯН И ТЯНЬАНЬМЭНЬ

Официально Чжао Цзыян является персоной нон грата в Китае. Но многие внутри страны и за рубежом хорошо помнят генерального секретаря, которого убрали во время продемократических демонстраций на пекинской площади Тяньаньмэнь в мае 1989 года.

Танки и солдаты охраняют выходы к площади Тяньаньмэнь после подавления выступления студентов. Пекин, 6 июня 1989 года.
Он отказался поддержать карательные меры против демонстрантов, которые привели к сотням жертв.

Чжао Цзыян утверждал, что был оттеснен от власти группой раздраженных старых партийных кадров, которые добрались до уха верховного лидера Китая - Дэн Сяопина.

Решение о силовой расправе над демонстрантами было принято на тайном пленуме, который состоялся в нарушение внутренних правил самой Компартии, потому что, как отмечал Чжао Цзыян, он «отказался быть генеральным секретарем, отдавшим студентов на растерзание военных».

Партийные верховоды из старых кадров воспрепятствовали попыткам Чжао Цзыяна решить вопрос со студентами путем диалога. Вместо этого они настояли на конфронтации, клеймя демонстрации как антипартийные и антисоциалистические.

ПОДДЕРЖКА И ГНЕВ ДЭНА СЯОПИНА

В своей предыдущей карьере Чжао Цзыян был довольно успешным производственником. В 1980-е годы он стал активным приверженцем экономических реформ, начатых Дэн Сяопином в 1978 году.

Чжао Цзыян был выдвинут на самый верх партийной вертикали, когда Дэн Сяопин отодвинул от власти предшественника Чжао Цзыяна на посту генерального секретаря Ху Яобана, который попробовал распространить реформы на политическую элиту.

Чжао Цзыян не принадлежал к выдающейся партийной семье, не был выходцем из какого-нибудь могущественного клана, который бы вынес его на вершину партийной пирамиды, как это часто происходит в нынешнем китайском руководстве. В отличие от них Чжао Цзыян рос в своей карьере за счет личных качеств, и это давало ему определенное покровительство в верхах.

В 1971 году председатель Мао Цзедун лично вытащил Чжао Цзыяна из далекой ссылки, куда бы сосланы многие представители партийной номенклатуры при разгуле так называемой Великой пролетарской культурной революции 1966 - 1976 годов.

Позднее личная поддержка Дэна Сяопина способствовала избранию его на пост генсека. Ну а гнев Дэна Сяопина привел Чжао Цзыяна к домашнему аресту до конца его жизни.

В своих пленках-воспоминаниях Чжао Цзыян отмечает, что умерший в 1997 году Дэн Сяопин был всегда заинтересован в придании системе большей эффективности, он никогда не стремился реформировать саму систему.

Чжао Цзыян признался, что в 1989 году он сам пришел к выводу, что однопартийное правление и коммунистическая Конституция должны быть продолжением развития и что Центральный Комитет Компартии должен лишь поменять методы руководства.

Партия должна «разрешить большее политическое участие со стороны многих социальных групп. Верховенство закона должно прийти взамен существующему верховенству группы руководителей. И тогда многие закрепленные в Конституции права людей будут реализованы. Это включает «большую свободу слова, но все равно при руководящей и направляющей роли партии».

ЗА ПОСТЕПЕННОСТЬ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА

К 2000 году Чжао Цзыян уже был готов принять западную парламентскую систему. По его мнению, только она может быть характерной чертой для развивающихся экономик. Только она доказала, что может вобрать в себя все оттенки и изменения общественного мнения. И вместе с тем эта система является наиболее стабильной и наиболее динамичной.

Чжао Цзыян подчеркивает, что неудача с внедрением парламентской демократии в Китае приведет к тому же, к чему пришли многие развивающиеся страны: к коммерциализации или продажности власти, к безумству коррупции и к еще большему социальному расслоению между богатыми и бедными.

Но даже в своих мемуарах Чжао Цзыян ратует за постепенность транзитного периода, заявляя, что руководящая роль Компартии должна быть сохранена на очень продолжительное время и что нельзя «в спешке оптом копировать новую политическую систему всю сразу».

Чжао Цзыян предлагает начать процесс в двух направлениях – многопартийной системы и свободы слова через демократические процедуры и нормы внутри самой партии. Ведь что представляла собой, что представляет собой верхушка Коммунистической партии Китая? Во главе партии стоят патриархи, все они имеют инженерное образование. Никто из них не получал образование за рубежом. При этом в рядах партии числятся более 73 миллионов людей, это почти столько примерно же народу, сколько проживает во Франции и Бельгии вместе взятых.

Насколько Чжао Цзыян верил, что возможен такой длинный транзитный период, особенно на фоне того, что произошло в Восточной Европе и в СССР, когда начался сам процесс реформ? Этот процесс почти в самом начале привел к быстрому и полному коллапсу именно однопартийной системы.

Чжао Цзыян приводит примеры Тайваня и Южной Кореи, как возможные модели для китайской политической эволюции.

ГОСУДАРСТВО-ГИБРИД

В реальности Коммунистическая партия Китая находится в руках и под патронажем всемогущественных и враждующих кланов и семейств, которые в главных политических вопросах не имеют серьезных расхождений. Страна остановилась в политических реформах еще в 1989 году.

И в результате получилось то, что одни обозреватели называют «новым типом государства-гибрида». Другие говорят о созревшем фашистском строе, а Компартия Китая до сих пор пользуется характеристикой, изобретенной Дэн Сяопином, – «социализм с китайской спецификой».

При всем при том Чжао Цзыян предупреждал своих соотечественников, что время неумолимо уходит. Он цитировал отца китайской революции 1911 года Сунь Ятсена, который говорил: «Мировые тенденции огромны и всемогущественны. Тот, кто следует им, - процветает, а кто противится, – гибнет».

Эта цитата по смыслу совпадает с другим популярным слоганом: «Те, кто опаздывают, будут наказаны самой жизнью». Эту цитату ошибочно приписывают бывшему генсеку советской Компартии Михаилу Горбачеву, с которым Чжао Цзыян встречался в Пекине.

(Пэтрик Муур работал политическим аналитиком на Радио «Свободная Европа» /Радио «Свобода». Сейчас он живет в Германии. В данной статье Пэтрик Муур излагает свою точку зрения и свои суждения. Они могут не совпадать с позицией редакции радио Азаттык.)

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG