Доступность ссылок

Независимая журналистика в Казахстане становится смертельно опасной профессией


Независимый журналист Бахытжан Нурпеисов на больничной койке после нападения на него. Алматы, 6 февраля 2009 года.

Независимый журналист Бахытжан Нурпеисов на больничной койке после нападения на него. Алматы, 6 февраля 2009 года.

Правозащитники и общественные деятели считают, что в Казахстане, в большинстве случаев, жестокому нападению подвергаются оппозиционные журналисты. “У нас даже убийства видных политиков не раскрывают”, говорят они.

НАПАДЕНИЕ НА БАХЫТЖАНА НУРПЕИСОВА – ЭТО ПОКУШЕНИЕ НА ЖИЗНЬ ЖУРНАЛИСТА

В Алматы 5 февраля на улице жестоко избит корреспондент независимой газеты “Общественная позиция” Бахытжан Нурпеисов. Он возвращался домой с работы. Злоумышленники – их, предположительно, было пятеро - сейчас в розыске, а молодой журналист сейчас находится в нейрохирургическом отделении седьмой городской больницы города Алматы. Медики ему поставили диагноз «закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга».

За последние 35 дней это уже третье покушение на представителей независимой и оппозиционной прессы в Казахстане. По словам директора прессозащитного фонда “Журналисты в беде” и шеф-редактора газеты “Общественная позиция” Розланы Таукиной, подобные нападения совершаются исключительно на независимых и оппозиционных журналистов.

- Именно на тех журналистов, которые оппонируют власти, у нас и происходят такие жестокие нападения. Это Артем Миусов из оппозиционной газеты “Тасжарган”, накануне Нового года его избили [удары ножом], мультимедиа редактор радио Азаттык Ермек Болтай, который является вашим коллегой, и вот теперь наш Бахытжан Нурпеисов. Это все в одном ряду, это какая-то нездоровая тенденция - напугать, закрыть рот или вывести из строя, - говорит Розлана Таукина.

В департаменте внутренних дел города Алматы завели дело по факту... грабежа и нападения. Но Розлана Таукина считает, что это было покушением на саму жизнь журналиста. Больше всего ее возмущают действия, а точнее бездействие, силовых органов.

НАПАДАВШИЕ НЕ ВЫКЛЮЧИЛИ УКРАДЕННЫЕ МОБИЛЬНЫЕ ТЕЛЕФОНЫ, НО КТО ИХ ИЩЕТ ПО НИМ?

По словам Розланы Таукиной, у корреспондента Бахытжана Нурпеисова кроме фотоаппарата, диктофона и служебного удостоверения отобрали еще два мобильных телефона. Деньги избитого журналиста грабители не тронули. А по мобильным телефонам злоумышленников можно было легко обнаружить, считает Розлана Таукина.

- Самое главное в том, что этот сотовый телефон не отключен, преступники им пользуются. Мы специально попросили не отключать, пусть они там наговорят что хотят и истратят эти единицы. Вообще, ответ на этот вопрос, на мой взгляд, достаточно прост. Они до сих пор не отключены: мы туда звоним, а там в трубку дышат. Но сейчас полиция же может уже определить, где эти преступники и как их выловить. Но у них нет никакого движения. Они даже к нам в редакцию не обращались, чтобы найти их следы, - говорит Розлана Таукина.

Багдат Кожахметов, пресс-секретарь министерства внутренних дел, тоже убежден, что если мобильный телефон не выключен, то его место нахождения должны были давно определить. И все же по его словам, “дело расследуется, но пока результатов нет, к сожалению. В данное время у следователей нет возможности допросить самого потерпевшего, так как пока он находится в не очень хорошим физическом состоянии”.

Тем временем, как заявила президент прессозащитного фонда “Адил Соз” Тамара Калеева, по наблюдениям этой неправительственной организации, “в Казахстане избивают или грабят журналистов не только оппозиционных, но и государственных или провластных изданий тоже”. Она помнит два случая раскрытия дел по факту ограбления корреспондентов проправительственных СМИ.

Однако Тамара Калеева не знает ни одного факта раскрытия преступления, связанного с нападением или ограблением именно оппозиционных или независимых журналистов. Но больше всего Тамару Калееву возмущает следующее обстоятельство:

- Ни разу наши силовые органы не рассматривали версию расправы над ними [независимыми и оппозиционными журналистами] за профессиональную деятельность. То есть и в последнем случае [зверского нападения на Бахытжана Нурпеисова] тоже рассматривается только криминальная составляющая. «Не надо политизировать это преступление», - раздаются тут у нас уже такие увещевания. Якобы это сугубо «криминальное нападение».

Но пресс-секретарь министра внутренних дел Багдат Кожахметов не совсем согласен с высказыванием Тамары Калеевой. Он приводит другие примеры:

«На моей памяти года полтора-два тому назад в центре Астаны была ограблена журналистка, по-моему, вашей радиостанции или газеты “Свобода слова” (сейчас точно не помню, она тоже, кажется, считается оппозиционной). Тут же появилась информация о том, что нападение было, возможно, связано с ее профессиональной деятельностью.

Потом это ограбление было раскрыто по ее сотовому телефону. Грабители забрали у нее сотовый телефон, кошелек с деньгами и прочее. Потом как-то нападали (это было еще раньше) на журналиста “Казахстанской правды”, который раньше работал на телевидении. Это преступление, например, не раскрыто. Но почему-то неофициальная пресса по этому поводу никаких вопросов не задает. Тут, видите ли, бывает удачное расследование или неудачное».

НИНЕЛЬ ФОКИНА: «У НАС ДАЖЕ УБИЙСТВА ВИДНЫХ ПОЛИТИКОВ НЕ РАСКРЫВАЮТ»

Однако председатель Алматинского Хельсинкского комитета Нинель Фокина не смогла вспомнить конкретного факта, когда силовые органы раскрыли хотя бы одно преступление, связанное с нападением, ограблением и даже убийством независимого и тем более оппозиционного журналиста или политика. Она сей факт объясняет “плохой работой правоохранительной системы страны”: “У нас даже убийства видных политиков не раскрывают, пропавших банкиров не могут найти”, - говорит Нинель Фокина.

В свою очередь директор прессозащитного фонда “Журналисты в беде” и шеф-редактор газеты «Общественная позиция» Розлана Таукина приводит несколько примеров, когда силовые ведомства не стремились раскрыть то или иное преступление и найти истинных виновников нападения или убийства журналиста, нелояльного к действующей власти. По словам Розланы Таукиной, у тех людей, которых полицейские пытались подставить или уже подставили, не было никаких мотиваций, чтобы совершить нападение на журналистов или, еще хуже, убивать их. Розлана Таукина говорит:

«Ни одного случая я не могу вспомнить. Ни одного факта. Начиная с Асхата Шарипжанова, когда обвинили там наехавшего на него водителя. Мы, например, так и остались при своем мнении, что этот водитель меньше всего виноват. Он [Асхат Шарипжанов] уже просто ему под колесо упал.

Но ведь на него кто-то напал до того, как он вышел на проезжую дорогу в таком состоянии. Поэтому нам кажется, что истинных виновников, которые нападают на наших журналистов, мы так и не видим. Потому что у тех людей, которых наши правоохранительные органы пытаются подставить, будто бы они являются виновниками этих хулиганских нападений, - у них нет абсолютно никаких мотиваций.

Мы их не видим. Вот вспомните, как дважды избивали Сергея Дуванова до того, пока не сфабриковали на него известное дело. Мы никаких мотивов для этого не находили. Более того, не нашли тех, кто по-настоящему избивал Асхата Шарипжанова. Не нашли мотивов у тех, кто нападал на Гульжан Ергалиеву. Также не нашли нападавших, на него тоже дважды нападали, и никаких мотивов нападения на Кенжетая Айтбакиева, ответственного секретаря оппозиционной газеты “Тасжарган”.

Каждый раз, когда дело касается журналистов, оппонирующих властям, преступников не находят. Например, ограбили журналиста из газеты “Литер” - виновника тут же нашли и даже фотоаппаратуру ему вернули. Виновника, напавшего на журналиста из “Казахстанской правды”, тоже разыскали.

А что же касается тех происшествий, при которых пострадали независимые или оппозиционные журналисты, то в этих случаях действительных виновников никогда не находят”.

ПОХОЖЕ, ЧТО ОКОЛОВЛАСТНЫЕ ГРУППИРОВКИ СВОДЯТ СЧЕТЫ С ЖУРНАЛИСТАМИ

Вновь участившиеся нападения в Казахстане на представителей независимых и оппозиционных СМИ Нинель Фокина, председатель Алматинского Хельсинкского комитета, рассматривает как “средство запугивания”. На вопрос: “Кто может стоять за нападанием на журналистов?” она, в интервью радио Азаттык, ответила:

- Видите ли, для того, чтобы что-то определенное утверждать, нужно обладать достоверной информацией. А выдавать свои предположения я бы не хотела. Но я не думаю, чтобы, скажем, зверски избить 19-летнего журналиста приказ был отдан из Акорды. Я так не думаю. Скорее всего, похоже, что всякие там группы во власти сводят счеты.

По мнению Нинель Фокиной, в Казахстане давление идет уже тем, что была возможность поправить соответствующие законы, а их не поправили. Но все-таки пока, в отсутствие выборов, не придется ожидать повсеместного давления, но когда приблизится выборная кампания, как обычно, начнутся все эти “фокусы”, как всегда, считает Нинель Фокина.

Председатель Алматинского Хельсинкского комитета Нинель Фокина также полагает, что имидж республики Акорду уже не беспокоит, поскольку считается, что дело уже сделано – председательство Казахстана в ОБСЕ уже никуда не денется, и никто не будет же переголосовывать. Нинель Фокина полагает, что по этой причине в Акорде уже не так болезненно воспринимают вот эти “уколы” по имиджу, между тем сейчас просто раскручивается собственно маховик, который уже начал раскручиваться, его теперь трудно остановить. Нинель Фокина говорит:

“Чем это объяснить? Я тоже всегда задаю себе этот вопрос. Единственное, что мне приходит в голову как объяснение: мы пытаемся понять логику действий властей, исходя из собственных стандартов и представлений.

Полагаю, что мы исходим из конституции, понятия правогого, международного права, а у них [у Акорды] своя логика, которую с нашей позиции, нашим умом не понять. Мне тоже кажется это странным. Вместо того чтобы показать, вот, мол, какие мы хорошие, мы пустились во все тяжкие.

Вон уже закон об информатизации против Интернета пошел, пошел закон о расширении функции полиции – в закон об оперативно-розыскной деятельности поправки вносят. И все идет своим чередом”.

БАХЫТЖАНА НУРПЕИСОВА ИЗБИВАЛИ С ОСОБОЙ ЖЕСТОКОСТЬЮ

Состояние здоровья 19-летнего журналиста Бахытжана Нурпеисова не улучшается. Розлана Таукина так описала нынешнее состояние пострадавшего коллеги:

“К сожалению, результат компьютерной томографии был не очень хороший. У него обнаружилось кровоизлияние в мозг. Мать пострадавшего, Гульдана Нурпеисова, пока не дала разрешения взять у него пункцию. Между тем только пункция может точно определить, сколько же гемотом образовалось у него в головном мозге.

Врачи наблюдают за ним. Они очень переживают. Потому что его состояние не улучшается. Лицо у него, как огромный отек, глаза заплыли, абсолютно ничего не видно. Лицо – сплошной синяк.

Видно, что парня избивали с особой жестокостью. И главное, били целенаправленно по голове. Это какая-то особая расправа над журналистами. Над теми, кто думает, над теми, кто пишет, и над теми, кто разоблачает.

Огромное красное пятно осталось на снегу, где Бахытжана Нурпеисова по-зверски избили. Полиция не двигается. Врачи делают все, что могут. Он в палате для тяжелобольных. Но все-таки он не в реанимации”.

Президент прессозащитного фонда “Адил соз” Тамара Калеева нашла необходимым напомнить, что в 2008 году были совершены нападения на 13 казахстанских журналистов. Ни одно уголовное дело до сих пор не раскрыто.

Силовые ведомства Казахстана не пытаются связать все преступления против журналистов с их профессиональной деятельностью, а сводят все к банальному криминалу. Одним словом, работа журналистов в Казахстане становится смертельно опасной профессией.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG