Доступность ссылок

Как Искаков конденсаторы утилизировал. Репортаж с секретного объекта «Балхаш-9»


Заброшенный КПП на бывшем секретном объекте "Балхаш-9". 23 июня 2009 года.

Заброшенный КПП на бывшем секретном объекте "Балхаш-9". 23 июня 2009 года.

Немецкий бизнесмен рассказал нашему радио Азаттык свою версию утилизации конденсаторов и при этом утверждает, что ныне арестованные министр экологии Нурлан Искаков и его заместители «были далеки от этого проекта».

«КЛАДБИЩЕ ЯДА»

Бывший глава министерства охраны окружающей среды Нурлан Искаков и его бывшие заместители Зейнулла Сарсенбаев и Альжан Бралиев обвиняются в хищениях бюджетных средств, направленных на вывоз и утилизацию конденсаторов, содержащих полихлордифенил, с объекта «Балхаш-9» на территории Карагандинской области.

По словам экспертов, особенностью жидкого синтетического диэлектрика полихлордифенила (ПХД) является теплостойкость и возможность использования его как изолятор в энергетике и на предприятиях, использующих постоянный ток.

Так выглядит бывшая радиолокационная станция «Дарьял-У», разграбленная и горевшая в крупном пожаре. Балхаш, 23 июня 2009 года.
Равно как и полихлорбифенилы (ПХБ), полихлордифенил относится к группе наиболее сильных и опасных стойких органических загрязнителей (СОЗ), обладает высокой токсичностью, устойчивостью и способностью накапливаться в жировых клетках живых организмов.

Как опасное вещество из списка Стокгольмской конвенции о СОЗ, полихлордифенил и оборудование, загрязненное им, подлежит уничтожению 121 страной, подписавшей этот международный документ.

Обнаружение запасов ПХД на территории бывшей радиолокационной станции (РЛС) в районе объекта «Балхаш-9» далеко не случайно. Станция дальнего обнаружения запуска межконтинентальных ракет «Дарьял-У», рассчитанная на огромную излучаемую мощность и имеющая огромную площадь антенного устройства, требовала наличия большого запаса энергии.

Как вспоминают местные старожилы, в день испытания РЛС «Дарьял-У» было полностью обесточено энергоснабжение всей Карагандинской области – настолько энергоемким был этот объект.

Одной из самых известных станций этой серии является РЛС в Габале (Азербайджан), совместное использование которой было предложено Россией вместо развертывания сил противоракетной обороны США в Польше и Чехии.

МНЕНИЕ БОРИСА МЕКЛЕРА

Борис Меклер – генеральный директор немецкой компании Juwenta DB GmbH - подтвердил по телефону нашему радио Азаттык, что передача РЛС «Дарьял-У» осуществлялась напрямую между Россией и казахстанской фирмой «Меркурий плюс».

- В 2003 году у нас появилась возможность финансирования приобретения российского военного объекта, по которому в рамках договора ОСНВ-2 Казахстан должен был срочно отчитаться, что этого объекта в стране больше не существует. У казахстанской фирмы «Меркурий плюс» был полный комплект военных лицензий, но у ее владельца Андрея Афанасьева не было средств для приобретения объекта, и мы официально инвестировали 1,3 миллиона долларов в покупку «Дарьял-У», - вспоминает владелец немецкой компании
Так выглядит бывшая радиолокационная станция «Дарьял-У» на побережье озера Балхаш.
Борис Меклер.

Он не отрицает, что объект приобретался для демонтажа и последующей перепродажи стройматериалов высочайшего качества, и не видит в этом ничего удивительного. Борис Меклер говорит: «Я не могу сказать, что самый почетный бизнес, но это абсолютно нормальный бизнес».

Дмитрий Калмыков, директор Карагандинского областного экологического музея, вспоминает, как он обнаружил опасные конденсаторы на территории РЛС:

«Ко мне обратился мой знакомый А. Афанасьев с просьбой проинспектировать обнаруженные на объекте радиоизотопные пожарные извещатели с содержанием плутония-239 и америция-241. При осмотре объекта я обнаружил тысячи этих ящиков, содрал таблички, записал надписи и уже в Интернете разобрался, что это такое. Я немедленно позвонил в министерство экологии и в представительство ООН, где был совместный проект по инвентаризации оборудования загрязненного ПХД. После анализов в лаборатории было подтверждено, что в составе конденсаторов содержится полихлордифенил, и моя находка увеличила запасы Казахстана по ПХД сразу на 25 процентов».

Вадим Огуреев, электрик фирмы «Меркурий плюс». Балхаш, 23 июня 2009 года.
Электрик фирмы «Меркурий плюс» Вадим Огуреев вспоминает декабрь 2002 года, когда они впервые попали на этот ранее сверхсекретный объект:

"На станции было 800 комнат, все они были опломбированы и закрыты. Все двери на этаже были сварены, но все радиотехнические платы были распотрошены, медь и драгоценный металл были вырезаны полностью. На территории были выкопаны и вывезены все энергетические кабели".

Директор Карагандинского областного экологического музея Дмитрий Калмыков рассказал нашему радио Азаттык:

«Именно я посоветовал руководству фирмы обратиться с заявлением в госорганы о том, что обнаружены неуказанные в государственных актах запасы ПХД, иначе фирму оштрафуют за неправильное хранение опасных веществ. И действительно, через несколько месяцев карагандинское областное управление экологии подало на них в суд… за неправильное хранение ПХД и ущерб окружающей среде».

Генеральный директор немецкой компании Juwenta DB GmbH Борис Меклер рассказывает нашему радио Азаттык:

«В государственном акте приема-передачи объекта было указано, что имущество РЛС взрывоопасных и радиоактивных веществ, а также ядовитых технических жидкостей не содержит, то есть нам продали экологически чистый объект, а натолкнулись на кладбище яда».

СПОРЫ ПО СПОСОБУ УТИЛИЗАЦИИ

Комментируя события 2005 года, Борис Меклер рассказал, что после противостояния с казахстанскими экологами он от имени компаний «Меркурий плюс» и Juwenta DB GmbH подготовил иск и отправил документы в Парижский арбитражный суд, откуда пришло уведомление, что документы приняты и по предварительному решению их позиция была оценена «абсолютно правильной».

- Текст данного письма наша компания предоставила правительству Казахстана, и вице-премьер Ахметжан Есимов и остальные члены закрытого совещания подошли к проблеме взвешенно. Было принято решение в порядке досудебного урегулирования срочно решить данный вопрос, иначе я посчитал бы все свои убытки и упущенную выгоду, - говорит Борис Меклер.

По словам директора Карагандинского областного экологического музея Дмитрия Калмыкова, его дороги с фирмой «Меркурий Плюс» разошлись в вопросе способа утилизации ПХД.

Дмитрий Калмыков, директор Карагандинского областного экологического музея.
- Я предлагал поставить завод в Казахстане, а они - вывезти и уничтожить в Германии. Никто в СНГ не делает и не пытается утилизировать ПХД. Дело в том, что если его неправильно сжигать, то образуются вещества в десятки раз токсичнее, и только во всей Европе существуют около 20 таких заводов, несколько есть в Штатах. Я предложил министерству и владельцу фирмы «Меркурий плюс» приобрести специальный контейнерный завод американского производства, который давно окупился бы, потому что в Казахстане множество предприятий с оборудованием, содержащим ПХД, и они не знают, что с ним делать. Ресурсов завода хватило бы уничтожить все запасы ПХД в Центральной Азии, и это было бы разумное вложение государственных денег, – считает известный карагандинский эколог.

Его мнение опровергает по телефону нашему радио Азаттык предприниматель из Метцингена Борис Меклер:

«Дмитрий Калмыков - карагандинский мечтатель. Такой уникальный завод стоит не 40 миллионов долларов, а как минимум 500 миллионов долларов.

Первая же инспекция объекта привела в ступор немецких специалистов по утилизации ПХД Йорга Лядевига и Дитмара Вобста – более 3,5 тысячи конденсаторов были взломаны местными охотниками за цветным металлом, а ядовитая жидкость (находится на 9-м месте по степени опасности. Ядерные отходы – на 12-м. - Автор) вытекала на землю из разбитых корпусов».

Работники ТОО «Меркурий Плюс» не отрицают, что полихлордифенилом заражены не только площадки для хранения яда, но и территория объекта.

Они подтвердили, что лично имели контакт с ПХД. «Как-то нам нужно было срочно техническое масло, и из протекающих конденсаторов мы сливали его себе», – вспоминает один из них.

Дмитрий Калмыков замечает, что владельцы РЛС «Дарьял-У» не учли его рекомендации при демонтаже и упаковке конденсаторов, поэтому «все полы заляпаны» и территория объекта уже загрязнена.

Но несмотря на споры по способу утилизации, все стороны убеждены, что теперь надо уничтожить не только конденсаторы, но и часть строительных материалов, зараженных ПХД.

По мнению немецкой стороны, в рекультивации и дальнейшей утилизации нуждается и верхний слой почвы.

- На сегодня мы утилизировали 10 045 конденсаторов и затратили на организацию трансграничной перевозки около 1,6 миллиона евро,
Так выглядит типичный конденсатор, утилизация которых и стала предметом сомнительного бизнеса. Балхаш, 23 июня 2009 года.
которые нам еще не компенсировали. Себестоимость утилизации 1 килограмма яда 9-го класса опасности составила для Казахстана 4,9 евро, и если кто-нибудь возьмется за уничтожение дешевле, я готов ему аплодировать, – саркастично заметили Борис Меклер в отношении оппонентов его проекта.

Он также критично оценивает помощь государственных органов Казахстана при согласовании провоза опасного груза через территорию России, Украины, Польши и Германии.

– Вы думаете, что кто-нибудь из чиновников ударил палец об палец, чтобы согласовать проезд спецсоставов с ПХД через границы государств? Первую нотификацию трансграничного провоза мы готовили полтора года, а министр природных ресурсов Российской Федерации Юрий Трутнев так и не удосужился ответить на первое письмо казахстанского коллеги Нурлана Искакова, которое таинственно затерялось в российском природоохранном ведомстве. Второе письмо казахстанский министр уже отправил дипломатической почтой, но ответа так и не дождался, - продолжает Борис Меклер в телефонном разговоре с корреспондентом нашего радио Азаттык.

ДЕЛО «ПРОДИКТОВАНО ТЕКУЩЕЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОНЪЮНКТУРОЙ»

Немецкий предприниматель не получал повестки в суд по делу экс-главы министерства охраны окружающей среды Нурлана Искакова и его заместителей, но настаивает, что именно он первым обратился с письмом к Сарыбаю Калмурзаеву в бытность последнего главой финансовой полиции Казахстана с жалобой на состояние дел.

По словам Бориса Меклера, он получил в ответ лишь письмо-уведомление от начальника следственного департамента, что его сообщение приобщено к материалам уголовного дела. И всё…

Сомнения некоторых казахстанских чиновников и экологов в утилизации в Германии вывезенных конденсаторов он опроверг документальным подтверждением завода Envio Recycling Gmbh&Co.

По его словам, лично в уничтожении убедилась Татьяна Савицкая – бывший директор департамента министерства охраны окружающей среды - и другие чиновники природоохранного ведомства. Татьяна Савицкая, по версии следствия, в настоящее время скрывается от правосудия в Германии.

– А вы поверите, если в окружном правительстве Арнсберга (город Дортмунд) ответственный секретарь, подписавший официальные документы на ввоз ПХД в Германию, сообщит вам, что казахстанский груз уже уничтожен? – отвечает на наши сомнения глава компании Juwenta DB GmbH Борис Меклер.

Причину бегства бывшего чиновника министерства экологии Татьяны Савицкой Борис Меклер комментировать отказался, но по
Склад подлежащих утилизации конденсаторов на объекте «Дарьял-У». Балхаш, 23 июня 2009 года.
информации из публичных источников известно, что она осталась в Швейцарии «для лечения».

Между тем выясняется, что она неоднократно по телефону общалась с начальником следственной группы финансовой полиции Казахстана и подробно рассказала ему все обстоятельства и детали данного дела, но возвращаться и менять больничную палату в Альпах на нары в СИЗО Астаны отказалась.

Адвокат бывшего главы министерства охраны окружающей среды, Ермек Бектасов, сообщил нашему радио Азаттык, что в 33 томах уголовного дела, которое рассматривается сейчас в суде Есильского района Астаны вообще не отражены показания весьма важной свидетельницы и обвиняемой Татьяны Савицкой.

Равно как и нет показаний представителей немецкой компании Juwenta DB GmbH, которые могли бы дать собственную трактовку истинной подоплеки произошедших событий.

- Вы думаете, следственные органы заинтересованы в расследовании всех обстоятельств дела? Возникновение этого дела продиктовано текущей политической конъюнктурой в Казахстане. Должны быть назначены определенные виновные, и они назначены. Они сидят, и их посадят, но некоторые получат условный срок, – мрачно прогнозирует предприниматель из Метцингена Борис Меклер.

Отвечая на самый главный вопрос о степени виновности бывшего министра и его заместителей, Борис Меклер, после некоторой паузы, назвал их «бедолагами» и не без иронии заметил, что «вы не представляете, насколько Нурлан Искаков и его два зама были далеки от этого проекта. Лишняя медаль на грудь за утилизацию – вот и весь интерес этих чиновников».

Борис Меклер все-таки назвал нашему радио Азаттык имя высокопоставленного чиновника, который будто бы вымогал 20-процентную взятку с 170 миллионов тенге (около 1,13 миллиона долларов) за транспортировку, но его на скамейке обвиняемых суда Астаны - нет.

Главным виновным в этой скандальной истории Борис Меклер считает своего бывшего помощника и представителя в Казахстане Адильбека Жайлганова, который также обвиняется наряду с бывшими высокопоставленными чиновниками, в качестве представителя компании «Меркурий плюс».

ТЫСЯЧИ ТОНН ГРУНТА – В ПРУДУ-НАКОПИТЕЛЕ

На очередном заседании Есильского суда Астаны 21 июня были заслушаны свидетельские показания одного из немногих специалистов по утилизации ПХД Бейбитовой Амины – национального координатора Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН).

На следующий день она в категоричной форме отказалась что-либо комментировать по данному вопросу для нашего радио Азаттык.

Между тем, как сообщало ранее неправительственное объединение Greenwomen в Восточно-Казахстанской области, в настоящее время на территории Казахстана требуется утилизация 38 тысяч штук конденсаторов, причем часть из них хранится на складах компании «КЕГОК», на балансе национальной компании «Казахстан темир жолы», Семипалатинском ядерном полигоне и так далее.

Но если часть из них хранится, как например 15 тысяч конденсаторов на Семипалатинском полигоне, то в 1989 году примерно 6 - 9 тысяч тонн слоя грунта с остатками трихлордифенила на Усть-Каменогорском конденсаторном заводе были утилизированы варварским способом – захоронены в ближайшем пруду-накопителе, сообщают экологи.

Что касается объекта «Дарьял-У», то, по мнению экологов, после завершения вывоза конденсаторов, нужно начинать второй этап утилизации загрязненных помещений и остатков строительного мусора.

Оптимистична и немецкая сторона, которая уверена, что Казахстан рано или поздно возместит понесенные транспортные убытки, иначе государственные органы страны ожидает международный арбитраж.

Но, по мнению ряда участников процесса, Казахстан уже понес колоссальные имиджевые потери.

- Из-за чьей-то идиотской прихоти мы загубили первый в странах СНГ проект утилизации СОЗ, - сказал нам один из них. - Но теперь при любом исходе судебного процесса над бывшими топ-чиновниками министерства охраны окружающей среды, вывоз остатков ПХД с территории объекта «Дарьял-У» столкнется с новой проблемой – срок разрешений на провоз через территории четырех стран истек 31 мая 2009 года.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG