Доступность ссылок

Армангуль Капашева и Гульнара Темиралиева блокируют Рахата Алиева в Вашингтоне


Армангуль Капашева и Гульнара Темиралиева, супруга и сестра похищенного банкира Жолдаса Темиралиева. Вашингтон, 25 февраля 2009 года.

Армангуль Капашева и Гульнара Темиралиева, супруга и сестра похищенного банкира Жолдаса Темиралиева. Вашингтон, 25 февраля 2009 года.

Критика Рахата Алиева со стороны Армангуль Капашевой переместилась нынче за океан. Жена и сестра пропавшего банкира Жолдаса Темиралиева побывали в Вашингтоне с целью не допустить предоставления ему там убежища.

МИССИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ВЛИЯНИЯ

Эта заокеанская миссия была организована при помощи находящейся в Нью-Йорке организации «Евразийская демократическая инициатива», возглавляет которую Питер Залмаев. В столице Соединенных Штатов побывали Армангуль Капашева и Гульнара Темиралиева, жена и сестра пропавшего в январе 2007 года в Алматы менеджера Нурбанка Жолдаса Темиралиева. Они побывали с миссией политического влияния на вашингтонские конторы с целью блокировки возможного предоставления убежища Рахату Алиеву, которого они считают виновным в исчезновении Жолдаса Темиралиева.

Армангуль Капашева была с подобной миссией разоблачения несколько недель назад в Вене, где она пыталась натолкнуть власти Австрии на то, чтобы они инициировали уголовное разбирательство в отношении Рахата Алиева. Власти Австрии летом 2007 года отказали Казахстану в выдаче Рахата Алиева, объясняя тем, что его дело политически мотивировано.

Армангуль Капашева, Гульнара Темиралиева и сопровождающий их Питер Залмаев побывали 26 февраля в Вашингтонском бюро нашего Радио «Свобода»/Радио «Свободная Европа» и рассказали об итогах своего вояжа. Вопросы из студии нашего радио Азаттык, находящейся в чешской столице Праге, задавал наш коллега Ержан Карабек.

АРМАНГУЛЬ КАПАШЕВА СЧИТАЕТ, ЧТО РАХАТА АЛИЕВА НЕЛЬЗЯ ПУСКАТЬ В АМЕРИКУ

- Наш первый вопрос к госпоже Армангуль Капашевой. Известно, что вы недавно побывали в Вене, в очередной раз ездили туда с целью давления на власти Австрии. Вы занимаете непримиримую позицию в отношении Рахата Алиева, открыто поддерживаете решения противоречивых заочных казахстанских судов в отношении Рахата Алиева и его сподвижников и считаете его главным виновником в исчезновении вашего мужа, работавшего в некогда подконтрольном Рахату Алиеву банке. Скажите, пожалуйста, чем отличается ваша вашингтонская поездка от венской поездки?


- Здесь необходимо внести уточнение. В Вену я ездила не с целью давления. Целью недавней поездки в австрийскую столицу был вызов со стороны венской прокуратуры, в качестве свидетеля по делу о похищении моего мужа и его коллеги.

Армангуль Капашева, супруга похищенного банкира Жолдаса Темиралиева. Вашингтон, 25 февраля 2009 года.
В Вашингтон мы приехали, потому что все время ходят слухи, также сам Рахат Алиев вывешивает на принадлежащем ему веб-сайте информацию, где пишет, что может дать показания по делу Гиффена и ещё ряд каких-то показаний, что Америка может дать ему статус свидетеля, в результате чего он будет находиться под защитой американской разведки или же вообще под защитой американцев.

Во-первых, мы приехали с целью упредить это и показать людям истинное лицо Рахата Алиева. Во-вторых, известно, что Америка имеет огромное влияние на политику всего мира, в том числе и на Австрию. Мы приехали, чтобы американские власти посодействовали нам в восторжествовании правосудия и чтобы Рахат Алиев понес наказание, которое он заслуживает.

- Госпожа Капашева, вы говорите, что вашей миссией является цель показать миру истинное лицо Рахата Алиева. В чем оно выражается на ваш взгляд?

- Он обычный преступник. Здесь чисто криминальная история, и если он пытается показать себя всем людям оппозиционером, который пострадал, то я повторяю не первый раз: достаточно посмотреть хронологию событий, когда его начали преследовать и он начал выступать в качестве оппозиционера.

- То есть вы продолжаете утверждать, что суды в Алматы и в Астане в отношении Рахата Алиева были справедливыми и честными, что приговоры вынесены в полном объеме, что наказаны только виновные люди? А их десятки.

- Насчет суда в Астане я не знаю, я там не присутствовала, и то дело к нам не относится. Но что касается суда в Алматы, то да, здесь суд был на сто процентов справедливым и честным. Вы постоянно задаете такие вопросы, и возникает такое ощущение, что вы ещё в чем-то сомневаетесь.

По крайней мере, я думаю, народ Казахстана не сомневается. Естественно, как-то Рахат Алиев в своем интервью упоминал о том, что в Казахстане есть пять-десять людей, которые ненавидят его. Я думаю, в Казахстане найдутся от силы пять человек, и то из числа его родственников, которые могут сказать о нем что-то хорошее.

- Скажите, а как вы относитесь к тому, что недавно президент Нурсултан Назарбаев критиковал судебную систему Казахстана? Глава Казахстана в последние два года несколько раз говорил, что коррупция является бичом в правоохранительной системе Казахстана. Не исключаете ли вы того, что и дело против Рахата Алиева могло расследоваться с ошибками и фальсификациями?

- То, что в Казахстане есть коррупция, это уже всем известный и доказанный факт. Коррупция существует не только в Казахстане, но и во всем мире, и искоренить её будет очень трудно.

Что касается вашего вопроса о том, что дело против Рахата Алиева могло расследоваться с ошибками и фальсификациями, то здесь другое. Просто в свое время правохранительным органам не дали начать вовремя действовать, то есть 31 января 2007 года, когда мы подали заявление. Если бы Рахат Алиев и финансовая полиция не противодействовали, то мой муж и его коллега были бы рядом с нами живыми и здоровыми.

- Вы считаете, что Соединенные Штаты Америки ни в коем случае не должны предоставлять какой-либо статус Рахату Алиеву, дабы он не смог получить там убежища?

- Конечно. На примере Рахата Алиева все люди должны знать, что зло всегда будет наказано. Получается, если Австрия его не выдала, ссылаясь на то, что в Казахстане нет справедливого суда, законодательство несовершенное и применяются пытки, это же не означает автоматически, что тем самым Рахат Алиев может избежать наказания. В любом случае за совершение преступления должно быть наказание.

И те люди, которые, следуя примеру Рахата Алиева, захотят почувствовать себя выше закона, должны понимать, что все равно рано или поздно придется ответить за свои преступления. Я думаю, что это было бы хорошим уроком для мировой общественности и всех людей.

- Госпожа Капашева, скажите, какова была программа вашей поездки в Вашингтон. С
Сенатор Лэмер Александер, Гульнара Темиралиева, Армангуль Капашева и сенатор Боб Коркер. Вашингтон, 25 февраля 2009 года.
чиновниками и общественными деятелями какого уровня вы встретились?

- Мы встречались с сенаторами и конгрессменами, которые занимаются юридическими вопросами. Как известно, сейчас формируется Конгресс, Государственный департамент, и нашей задачей было донести до них нашу историю, чтобы они посодействовали нам.

- Какова была реакция ваших американских собеседников, какой вы её почувствовали?

- Честно сказать, я была удивлена. Потому что люди знают, кто такой Рахат Алиев. Они наслышаны о нашей истории, они сочувствуют нам и пытаются помочь. Если в Австрии все делали вид, что не знают, кто такой Рахат Алиев, то в Америке люди прекрасно осведомлены, в тех же правозащитных организациях. В том же Государственном департаменте и Конгрессе люди, с которыми мы встречались, были прекрасно осведомлены об этой истории.

- Госпожа Капашева, вам известны какие-нибудь результаты дальнейших шагов австрийского правосудия? На прошлой неделе мы получили комментарий от представителей прокуратуры Австрии, где они сказали, что пока никаких процессуальных решений по вопросу о Рахате Алиеве ещё не принято.

- К сожалению, мне пока тоже неизвестно о принятых решениях.

Член Палаты представителей Конгресса Трент Фрэнкс, Армангуль Капашева и Гульнара Темиралиева. Вашингтон, 25 февраля 2009 года.
- То есть на сегодняшний день никакого следствия против Рахата Алиева в Австрии не начато и никаких процессуальных решений не принято?

- Выходит, пока так.

- Скажите, вы несколько раз ездили в Вену, история вашего мужа Жолдаса Темиралиева и пропавшего вместе с ним Айбара Хасенова полна драматизма и загадок. Вам даже удалось дойти до венского особняка Рахата Алиева, однако он к вам не вышел. Вы звонили, он не отозвался. Это так?

- Да, это так. Могу добавить, что отец Жолдаса Темиралиева два раза ездил в Вену и пытался встретиться либо с Рахатом Алиевым, либо с Вадимом Кошляком, или с Альнуром Мусаевым. Он хотел просто поговорить с ними по-человечески и узнать о судьбе своего сына. Даже пытался встретиться неофициально как отец с отцом, но никаких встреч так и не получилось.

- То есть вы буквально доходили до дома, где живет Рахат Алиев, а он не вышел к вам? Он что-то ответил?

- Да, и к отцу Жолдаса Темиралиева также не вышел. Если бы он действительно был бы невиновен, то мог бы выйти и сказать, что не знает или ещё что-нибудь. Вместо этого он пытается обвинить: недавно он вывесил на своем блоге информацию, что люди украли большие деньги и убежали. А где факты?

Сколько раз проходил аудит банка, ничего не подтверждено. Как известно, каждый год банк проводит аудит, причем нанимает международную аудиторскую компанию. Где же факты? Каждый может голословно обвинять.

- Откуда у вас был адрес местожительства Рахата Алиева? Это же сугубо конфиденциальная информация.

- Откуда? Из Интернета взяла. Кстати, не знаю, есть ли сейчас интернет-сайт «Куб.Кз», но на этом интернет-сайте была информация, что он купил особняк. Это по-моему, история 2003 года. На этом интернет-сайте был указан адрес Рахата Алиева.

- Госпожа Капашева, во всей этой трагической истории, если я могу применить поговорку, важно не выплеснуть с водой ребенка. Во всей этой истории, которая приобретает политический характер, обе стороны конфликта ведут активную медиакампанию в международных средствах массовой информации. Во всей этой истории больше всего, наверное, страдают ваши дети. Как-то в газете «Жас алаш» два года назад мне довелось прочитать ваше интервью на казахском языке, где вы говорили, что тщательно скрываете от детей то, что случилось с их отцом. Но, тем не менее, как-то вы услышали их разговор, что они выпускают в небо воздушные шары и при этом загадывают желание, чтобы их отец поскорее вернулся. С тех пор прошло два года, скажите, как повзрослели ваши дети, что они говорят об этой истории?

- Извините, мне трудно ответить на этот вопрос. (Плачет).

Они каждый день ждут папу. Надеются, что он вернется. Думаю, что за эти два года они достаточно повзрослели и понимают все это дело. Они предпочитают лишний раз не спрашивать, по крайней мере старшие дети. Они ждут, надеются и верят. Мы также обещаем, что скоро папа вернется. А что нам остается делать?

- Извините, это очень тонкая материя, это сугубо личный вопрос. Вся эта трагедия сказывается на детях.

ГУЛЬНАРА ТЕМИРАЛИЕВА НАМЕРЕНА ИСКАТЬ РАХАТА АЛИЕВА И В ГРЕЦИИ

- Позвольте теперь задать пару вопросов госпоже Гульнаре Темиралиевой. Рахат Алиев категорически отрицает, что он причастен к исчезновению Жолдаса Темиралиева и Айбара Хасенова. Рахат Алиев не раз заявлял в прессе, что дело против него было сфальсифицировано. Давайте послушаем кусочек его интервью нашему радио Азаттык. Буквально 20 секунд.


Рахат Алиев: «Я не комментирую суд, тем более заочный суд, тем более проведенный по сценарию и по заказу президента Нурсултана Назарбаева, который, не скрывая, сам на известной пресс-конференции, по-моему, в июне 2007 года сказал, что доведет это дело до суда».

- Госпожа Темиралиева, вы первый раз в эфире нашего радио Азаттык. Поэтому хотелось узнать вот вашу точку зрения. Вы теперь общественный деятель, как вы воспринимаете такую вот бескопромиссную позицию Рахата Алиева?

Гульнара Темиралиева, сестра похищенного банкира Жолдаса Темиралиева. Вашингтон, 25 февраля 2009 года.
- Очень смешно слышать такую характеристику, что у него бескомпромиссная позиция. Разумеется, после того как на него было открыто дело и он сбежал в Австрию, это классический вариант для любого очень подставившего себя и других политика, совершившего серьезное преступление - сбежать и начать кампанию как минимум отбеливания себя или по провозглашению себя новоявленным диссидентом и оппонентом власти.

А какой ответ можно ожидать от него на вопрос о преступлении по похищению, которое он совершил? Вы же не полагаете, что он действительно признается в этом. Это же нереально. А то, что он не верит (как говорит) заочному суду, то пускай приезжает, у него было полно возможностей приехать и отвечать за свои действия очно. Этому человеку не было веры и сейчас нет. Все его высказывания – это просто, не знаю, насколько грамотно поставленный пиар. Думаю, его словам в Казахстане нет веры точно, на Западе - тоже.

- Некоторые казахстанские политологи прослеживают конфликт Рахата Алиева и Нурсултана Назарбаева с 2001 года, когда в результате раскола в бизнес-элите и административной элите образовалось оппозиционное движение «Демократический выбор Казахстана». Рахат Алиев утверждает, что он стремился к власти и тогда был оттеснен с политического олимпа, но после опять взошел на этот олимп, вернувшись из австрийской ссылки. Все же многие эксперты утверждают, что первопричина этого конфликта - борьба за власть, а дело, связанное с Нурбанком, стало эпизодом, какой-то отправной точкой в сведении счетов. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Можно как угодно характеризовать его действия. Наверное, борьба за власть присутствовала всегда. Поскольку он считал себя легитимным и вероятным преемником Нурсултана Назарбаева. Просто хотя бы по династической линии. Вы же помните, что в одно время он предлагал установить в Казахстане монархию. Наверняка это очень странное в наше цивилизованное время предложение, исходящее от такого человека, как Рахат Алиев. По меньшей мере это как нонсенс воспринималось.

По поводу того, что всего лишь его властные амбиции привели к последующему преследованию его. Если бы изначально его деятельность, хотя бы с того же 2001 года и до этого была хоть сколько-нибудь законопослушной, хоть сколько-нибудь просто элементарно честной. Ведь он элементарно отбирал бизнес у других людей. Именно поэтому была создана в свое время политическая партия, которая ставила целью защитить честных бизнесменов от криминальных действий Рахата Алиева. Конечно, подоплека под этим, возможно, есть. Но какими способами ты будешь идти к этой власти, это уж другой вопрос.

Ещё подоплека - стремление к власти, вернее то, что он вошел в противостояние с президентом Нурсултаном Назарбаевым. Это произошло именно потому, что Рахат Алиев захотел претендовать на власть. Но какое это может иметь отношение к трагедии, которая свершилась 31 января 2007 года? Уголовное, жестокое преступление, бойня, устроенная против моего брата и его коллеги - какое это может иметь отношение к так называемым политическим настроениям и так называемым притязаниям на власть? Элементарное оголтелое уголовное преступление. Вот и все.

- Госпожа Темиралиева, как, на ваш взгляд, могло случиться, что в казахстанском обществе (правительство которого претендует на председательствование в ОБСЕ в 2010 году), в бизнес-элите, в близком окружении президента Нурсултана Назарбаева могли, предположительно, свершаться такие преступления мафиозного характера?

- Слово «предположительно» я бы взяла в кавычки. Это совсем не предположительно, а наоборот. Явно. А почему так случилось и сложилось? Наверное, можно провести опрос среди населения Казахстана и вам смогут ответить политики, политологи, социологи, в конце концов любой законодатель нашей страны, да и любой человек на улице - безграничная власть, безнаказанность, абсолютная непрозрачность, абсолютная безотчетность и просто какие-то личные качества, наверное, с которыми во власти человеку делать нечего.

- Госпожа Темиралиева, после венской поездки госпожи Армангуль Капашевой, в газете “Вийнер цайтунг” было написано, что личное горе Армангуль Капашевой - это только один аспект судебного дела. То есть некоторые западные масс-медиа и СМИ в Казахстане нынче тяготеют к глобальному анализу этой ситуации. Ведь дело Нурбанка для них как модель поведения бизнес-элиты Казахстана. С исчезновением Рахата Алиева из политического олимпа она не изменилась. Нынче один из топ-менеджеров Казахстана Мухтар Аблязов заявляет о том, что политика рейдерства, то есть отъема и передела собственности, продолжается и проводится по указке правительства Казахстана. Что вы можете сказать об этом как общественный деятель? Дело Нурбанка и личное горе вашей семьи - это часть аспектов большой общественной проблемы.

- Последние события в банковской и финансовой сфере Казахстана я, к сожалению, не могу комментировать и, честно говоря, не изучала этот вопрос. Я больше ничего не знаю, кроме факта как такового.

Но что опять же это может иметь общего с той трагедией, которая произошла два года назад? Я думаю, все же надо разделять чисто уголовные преступления и какие-то события коммерческого и финансового характера.

- Вы вместе с Армангуль Капашевой создали свой фонд «Тагдыр» и начали борьбу против Рахата Алиева, теперь уже политическими средствами. Вы требуете, чтобы Рахат Алиев предстал перед судом за предположительные преступления мафиозного характера в любой стране, где бы ни появился, в Австрии или в Греции. В Австрии понятно, он там остался после службы послом Казахстана и получил там статус резидента, или ПМЖ, говоря на обиходном языке. А Греция при чем?

- Мне не вполне известно, но, как говорят достоверные источники, у Рахата Алиева имеется греческий паспорт. Соответственно, этот человек, этот преступник может находиться в Греции. Вообще он, имея паспорт страны - члена Европейского союза, может перемещаться во всех странах Европейского союза.

- То есть можно предположить, что следующая ваша поездка, следующая медиакампания может развернуться в Греции?

- К сожалению, ничего подобного сейчас не могу комментировать.

ПИТЕР ЗАЛМАЕВ ПРИСОЕДИНИЛСЯ К АСТАНИНСКИМ ОБВИНЕНИЯМ ПРОТИВ РАХАТА АЛИЕВА

- Позвольте подключить к нашей беседе господина Питера Залмаева. Вот вы, как человек со стороны, беспристрастный наблюдатель, что можете ответить на такой вопрос. Как могло случиться так, что Рахат Алиев, в бытность его зятем президента Казахстана, занимался крупным бизнесом и одновременно занимал крупные государственные посты? Оппозиция утверждает, что он лично возглавлял репрессии против демократов. Как такое могло случиться? Ведь не будь коррупции в верхах и непотизма, наверняка Рахат Алиев работал бы по своим профессиям врача и юриста и был бы чист от обвинений в похищении людей.


- Наверное, это не мне комментировать. Я был в Казахстане не один раз. В принципе, Казахстан намного лучше знаете вы и мои коллеги, здесь присутствующие. Поэтому говорить о реалиях жизни в Казахстане лучше им. Тем не менее, я должен сказать, что сам по себе факт нахождения Рахата Алиева на руководящих постах и бизнесе, наверное, не является чем-то противозаконным. Просто, мне кажется, что в случае Рахата Алиева имела место безнаказанность, то есть и то, как он вел бизнес, и то, как он работал на этих постах.

Последнее событие, связанное с исчезновением двух людей, человеческая трагедия, о которой мы сейчас говорим - это то, зачем мы сейчас собрались. И думаю, лучше обращать внимание на это. Не в прошлом копаться, а пытаться решить сейчас вопрос, что нужно делать с Рахатом Алиевым.

Наш месседж и в Вашингтоне, и в Вене - Рахат Алиев, несмотря на его утверждение о политической подоплеке этого дела, все же несет ответственность за исчезновение двух людей. Он со своими коллегами был последним, кто видел этих людей. Мы добиваемся правосудия здесь. Он должен ответить в суде, что произошло с этими людьми.

- Господин Залмаев, на чем основано ваше утверждение о том, что Рахат Алиев и его ближайший сподвижник были последними, кто видел топ-менеджеров Нурбанка живыми?

Питер Залмаев, директор американской НПО "Евразийская демократическая инициатива".
- Это основано на материалах дела. Насколько я ознакомился с материалами дела, я знаю, что выступил не один свидетель по этому делу, в частности, работники Нурбанка, которые видели именно их в сопровождении этих людей. Охранники банка, которые были там, покаялись на самом деле и подтвердили это. Больше других свидетелей нет, которые бы заявили о другом. Это единственная информация, которая имеется.

- Международные демократические организации, известные вам правозащитные организации в своих докладах за 2008 год продолжают критиковать власти Казахстана за систематические нарушения прав человека, в том числе право на справедливый суд. Как вы оцениваете заочные суды над Рахатом Алиевым и его людьми, прошедшие в Алматы и в Астане. Эти суды были справедливыми?

- Знаете, заочные суды заставляют нас беспокоиться. Я, как директор организации «Евразийская демократическая инициатива», заявлял до этого, что то как прошел этот суд насчет политических обвинений, в частности, Рахата Алиева и его группы в попытке его свержения законной власти, конечно же, оставляет желать лучшего. То есть сам факт проведения этого суда закрытым военным трибуналом заставляет беспокоиться. Многие организации заявляли об этом, но здесь опять-таки важно не смешивать два дела.

Дело, которое прошло по Нурбанку, имело открытый характер и было чисто уголовным. Поэтому здесь очень важно их разделить, понять то, что говорит Рахат Алиев в отношении политических преследований себя. Как раз это четко выработанная стратегия его и его адвокатов, которая позволила ему получить убежище в Австрии.

Тем не менее, я должен заметить, что ни я, ни активисты фонда «Тагдыр» не настаивают на экстрадиции Рахата Алиева в Казахстан. Мне кажется, что и госпоже Капашевой, и госпоже Темиралиевой это не нужно. Им нужно узнать, что произошло с их братом, мужем. Рахат Алиев может рассказать об этом, только будучи привлеченным к ответственности в суде. Будет ли этот суд в Австрии, в Великобритании, Греции, США или в любой другой стране, без разницы. Речь идет о судьбе людей, и поэтому важно не смешивать эти два дела, не смешивать политику и уголовщину.

- Господин Залмаев, в ноябре 2008 года вы участвовали в одной правозащитной конференции в Женеве, там Комитет ООН по пыткам рассматривал ситуацию в Казахстане. Тогда вы дали интервью нашему радио Азаттык и рассказали, что осужденные по делу Рахата Алиева на трибунале в Астане люди, так называемая «Группа-16», подвергалась пыткам. Вы тогда как правозащитник подвергали сомнению следствие и суды по делу Рахата Алиева.

- Совершенно верно, это опять-таки идет речь о людях, которые, на наш взгляд, явились такими же, как и семья Армангуль Капашевой и Гульнары Темиралиевой, жертвами этого человека. В том числе две девушки, Ольга Королева и Татьяна Крайнова, которые являлись сотрудницами телестанции и которые были привлечены к ответственности именно по ассоциации с этим человеком.

То есть этот человек действительно оставил за собой кровавый след, много людей пострадали от него, таким или другим образом. Но мне кажется, что в этом деле надо разделять то, что произошло с сотрудниками Нурбанка, и то, что потом произошло в контексте этого суда над сотрудниками, или так называемыми сотрудниками Алиева. Речь идет о суде, который завершился в марте, в ходе закрытого военного трибунала.

- То есть вы предлагаете разделять и характер судов. Один суд прошел в Алматы по делу Нурбанка. Этот уголовный суд, он, по-вашему, прошел объективно, а вот в Астане закрытый военный трибунал прошел...

- Знаете, я даже не берусь утверждать, насколько объективно он прошел. Факт тот, что он прошел. Факт тот, что было два человека и их не стало. Что с ними стало, неизвестно. И он должен за это ответить. А то, что он утверждает о политических гонениях, я тоже не берусь рассматривать эти факты. Мне кажется, что здесь дело об уголовной ответственности и та политика, которая может здесь присутствовать, это нечто другое.

Если Австрия решила, что уголовная система и суды Казахстана нечестные и несправедливые, и решила не экстрадировать Алиева, это одно. Тем не менее, здесь стоит вопрос об его уголовной ответственности за исчезновение людей. Мне кажется, что сейчас в Австрии решается этот вопрос. Факт, что Абильмажин Гилимов и Армангуль Капашева были приглашены в Вену для дачи показаний в офисе прокурора, говорит о том, что австрийские власти и судебная система этой страны решают вопрос и понимают, что избежать ответственности ему все же не удастся.

- Господин Залмаев, вы как лоббист сопровождали госпожу Армангуль Капашеву и господина Абильмажина Гилимова в Вене и давали интервью австрийским СМИ. Ваш прогноз как человека, сведущего в большой политике, каковы могут быть дальнейшие действия правоохранительных органов Австрии?

- Ержан, позвольте мне поправить вас, я не являюсь лоббистом. Все-таки речь идет о неправительственной правозащитной организации. Я занимаюсь вопросами прав человека, демократии и транспарентности судебной системы в Казахстане, в других странах Средней Азии и бывшего Советского Союза. То есть я бы хотел сразу это заметить.

Насчет австрийской судебной системы. Это дело идет, конечно, не так быстро, как хотелось бы. Тем не менее, опять повторюсь: есть факт, что после полутора лет настойчивых просьб рассказать о делах в своей стране австрийским властям и суду госпожа Капашева и господин Гилимов были приглашены покурором.

В течение трех дней с утра до вечера они давали показания. Как вы заметили, в австрийских газетах, в ведущих изданиях, на телевидении и радио прошла информация. И в первый раз этим людям удалось донести свою точку зрения на это дело до австрийской публики, в частности, до прокурора. Мне кажется, здесь речь идет о поворотном моменте в деле. Это займет, конечно, время, но мне кажется, назад дороги нет. Думаю, рано или поздно Рахат Алиев предстанет перед судом.

- Господин Залмаев, возглавляемая вами организация «Евразийская демократическая инициатива» имеет офис в Нью-Йорке и занимается некоторыми политическими акциями в масштабах Европы. Вы встречаетесь с представителями оппозиции из стран Центральной Азии, сопровождаете их на больших международных конференциях. И сегодня в вашем рассказе нашему радио Азаттык и в ваших интервью австрийским СМИ некоторые ваши аргументы перекликаются с утверждениями официальной пропаганды Казахстана.

- Ержан, о чем вы говорите, в частности, какие утверждения?

- В частности, в письме нашему радио Азаттык вы пишете, что именно Рахат Алиев и его сподвижники были самыми последними, кто видел живыми двух пропавших банкиров. В то же время сам Рахат Алиев и его сподвижник Альнур Мусаев утверждают, что последними живыми их видели председатель комитета национальной безопасности и бывший руководитель администрации президента Казахстана. По-вашему, как можно дальше докапываться до истины в международном масштабе?

- Как говорили здесь мои коллеги и как я говорил, это должно произойти в контексте суда. Если Рахат Алиев считает себя невиновным и утверждает, что пропавших банкиров видели другие люди, то пусть он скажет это в суде - в честном и справедливом австрийском суде. Если он не собирается возвращаться в Казахстан и если он невиновен, то пусть все расскажет. Чего ему бояться?

- Господин Залмаев, вашингтонские коридоры вам хорошо известны, и ваша организация авторитетная и известная. Скажите, каковы ваши впечатления по поводу того, как воспринимает американская элита и те люди, которые встречались с визитерами из Казахстана, эту ситуацию? Каков взгляд по ту сторону океана, американский взгляд?

- Для многих из них было сюрпризом услышать о том, что у господина Алиева возможны контакты или попытки выйти на контакт, с целью получения политического убежища, с американскими властями, в частности с представителями из департамента юстиции. Поэтому мне кажется, было очень важным рассказать им об этом. Как говорили мои коллеги, имя Рахата Алиева хорошо известно в Америке, и не с хорошей стороны, конечно.

Но мне кажется, учитывая то, что к власти в Америке пришли другие люди (администрация Барака Обамы продолжает формироваться, в частности, Государственный департамент и Национальный совет безопасности), важно было встретиться с этими новыми людьми, которые будут формировать политику, и рассказать им ещё раз о специфике дела Рахата Алиева, рассказать также об уголовной стороне его дела.

Нам было заявлено, что будут предприниматься все усилия со стороны представителей американской власти, чтобы не позволить Рахату Алиеву получить политическое убежище в обмен на какие-то обещания.

- Господин Залмаев, в заключение можете сказать нашему радио Азаттык свой личный прогноз как эксперта в политических делах, какие могут быть на практике шаги американской бюрократии в отношении Рахата Алиева и его дела?

- Я думаю, что благодаря нашей работе и работе фонда «Тагдыр» Алиеву не удастся получить убежище в этой стране и, как я сказал, рано или поздно ему придется все же ответить за содеянное.

- В конце нашего Круглого стола хотел бы сказать: если у участников беседы есть ещё что-то сказать, мы можем предоставить слово. Мы сегодня собрались для того, чтобы помочь найти разгадку этой новой политической загадки современного Казахстана. Таких тайн в Казахстане становится все больше и больше, и, как мы сегодня говорили в нашем разговоре, больше всего от этого страдают дети, родственники, семья. Это личное горе нескольких семей, которое проходит на глазах всего казахстанского общества. Пожалуйста, госпожа Армангуль Капашева, есть у вас еще что-то сказать?

- Я думаю, что и Альнур Мусаев, и Рахат Алиев пристально следят за публикациями вашего радио Азаттык. Я бы хотела обратиться к ним: если они имеют хоть капельку чего-то человеческого, если что-то человеческое в них еще осталось, то пусть помогут нам найти людей. Потому что они тоже родители, у них тоже есть сыновья и дочери.

Мы постоянно говорим, что нам больше ничего не нужно, верните нам людей, мы даже не станем преследовать, нам больше ничего не надо, абсолютно. Я хотела бы, чтобы они услышали и сделали всё возможное, чтобы вернуть нам Жолдаса и Айбара.

- Спасибо, госпожа Капашева. Госпожа Гульнара Темиралиева, пожалуйста, вам слово.

- Я, пожалуй, думаю, что это – самое лучшее завершение нашего разговора. Спасибо.

- Спасибо за беседу, госпожа Армангуль Капашева, госпожа Гульнара Темиралиева и господин Питер Залмаев.
  • 16x9 Image

    Ержан КАРАБЕК

    Ержан Карабек работает в пражской редакции Азаттыка с 2001 года. С отличием закончил факультет журналистики Казахского университета в 1992 году, пишет на русском и казахском языках. Профессиональную карьеру начинал в еженедельных газетах "Сухбат", "Новое поколение", "21 век". Лауреат премии Союза журналистов Казахстана. Работал в Алматинском бюро радио Азаттык. С августа 2008 года редактирует наш веб-сайт Radioazattyk.org на русском языке.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG