Доступность ссылок

Асылбек Кожахметов призывает не верить информации от Рахата Алиева

  • Болат РЫСКОЖА

Асылбек Кожахметов, председатель общества “Шанырак”. Алматы, 8 октября 2008 года.

Асылбек Кожахметов, председатель общества “Шанырак”. Алматы, 8 октября 2008 года.

Асылбек Кожахметов говорит в интервью нашему радио Азаттык, что компромату от Рахата Алиева против некоторых лидеров оппозиции верить никак нельзя.

«НАС СПЕЦИАЛЬНО ПЫТАЮТСЯ ЗАПУТАТЬ, ИЛИ МВД САМО ЗАПУТАЛОСЬ»

– Господин Кожахметов, почему именно Вас хотят сделать главным подозреваемым в деле о разыскиваемом полицией Казахстана Есентае Байсакове?

– Да, меня допрашивали по этому делу, и я рассказал следствию, как все это было. Однако то, о чем я говорил на следствии, и то, что говорит представитель министерства внутренних дел в отношении моих слов – не соответствует действительности. Налицо попытка ввести в заблуждение общественность.

На следствии я сказал, что письмо касательно Есентая Байсакова я подписал в офисе объединения «За справедливый Казахстан». Мне дали письмо, я ознакомился и подписал.

Во время допроса я также рассказал и о своем брате Талгате Кожахметове, который одно время преследовался по уголовному делу по политическим мотивам и тоже уезжал на Украину, где жил более года. Что касается Талгата, тут я, действительно, все организовал сам. В данном моем действии не было ничего противозаконного. Теперь мои показания относительно моего брата представитель министерства внутренних дел почему-то связывает с моими показаниями в отношении Есентая Байсакова.

Из прессы, 24 сентября, я узнал, что по делу якобы укрывательства Есентая Байсакова обвиняются помимо меня Болат Абилов, Амиржан Косанов и Владимир Козлов. В понедельник, 29 сентября, когда меня ознакомили с постановлением о возбуждении уголовного дела, Владимира Козлова в этом списке не было. Вместо него появился Толен Тохтасынов. Складывается впечатление, что в министерстве внутренних дел правая рука не знает, что делает левая.

То есть, мы с вами видим явную политическую подоплеку в данном деле, а также непрофессионализм правоохранительных органов Казахстана в целом. Анализируя сегодняшние действия министерства внутренних дел в отношении оппозиционеров, невольно начинаешь думать, что работники этого ведомства хотят лишний раз «засветиться» перед президентом Нурсултаном Назарбаевым, показать, что они, мол, тоже работают не хуже других силовых структур.

К примеру, как вы знаете, комитет национальной безопасности арестовал Серика Буркитбаева, финансовая полиция арестовала Жаксылыка Кулекеева, а у министерства внутренних дел – никаких показателей. Была возможность арестовать Рахата Алиева – упустили. Вот в отместку взялись за оппозицию.

ВЕРИТЬ РАХАТУ НЕЛЬЗЯ НЕ ВЕРИТЬ

– Господин Кожахметов, раз вы заговорили о Рахате Алиеве, к вам вопрос. Вы лично с Рахатом Алиевым имели раньше какие-либо дружеские или деловые отношения?

– Никогда не общался. Виделся издали на каких-то мероприятиях.

– Вы в курсе, что на подконтрольном Рахату Алиеву сайте «Казахстан тудэй» время от времени появляются компроматы на лидеров оппозиции – записи телефонных разговоров? Вот совсем недавно устами Нартая Дутбаева и Адильбека Джаксыбекова было брошено обвинение в адрес Жармахана Туякбая. Что, якобы, Жармахан Туякбай тайно сотрудничает с властью и комитетом национальной безопасности. А Жармахан Туякбай в своем опровержении не отрицает, что для блага Казахстана ему приходится идти на какие-то контакты с Ак-Ордой.

– Обвинениям Рахата Алиева верить нельзя. Оппозиция его не воспринимает ни в каком виде. Рахат Алиев - ни за власть, ни за оппозицию. Он пытается реализовать свои личные амбиции и планы. Конечно, какие-то конкретные документы, представленные им «компроматы» мы не можем игнорировать, отметать с порога. Когда появляются четкие и доказательные обвинения, надо на эти обвинения также отвечать достаточно четко и основательно. Только так можно сохранить чистоту, очиститься от клеветы.

Что касается тайных прослушек. Власть всегда хочет обезопасить себя от оппозиции, от претензий на власть других. Что касается откровенного «стукачества» или тайного сотрудничества с властью, то здесь свою роль часто играет человеческий фактор. Сами знаете, люди бывают разные. У одних - слишком много нездоровых амбиций, некоторые - очень обидчивые, а есть такие, которые страдают просто комплексом неполноценности.

А иногда все эти недостатки бывают сосредоточены в одном человеке. Вот и происходят различные истории, когда человек, чтобы досадить своим обидчикам, начинает информировать некие структуры о вещах, которые не принято говорить посторонним.

Если власть мы обычно критикуем за принцип «личной преданности» при продвижении кадров, то в оппозиции, где сконцентрированы, в основном, люди со своими собственными взглядами на будущее, имеет место быть так называемая «болезнь личной неприязни».

Если такой человек невзлюбит кого-то, то это является определяющим фактором для многих его политических поступков. Пусть его оппонент говорит и делает правильные вещи, полезные для всех, для дела, но это уже не важно для такого человека. Главное то, что этот человек своего оппонента не любит, и значит всегда будет выступать против него.

Эта взаимная неприязнь иногда доходит до того, что каждый друг друга обвиняет в тайном сотрудничестве с властью. Мой принцип - цель, для которой требуются неправые средства – не есть правая цель.

ПЕРЕСТАЛ БЫТЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ ПАРТИИ, НО ИЗ ПАРТИИ НЕ ВЫШЕЛ

– Господин Кожахметов, не из-за таких ли непростых отношений в среде оппозиции вы покинули партию «Алга»?

- Я исполнял обязанности председателя партии до той поры, пока считал возможным защищать те ценности, на которые всегда был ориентирован. Когда я понял, что делать это уже не могу, я счел необходимым уступить руководство.

Надеюсь, что этот шаг предотвратил раскол внутри партии. Так что, к своему уходу я отношусь нормально. Если человек не готов к тому, чтобы в любое время освободить занимаемое место, то он - раб этого места. Я не раб и не хочу им быть.

– Есть другая версия вашего ухода из «Алги». Что, якобы, вы хотели объединения партии «Алга» с Общенациональной социал -демократической партией Жармахана Туякбая, а это не понравилось вашим инвесторам.

– Я могу только повторить: я сам ушел с поста председателя партии «Алга».
Никто от меня этого не требовал и не смещал.

– Господин Кожахметов, вас упрекают в том, что с вашим приходом в движение «Шанырак», оттуда ушли наиболее активные ребята. Такие, как Айнур Курманов, Ризада Жакипбек, Денис Алимбеков. Что вы скажете на это?

- Моего так называемого «прихода» в «Шанырак» не было, потому что я создавал эту организацию вместе с другими общественными защитниками по так называемому «Шаныракскому делу». А вышеназванные ребята сами пришли и, захотев большей свободы своих действий, сами ушли.

Конечно же, у нас были напряженные рабочие моменты, но, при этом, об этих людях у меня сложилось хорошее впечатление.

У меня были определенные требования, а именно: если мы требуем от власти, что бы она не нарушала закон, то мы сами должны быть законопослушными. Есть разные подходы в работе. Одни все делают продуманно, структурированно и четко.

А можно работать, так сказать, для публики, для привлечения общественности. Кругом создавая шум, вот, мол, смотрите, я забочусь о людях. Каждый волен избирать свой путь. Пусть будет не одно движение «Шанырак», а несколько. Если они помогают людям, решают их проблемы и люди к ним тянутся, я буду только радоваться этому.

– Господин Кожахметов, злые языки говорят, что перед тем, как зарегистрировать свое движение «Шанырак», вы встречались с премьер-министром Казахстана Каримом Масимовым. И, якобы, именно он помог его зарегистрировать. То есть вас обвиняют в пособничестве с властью. Встречались ли вы с Каримом Масимовым?

– Да, я действительно встречался с Каримом Масимовым в октябре прошлого года. Разговор шел не только о проблемах поселка Шанырак, но и, в целом, о внутренней миграции в Казахстане. Ведь поселок Шанырак возник не на пустом месте и не завтра исчезнет.

Пока сельчане будут устремляться в города, пока власть не займется их обустройством, пока не займутся проблемами сельчан в тех местах, где они живут, мы никогда не решим проблему внутренней миграции.

Вот о чем у нас шел разговор с премьер-министром Каримом Масимовым, а встретиться с ним мне помог Ермухамет Ертысбаев. Я был тогда на Гражданском форуме в Астане. Я изложил эту болевую тему Ермухамету Ертысбаеву, а он мне сказал, чтобы это я сам рассказал премьер-министру Кариму Масимову.

Касательно регистрации движения «Шанырак». Мы ее получили только с пятой попытки, спустя полгода. Помогла ли встреча с премьер-министром? Если да, то я только рад этому.

«Я СДЕЛАЛ ВСЕ ЧТО МОГ, ПУСТЬ ПОПРОБУЮТ ТЕПЕРЬ ДРУГИЕ»

– Господин Кожахметов, в разговоре вы упомянули своего брата Талгата. Могли бы вы прояснить, что заставило его искать убежище в Украине? Неужели, он тоже кого-то «заказал», как обвиняют Байсакова?

– Нет, никого он не «заказывал». Более того, он человек очень законопослушный. Финансовая полиция обвинила его в неуплате налогов. Это произошло в 2005 году. Финансовая полиция сразу заявила, что Талгат Кожахметов не платит налоги, потому что, возможно, он на эти деньги финансирует политическую деятельность своего брата Асылбека Кожахметова. То есть меня.

Полтора года он жил в Украине, пока не закрыли его дело. После уплаты всех предъявленных финансовой полицией налогов и штрафов, моего брата оставили в покое. То есть, это было очередное политическое дело, которое также неожиданно исчезло, как и появилось.

– Господин Кожахметов, до того как заняться политикой вы были успешным бизнесменом. Скажите честно, не жалеете, что связались с политикой?

– Вопрос очень непростой. Я сам неоднократно думал над этим.
С учетом тех сложных процессов, которые происходили в стране в 2001-2002 годах, я не смог оставаться в стороне. Было трудно.

Сегодня, видя надежду в глазах людей, делясь с ними своими мечтами и идеями, я нахожу их понимание и желание изменить ситуацию к лучшему. Я вижу, что люди мне доверяют. А заслужить доверие людей – самый дорогой подарок.

Я с чистой совестью могу сказать, что в прошлом я сделал все, что было в моих силах и, самое главное, я не останавливаюсь на достигнутом. Мы многого добились, но впереди еще долгий путь.

– Господин Кожахметов, выходит, вы все-таки верите, что демократия в Казахстане рано или поздно победит?

– Обязательно. Нужно лишь осознать, что подобные преобразования не происходят одномоментно – к ним необходимо постоянно двигаться.
Со своей стороны я обещаю, что в новых меняющихся условиях я буду находить более адекватные решения возникающих проблем.

– Советские диссиденты тоже верили, что коммунистический режим уйдет в прошлое, но им пришлось ждать этого 70 лет.

– У нас перемены произойдут гораздо раньше. Я в это верю.

- Спасибо, господин Кожахметов.

Напомним, что представитель министерства внутренних дел Багдат Кожахметов заявил 6 октября в Астане, что экс-председатель оппозиционной партии «Алга» Асылбек Кожахметов получил статус подозреваемого, потому что он является инициатором укрывательства преступления.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG