Доступность ссылок

Казахская армия занята коммерцией и готовится к прошлым войнам


Парад вооруженных сил Казахстана в день 14-й годовщины Конституции Казахстана. Астана, 30 августа 2009 года.

Парад вооруженных сил Казахстана в день 14-й годовщины Конституции Казахстана. Астана, 30 августа 2009 года.

Передовые армии мира готовятся к войне шестого поколения, а казахская армия разъедается коррупцией, считают бывшие заместители министра обороны Казахстана. Об этом – в беседе на круглом столе радио Азаттык.

В круглом столе нашего радио Азаттык приняли участие: генерал-майор запаса Айткали Есенгулов – бывший первый вице-министр обороны по воспитательной и социально-правовой работе; генерал-майор запаса Амирбек Тогусов - бывший заместитель министра обороны, заместитель председателя ОСДП «Азат»; подполковник запаса Даулет Жумабеков - лидер Общественного движения бездомных военнослужащих; полковник запаса Сергей Пашевич - председатель союза «Боевое братство». Круглый стол вел Султан-Хан Аккулыулы – сотрудник Казахской службы Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

КОРРУПЦИЯ В КАЗАХСКОЙ АРМИИ

Ведущий:


- Необходимо отметить, что редакция радио Азаттык неоднократно приглашала официального представителя министерства обороны Казахстана на круглый стол, отправив письмо на имя министра обороны Адильбека Джаксыбекова. Руководитель пресс-службы министерства Владимир Чирков, пообещав немедленно решить этот вопрос, не вышел на контакт с радио Азаттык, не ответил на наши телефонные звонки.

Итак, первый вопрос всем участникам круглого стола: какая проблема для национальной армии Казахстана является наиболее актуальной и болезненной, требующей незамедлительного решения?

Господин генерал Есенгулов, начните вы, пожалуйста. Как вы считаете?

Айткали Есенгулов:

- Первой актуальной задачей армии и всего нашего общества я всегда считал и считаю искоренение коррупции. Я стою на такой
Генерал-майор Айткали Есенгулов - бывший первый вице-министр обороны по воспитательной и социально-правовой работе.
позиции: армия не должна заниматься коммерцией.

Она, как раковая опухоль, начинает разъедать весь организм вооруженных сил. Вооруженные силы не должны заниматься коммерцией. Они должны получать то, что положено, и должны заниматься только специальной боевой подготовкой для обеспечения боеспособности армии и поддержания ее боеготовности.

Ведущий:

- Спасибо. Господин генерал Тогусов, на ваш взгляд, какая проблема для национальной армии Казахстана является наиболее актуальной и болезненной, требующей незамедлительного решения?

Амирбек Тогусов:

- В принципе, я согласен с моим коллегой, что проблема коррупции стоит остро. Но говорить о том, что, как вы сказали, коррумпированность всего командного состава снизу доверху, с этим я, конечно, не могу согласиться. Потому что обвинять всех огульно нельзя.

Но есть определенные условия, что сегодня в армии отдельные офицеры вынуждены скатываться на позиции коррупции. В каком плане? Во-первых, абсолютно согласен с тем, что армия должна быть освобождена от бизнеса и от коммерческой деятельности. Это абсолютно не присуще вооруженным силам.

Коммерциализация вооруженных сил, наделение функциями самообеспечения - это крайне ошибочное явление. Я считаю, что в основе всех проблем, которые сегодня нагромождаются в какой-то степени одна за другой на вооруженные силы Казахстана, отсутствие единой концепции реформы вооруженных сил.

Сегодня то, что делается в казахстанской армии, абсолютно нельзя назвать реформой. Глубоких, действительно кардинальных реформ в вооруженных силах сегодня нет. Разве можно бесконечное объединение и разъединение воздушных сил и противовоздушной обороны считать реформой?

Генерал-майор запаса Амирбек Тогусов, бывший заместитель министра обороны.
Создание и упразднение Главкоматов. Создание округов - которое, в принципе, в нынешних условиях я считаю ошибочным - или переименование Генерального штаба в Объединенный комитет начальников штабов по прообразу американской армии также нельзя считать реформой вооруженных сил.

Отсюда идут все наслоения: и социальные проблемы, и материальное обеспечение, и создание элементарных условий для солдат. Сегодня солдат - в отличие от солдата, допустим, бывшего Советского Союза - в результате того, что питанием занимается коммерческая структура, не получает полностью необходимых калорий.

Сегодня имеются случаи, когда вместо сливочного масла поставляется маргарин или некачественное масло. Я не могу согласиться с тем, что сегодня коммерсанты поставляют обмундирование, которое не соответствует государственному стандарту воинского обмундирования.

Я не могу согласиться и с другими вопросами вооруженных сил, решение которых доверено каким-то случайным компаниям и так далее. Я считаю, что в этом плане сегодня остро необходимо создать агентство при правительстве, которое бы занималось стратегическим снабжением не только вооруженных сил. Сюда нужно отнести и МВД, и внутренние, и пограничные войска.

Сегодня командиры в какой-то степени отвлекаются не присущими для них функциями.

ПРИЗРАЧНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

Ведущий:


- Господин Пашевич, на ваш взгляд, какая проблема является наиболее актуальной для национальной армии Казахстана?

Сергей Пашевич:

- Первое, это принятие достойного закона о государственной защите или государственных гарантиях социальной защиты военнослужащего и членов его семьи. Без этого закона двигаться дальше сейчас нельзя. Потому что, какую бы передовую военную или боевую технику армия Казахстана не имела, какие бы суперсовременные комплексы вооружения она не покупала, этими комплексами управляет человек.

Полковник запаса Сергей Пашевич, председатель союза «Боевое братство».
И всегда во главу всех военных реформ прежде всего должен ставиться человек. Армия без людей - не армия. Это армия машин будет.

Сейчас эти проблемы не решены. Это прежде всего очень насущная проблема с обеспечением военнослужащих жильем. Сейчас военнослужащий, подписывая контракт, получает пространную бумагу, по которой министерство обороны и государство не обязаны обеспечивать его жильем - ни служебным, ни каким-либо другим. Как во время прохождения службы, так и после ее окончания.

Поэтому у нас появились такие движения, как Союз военнослужащих «БОМЖ» и многие другие. И самое главное: сейчас молодежь начинает понимать, что перспективы в армии для нее достаточно призрачные.

Не менее главное то, что было внесено в пенсионную реформу: если человека уволят из армии в 53 года, он будет получать всю пенсию только лишь при достижении 62 лет. До этого он будет получать около 30 процентов от пенсии.

И четвертое, - это самый большой идиотизм и самая большая ошибка - перевод военнослужащих на накопительную пенсионную систему. То, что сейчас происходит с накопительными пенсионными фондами, означает, что человек, который всю свою жизнь отдал службе в армии, уйдя на пенсию, окажется вообще без пенсии. И государство не обязано будет платить ему пенсию.

Вот это ключевая проблема, которая сейчас стоит достаточно жестко. И никто не желает ее решить.

Однако есть еще одна проблема: военнослужащие, став инвалидами при прохождении службы или при боевых действиях, раньше получали пенсию, равную 85 процентам их денежного содержания. Сейчас же это составляет всего лишь 200 долларов и является всего лишь пособием по инвалидности. То есть военнослужащему нет смысла рисковать жизнью и здоровьем, выполняя служебные задачи.

Ведущий:

- Господин Жумабеков, а вам есть что сказать?

Даулет Жумабеков:

- Здравия желаю, господа генералы и остальные военнослужащие, кто меня слышит! Со всем вышеизложенным, конечно, я тоже согласен. Но хотел добавить свое мнение о падении престижа воинской службы, еще одной из серьезных проблем, но связанной
Подполковник запаса Даулет Жумабеков - лидер Общественного движения бездомных военнослужащих. Алматы, 30 сентября 2008 года.
прежде всего, на мой взгляд, с отсутствием вот той самой концепции социального обеспечения военнослужащих.

Существующая система обеспечения военнослужащих не соответствует тем тяготам и лишениям, которые они испытывают, тем задачам, которые перед ними стоят. И это, в общем-то, очень серьезная проблема.

Что касается проблемы оттока офицеров из армии, о которой вы перед этим упомянули, я бы не сказал, что происходит такой прямо целенаправленный отток военных. Скорее, уходят те кадры, которые были. Вот мы, например, поступали еще в советское время.

Сейчас эти кадры уже уходят, но замещаются они с большой неохотой. Потому что молодежь служить в армии уже не хочет вот по этим причинам. Но это еще не главные причины. Основные? Если вы меня спросите, я, конечно, в своей речи скажу о них.

УРОКИ ХРОМОГО ТИМУРА

Ведущий:


- Хорошо, спасибо. Одной из актуальных проблем казахстанской армии, как это только что сказал подполковник Жумабеков, является отток наиболее опытных офицеров и генералов из армии. В этой связи казахстанские вооруженные силы испытывают острую нехватку квалифицированных кадров и офицеров. Молодежь не спешит служить. Военный институт испытывает недобор. С чем связаны эти проблемы? Только ли с отсутствием закона о государственных гарантиях социальной защиты военнослужащих? Например, генерал Айткали Есенгулов что скажет по этому поводу?

Айткали Есенгулов:

- Многие офицеры, которые получили блестящее военное образование, из-за материальной необеспеченности, из-за вот этой коррупционной, нездоровой морально-нравственной атмосферы в рядах вооруженных сил - ушли из армии.

Я знаю многих генералов, которым нет еще 50 лет, но они ушли. Есть полковники, даже доктора наук, которые в 45 лет уволились, в том числе и доктора военных наук.

Ведущий:

- Вы как считаете, господин генерал Тогусов?

Амирбек Тогусов:

- Я считаю, что сегодня серьезная проблема в том, что не разработана, в общем-то, государственная идеология воинской службы. Даже нет такого понятия: во имя чего или ради чего нужна военная служба? Какие новые подходы, какие требования предъявляются к воинской службе?

Ни молодые, ни офицеры, ни одна вообще категория населения, к сожалению, не представляет себе, что такое воинская служба. Даже само государство не имеет, я еще раз говорю, четкой государственной идеологии военной службы.

Нет, к сожалению, системы ни материального, ни социального обеспечения военного человека. Правильно сказал генерал Есенгулов, что сегодня ни рядовой солдат, ни прапорщик, ни офицер, ни генерал не имеют той серьезной социальной защиты, которая была раньше.

В свое время были льготы для офицеров. Ведь не секрет, что большинство офицеров служат не в условиях асфальта, допустим, а в дальних гарнизонах, где нет серьезных социальных условий, где зато есть проблемы трудоустройства жен офицеров, проблема устройства детей в садик, где имеется, особенно для пограничников и служащих внутренних войск, элементарная проблема обучения детей в школе.

И к сожалению, упразднены все льготы, допустим такие льготы, как один раз в год бесплатный проезд всей семье военнослужащего в любую точку в свое время Советского Союза, а сейчас – Казахстана. Не предусмотрены какие-то льготы по коммунальным платежам, пенсионному обеспечению и так далее.

То есть все это, к сожалению, свернуто под флагом того, что в свое время министр по социальному обеспечению Коржова и заместитель министра финансов говорили о том, что, мол, при капиталистическом строе или в цивилизованных странах Запада вообще отсутствует система льгот.

Я и в то время говорил, что в любой западной стране военный человек социально защищен очень серьезно. Я
могу привести такой пример.

Вот, наверное, успехи Хромого Тимура заключались в том, что у него была очень серьезная социальная защита своих воинов. Допустим, он начинал войну против Баязита, турецкого султана, который 12 лет вел беспроигрышную войну, завоевал Балканы и государства Малой Азии.

Когда он пошел войной, то всем своим солдатам и офицерам выдал семилетнее жалование вперед. То есть, идя на войну, офицер и солдат прекрасно понимали, что семья социально защищена. Естественно, у такого офицера и солдата были и энтузиазм, и высокий моральный дух. Потому что социальная защищенность была, в общем-то, очень серьезной.

И Тимур в этой войне победил очень сильного противника и взял в плен султана Баязита.

Есть ли сегодня такая защита у наших офицеров и солдат? Абсолютно отсутствует! Их приравняли к тем же условиям, что живет гражданское население страны. Я не говорю о том, что кого-то надо выпячивать. Но отдавать должное защитникам отечества, я считаю, государство обязано.

Можно умереть за отечество, можно потерять здоровье, но обязательство компенсировать эти потери государство на себя не берет. Откуда тогда появится желание у людей защищать свое отечество?
Можно умереть за отечество, можно потерять здоровье, но обязательство компенсировать эти потери государство на себя не берет. Откуда тогда появится желание у людей защищать свое отечество? Конечно, это очень печально. Вот только одна из предпосылок, почему люди не хотят идти в армию.

Раньше офицер твердо знал, что у него нормальный оклад, что у него есть определенные льготы, что он всегда будет иметь жилье. Сегодня всего этого нет. Отсюда вот такой вынужденный отток офицеров из казахстанской армии, я считаю.

Сегодня мы по социальному положению, наверное, чуть-чуть впереди кыргызской армии идем, а остальные армии... Я уже не говорю о цивилизованных государствах, которые имеют очень хорошую систему социальной защиты своих военнослужащих.

ПРЕСТИЖ ИСЧЕЗ

Ведущий:


- Господин Пашевич, как вы слышали, идет отток наиболее опытных офицеров и кадров из армии...

Сергей Пашевич:

- Да это не только армия, а все силовые структуры сейчас испытывают это.

Ведущий:

- Связано ли это только с отсутствием в Казахстане закона о гарантиях социальной защиты?

Сергей Пашевич:

- Но это во-первых, прежде всего. Во-вторых, мне интересно иногда смотреть, когда военные в парламенте хотят что-либо отстоять или защитить какие-либо моменты. Но надо понимать, что армия - необходимый элемент государственности.

Нам в Казахстане надо определиться: нужна ли нам армия или это чемодан без ручки, который и нести тяжело, и жалко бросить. И почему военнослужащие, защищающие интересы государства и его рубежи, вынуждены защищаться перед чиновниками и доказывать необходимость тех или иных армейских моментов?

Естественно, это порождает отток профессионалов, когда они видят эту безысходность. И потом, сейчас нужно прекрасно понять то, что человека в 53 года вряд ли кто возьмет на работу. Естественно, он понимает, что сам должен создать свое будущее: должен
Естественно, это порождает отток профессионалов, когда они видят эту безысходность.
заработать себе квартиру, обеспечить будущее своих детей. Вот почему так важен этот закон.

Потому что престиж военной службы состоял прежде всего из того, что человек имел достойную зарплату и достойное будущее. Из-за этого престиж военной службы раньше был достаточно высоким.

Пусть у нас, у военных, зарплата, может быть, была не выше, чем у шахтера или у кого-либо другого. Но четко понимали, что человек, надевший погоны, готов отдать первым свою жизнь за свою родину. Вот поэтому-то государство создавало ему какие-то социальные гарантии.

И жены военнослужащих в случае гибели мужа имели 50 процентов от его пенсии. Им трудовой стаж начислялся, если в той или иной местности не могли работу найти для себя.

Третье – отсутствие профессионалов в армии, когда молодежь приходит в войска. У него командир бригады - выпускник зооветеринарного или какого-то сельскохозяйственного института, который к армии имел опосредованное отношение. И когда возникают какие-то служебные проблемы, а человек о них не имеет никакого понятия. И молодой офицер, получивший военное образование не только в Казахстане, но, может быть, даже и за рубежом (Казахстан на него немалые деньги потратил), естественно будет искать любые причины, чтобы уйти из армии.

УСТАРЕВШИЙ ЗАКОН

Ведущий:


- Спасибо. Господин подполковник Жумабеков, вы согласны с высказанными здесь мнениями?

Даулет Жумабеков:

- Да, я еще раз хочу добавить, что, когда мы говорим о льготах, на чем заостряла внимание в свое время министр Коржова, здесь нужно правильно и четко понимать, что речь не идет о льготах как таковых, а о компенсациях за те тяготы и лишения, которые испытывают военнослужащие, и о тех ограничениях, которые накладываются на их конституционные права.

Все знают, что у нас по Конституции граждане имеют право на свободное перемещение, а военнослужащие не имеют этого права. За время службы я, например, сменил 11 квартир, то есть кочевал по гарнизонам. Некоторые сменили еще больше, например мои старшие товарищи по службе.

Семьи военных, допустим их жены, не имеют свободного выбора профессии. Переезжая на дальнюю точку – на пограничную заставу или в гарнизон, имея на руках какой-то диплом, они не могут трудоустроиться и вынуждены сидеть дома.

Теперь что касается самого закона. Нельзя сказать, что у нас нет такого закона. На самом деле он у нас принят еще в 1993 году. И вот представьте себе: с 1993 года страна уже другая, полностью Конституцию изменили, кучу нормативных актов и конституционных законов приняли. Только вот как один из раритетов остается закон от 1993 года.

Если его сравнить с российским законом, наш закон раза в четыре тоньше по объему. Почему так происходит? Потому что это чисто декларативный закон. Российский закон - с 1998 года. И более того, с того времени в него внесли порядка 20 дополнений.

Если у нас право на жилье просто декларируется, у них (в российском законе) записано, что «военнослужащий в течение трех месяцев должен быть обеспечен по прибытии к новому месту службы; если он не обеспечен, то в этом случае за счет федерального бюджета для него должна быть арендована квартира».

В российском законе также предусмотрены механизмы, каким образом он обеспечивается жильем при выходе на пенсию. Расписана программа сертификатов и так называемого государственного ипотечного кредитования для военнослужащих по накопительной ипотечной системе.

У нас - голые декларации. Сама по себе декларация не будет работать, если строчки в ней не будут наполнены конкретным содержанием и, кроме того, если не будет выделено финансирование под них.

Для чего нам нужна армия и какие задачи с помощью этой армии мы хотим решить? К сожалению, у нас на самом высоком государственном уровне нет понимания вот этого вопроса.

ЛЬГОТЫ ВЕТЕРАНАМ ВОЙНЫ

Ведущий:


- Господин Пашевич, сейчас что делается для социальной защиты бывших воинов-афганцев, или ветеранов войны в Афганистане?

Сергей Пашевич:

- Со стороны государства практически ничего. На сегодня существует закон 1995 года с изменениями и дополнениями. В этом законе те, кто служил в Афганистане, считаются лицами «приравненными» к ветеранам Великой Отечественной войны.

Но есть как бы международные нормы, что человек, который побывал на войне, является участником этой войны. Поэтому наши попытки принять новый закон или хотя бы внести поправки в существующий закон, с тем чтобы изменить статус «лица приравненного» к статусу участника войны, оказались провальными.

Все наши запросы в комитет по бюджетному планированию о том, почему закон не принимается, закончились одним ответом, что бюджет сейчас принимается на три года и денег в этом бюджете для этого закона нет.

Но Казахстан стал участником Договора о коллективной безопасности наряду со многими государствами СНГ. Появились такие миротворческие силы, как Казбат. И наличие таких подразделений подразумевает участие наших офицеров и солдат в боевых действиях за пределами Казахстана.

Но гарантии государственной социальной защиты не предусмотрены до сегодняшнего дня. Такие прецеденты есть сегодня с теми, кто был в Таджикистане. Тем более, когда Казахстан склоняют к участию все-таки в боевых операциях на территории Афганистана,

Министерство обороны дает экспертное заключение, что Казахстан с Афганистаном «не воевал», поэтому де мы не можем считаться участниками войны. И такое «экспертное заключение» подписывает заместитель министра обороны.
достаточно странно звучит непринятие этого закона.

Министерство обороны дает экспертное заключение, что Казахстан с Афганистаном «не воевал», поэтому де мы не можем считаться участниками войны. И такое «экспертное заключение» подписывает заместитель министра обороны.

Причем я пытался разобраться, откуда ноги растут. В министерстве обороны есть такой полковник Тимошенков, которому поручили принять участие в разработке данного закона.

Так вот его уговорил один из депутатов сделать такое заключение. Когда разговаривал с лидером Партии патриотов господином Гани Касымовым, он мне сказал, что даже правительство согласилось на принятие этого закона, а вот наши депутаты почему-то нам в этом отказывают. В чем причина - мы до сих пор разобраться не можем.

Естественно, социальное положение участников афганской войны становится весьма-весьма печальным.

КАЗАХИ ГОТОВЯТСЯ К ПРОШЛЫМ ВОЙНАМ

Ведущий:


- Спасибо. И последний вопрос: что необходимо сделать или какие меры принять, чтобы решить или хотя бы облегчить отрицательное влияние уже всех названных проблем на национальную армию Казахстана? Господин генерал Тогусов, что вы скажете по этому поводу?

Амирбек Тогусов:

- У нас, к сожалению, даже в недрах государственной власти нет такой структуры, которая бы занималась проблемами разработки военной политики, военной реформы. Дело в том, что и традиции то у нашего государства нет.

Сегодня, допустим, ни в правительстве, ни в администрации президента нет конкретной структуры, занимающейся проблемами разработки военной политики, военно-социальной политики. К сожалению, у нас даже в парламенте нет представителей военного ведомства.

Отсюда военные, военная проблематика находятся в роли сироты в нашем государстве. Поэтому я считаю, сегодня необходимо срочно принимать меры и не отдавать это на откуп только оборонному ведомству.

Министерство обороны сегодня должно заниматься не разработкой государственной военной политики. Оно должно заниматься повседневной военной подготовкой.

Более того, вооруженные силы Казахстана сегодня готовятся к прошлой войне. К войне, которая уже стала историей, так сказать. Сегодня многие государства, ведущие страны мира начинают войны шестого поколения.

Даже от первой до второй иракской войны уже произошли серьезные изменения. Что делает казахская армия для того, чтобы подготовиться к войне нового поколения – дистанционной, безконтактной войне? В этом плане абсолютно ничего не
От первой до второй иракской войны уже произошли серьезные изменения. Что делает казахская армия для того, чтобы подготовиться к войне нового поколения – дистанционной, безконтактной войне? В этом плане абсолютно ничего не предпринимается.
предпринимается.

Сегодня, мне кажется, все училища по подготовке офицеров сухопутных войск надо вообще отдать внутренним и пограничным войскам. Почему? Потому что к нашим региональным войнам, в принципе к старой контактной войне, должны готовиться в какой-то мере именно эти виды вооруженных сил.

Но армия должна сегодня готовиться к новой войне. Поэтому должна быть совершенно новая система подготовки войн. Сегодня идет разработка оружия на новых физических принципах, сокращенно - ОНФП.

Как мы готовимся с точки зрения таких, основанных на ОНФП, видов оружия, как геофизические, радиологические, радиочастотные, лазерные, пучковые, генетические, этнические и так далее? Об этом в Казахстане сегодня ни на каком уровне разговоры не ведутся, а это беспокоит профессиональных военных. Почему происходит такое отставание?

Поэтому я еще раз хочу сказать спасибо за то, что заграница беспокоится за казахстанскую армию. Я очень сожалею, что министерство обороны не участвует в таких круглых столах.

Мы, ветераны, готовы сегодня оказывать методическую и всякую другую помощь. Надо использовать наш опыт для того, чтобы наша армия быстро прошла модернизацию, совершенствование, чтобы армия стала армией нового типа, которая способна решать задачи нового поколения.

Вот это та задача, которая стоит не только перед министерством обороны, но прежде всего перед государством – перед Республикой Казахстан. И сегодня все структуры, которые отвечают за национальную безопасность нашего государства, совершенно по новому должны начать работать и срочно переходить к выполнению современных задач по обеспечению национальной безопасности.

НЕСТАБИЛЬНОЕ ОКРУЖЕНИЕ

Ведущий:


- Спасибо, господин генерал. Подполковник Жумабеков, у вас есть что добавить?

Даулет Жумабеков:

- Да, конечно. Я считаю, что все эти проблемы, в общем-то, неразрывно связаны с одной самой главной проблемой. Это недопонимание на самом высоком уровне тех задач, которые стоят перед армией в современных условиях.

Нам нужно конкретно определиться: нужна ли нам армия как таковая или нет? Потому что постоянно высказывается такое мнение в различных СМИ, в том числе и в Интернете. Вот я зачитываю отзыв, высказанный в ходе дискуссии:

«Учитывая размеры коррупции и защищенности военных - армия Казахстану не нужна. МВД по численности давно уже больше, КНБ гораздо лучше справится с охраной границ, а у президента есть гвардия».

В качестве примера приводится Швейцария и другие страны Запада.

Я что хочу этим сказать, уважаемые сограждане! Казахстан находится далеко не в таком геополитическом положении, как Швейцария. Надо понимать наши реалии. Мы – страна, входящая в десятку стран мира по размерам территории. Но при этом людских ресурсов у нас, как говорится, с гулькин нос, и раскиданы они крайне неравномерно.

При этом у нас есть большие запасы углеводородного сырья, то есть то, на что многим бы хотелось наложить руку. И потом, мы находимся в достаточно нестабильном окружении, поскольку в ряде соседних стран также не сформировались устойчивые традиции.

Плюс еще тлеющие очаги нестабильности, как Афганистан, где до сих пор продолжаются локальные боестолкновения. И Иран тоже потенциальная точка возникновения конфликта средней или даже высокой интенсивности.

То есть в таких условиях говорить, что армия не нужна? Я не знаю… Здесь просто нужно понимать (самое главное - руководству страны), что армия примерно как огнестрельное оружие, которое у человека дома висит на стене. Может быть, оно никогда так и не выстрелит. Но это хорошо, если никогда не возникнет в этом необходимости.

Но плохо, если к человеку начнут ломиться в дом, а у него это ружье окажется незаряженным, или порох окажется отсыревшим, или еще хуже – оно вообще будет с распиленным дулом.

Вот поэтому нам и нужно это иметь не для того, чтобы на кого-то нападать, но для того, чтобы ни у кого не возникало желание что-то нам навязать силой или принудить к чему-то.

Естественно, мы не сможем никогда воевать наравне с Китаем или США. Тем не менее есть другие, не менее важные и стратегические задачи. Хотя бы противодействовать, например, террористическим группам, которые могут прорываться через территории соседних стран.

Нам необходимо четко определиться с вопросом, нужна нам армия или нет? Потому что она как бы упала с неба, так же как наша независимость. Поэтому мы ее не ценим. Если бы нам пришлось ее создавать с нуля во враждебном окружении, наверное, отношение к ней было бы другое.

Теперь, раз уж она у нас есть, надо будет решить, в каком виде она нам нужна, какие нужны силы и средства. И если мы хотим такие задачи с помощью армии выполнить, значит тогда надо соответственно рассчитывать и финансирование.

Почему не принимается вот этот закон, наподобие российского? Или так сложно его написать? Да в чем проблема? Возьмите российский закон и приспособьте его к нашим реалиям. И ломать голову особо не надо. Там достаточно и полгода, чтобы все согласовать.

Но нет! Не подходят эти законопроекты только потому, что, согласно движению наших законопроектов, которые исходят от правительства, министерство финансов на них должно накладывать свою визу. То есть потребует ли этот закон увеличения расходной части бюджета или нет?

Да как же он может не потребовать, уважаемый министр финансов?! Обязательно потребует, если вы хотите иметь нормальную армию! А если коснуться самой армии, то боеготовых частей не так уж много.

Есть такое понятие - которое введено после развала Советского Союза, и даже в нашей казахстанской армии - «ограниченно боеспособная воинская часть». Такая оценка часто выставляется на итоговой проверке. Это, знаете, мне напоминает «осетрину второй свежести» или, можно сказать, «немножко беременна».

Не может быть войсковая часть боеспособна ограниченно. Значит не боеспособна, если посмотреть правде в глаза. И мы часто сами себя обманываем, когда говорим: вот сейчас я смотрю новую концепцию законопроекта. Сейчас законопроект готовится на самом деле.

Но в конце самой концепции законопроекта говорится, что он не предполагает увеличения расходной части бюджета. Если «не предполагает», то это опять будет очередная декларация.

И если же нет, тогда давайте же штык в землю воткнем и действительно разбежимся по «зимним квартирам». Только я говорю: при такой ситуации, какая у нас здесь есть, я, допустим, не уверен, что значительная часть Каспийского нефтяного шельфа или каких-нибудь газоконденсатных месторождений не отойдет к кому-нибудь из ближайших соседей в ближайшее время.

Поэтому это основная, на мой взгляд, из причин.

Ведущий:

- Уважаемые участники, спасибо вам за участие в круглом столе радио Азаттык.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG