Доступность ссылок

Армангуль Капашева дала показания против Рахата Алиева в прокуратуре Вены


Армангуль Капашева проводит пресс-конференцию против Рахата Алиева. Алматы, 5 января 2009 года.

Армангуль Капашева проводит пресс-конференцию против Рахата Алиева. Алматы, 5 января 2009 года.

Армангуль Капашева дала показания 27 января. 29 января там же допрашивается банкир Абильмажин Гилимов, ждет очереди на допрос следователь казахского МВД Гаши Машанло. Прокуратура Вены затем будет решать дальнейшую процедуру дела.

АРМАНГУЛЬ КАПАШЕВА ПО-ПРЕЖНЕМУ УВЕРЕНА, ЧТО В ДЕЛЕ РАХАТА АЛИЕВА ПОЛИТИКИ НЕТ

Городская прокуратура Вены заслушивает показания трех казахстанцев, которые выдвигают серьезные обвинения против Рахата Алиева, бывшего заместителя министра иностранных дел и бывшего посла Казахстана в Австрии, в прошлом - зятя президента Казахстана.

Правоохранительным органам австрийской столицы дают показания супруга без вести пропавшего бывшего сотрудника Нурбанка Жолдаса Темиралиева Армангуль Капашева, банкир Абильмажин Гилимов, а также следователь МВД Казахстана Гаши Машанло.

Первые показания против Рахата Алиева 27 января дала Армангуль Капашева. Слушания с Абильмажином Гилимовым пройдут 29 января. После этого следователь МВД Казахстана Гаши Машанло ответит на вопросы прокуроратуры Вены по обвинениям, выдвигаемым казахстанским правительством к бывшему зятю Нурсултана Назарбаева.

После первого дня слушаний Армангуль Капашева дала интервью нашему радио Азаттык.

- Госпожа Капашева, давайте начнем разговор с первого дня слушаний. Как все происходило, какие вопросы вам задавал прокурор и какими были ваши показания?

- Прокурор 27 января, с утра до вечера, заслушивал мои показания. Вроде как нормально. Однако он все время пытался перевести разговор на тему политической ситуации в Казахстане. Хотя тут нет никакой политики. Все, что произошло, - это криминал.

Мои адвокаты подавали очень много жалоб, ходатайств и протестов. В 2008 году, когда мы приехали в Вену вместе с Шолпан Хасеновой, мы настаивали на том, чтобы нас заслушали, но прокуратура была настроена на то, чтобы закрыть это дело без рассмотрения.

- Госпожа Капашева, какими могут быть последующие действия прокуратуры Австрии в отношении вас?

- После наших слушаний прокуратура должна решить, стоит ли продолжать следствие дальше, то есть допрашивать ли остальных свидетелей или же закрыть это дело.

- Какие у вас были главные доводы во время дачи показаний?

- Я рассказала все то, чему была свидетелем. Также рассказала о событиях 18 – 19 января 2007 года, о событиях 31 января, о которых мне рассказывал супруг. О том, что я предприняла в тот день, когда произошло событие в Нурбанке, также о тех событиях, которые происходили до мая, пока не началось следствие.

Я рассказала о том, как Рахат Алиев подал на меня в суд. Тогда адвокат Рахата Алиева открыто на судебном заседании грозил мне уголовным преследованием сроком до 3 лет. Рахат Алиев готов был проехаться танком по нашей семье, лишь бы заставить замолчать нас.

Это дело явилось последним делом Рахата Алиева на территории Казахстана. Было последней каплей, которая переполнила чашу терпения казахстанского общества. Поэтому на нашу сторону стал весь народ, все независимые СМИ. Мне помогло, что во главе этих СМИ были те, которые действительно тогда потерпели от Рахата Алиева очень много.

- Скажите, пожалуйста, какие бизнесмены обращаются к вам? Вы говорите, общество Казахстана встало на вашу сторону. Какие еще есть в казахстанском обществе жалобы на действия Рахата Алиева?

- Работаем пока, выявляем. Люди боятся просто. Вы и сами прекрасно знаете, что немало людей потерпело от него. Многие еще в то время уехали за границу. Наша цель – всех их объединить, показать всему миру, всему обществу его истинное лицо, а не так, как он себя позиционирует сейчас оппозиционером, демократом. Если бы не наше дело, если бы мы молча проглотили бы, он и дальше продолжал бы творить то же самое.

- А чего боятся люди? Рахата Алиева в стране нет. Он говорит, что он сам преследуется, что его родственники преследуются только за то, что они его родственники. Мать преследуется. Его близкие люди десятками репрессированы.

- В последнем интервью на вашем радио Рахат Алиев говорит, что его отца выжили из страны. Но мы все прекрасно знаем, что он через своих людей ходатайствовал, чтобы отца выпустили на лечение и так далее. Как это выставили из страны? Видите, он даже в этом врет. Его отец в любой момент может вернуться, его же никто не удерживает. Никто его не высылал. Наоборот, Рахат Алиев, насколько я знаю, присылал самолет за своим отцом, чтобы его вывезти на лечение, якобы он там смертельно болен.

- Госпожа Капашева, скажите, пожалуйста, Адонис Дербас, бывший бизнес-партнер Алиева, не давал показания?

- Нет пока.

- В казахстанской прессе было сообщение, что и он прибыл в Австрию. Это так?

- Насколько я знаю, нет. Но адвокаты ходатайствуют, чтобы его тоже заслушали заново. Потому что его показания повлияли на отказ об экстрадиции Рахата Алиева.

- В какое время прокуратура обещает вам выдать результаты своего дела?

- Не знаю, это только адвокаты могут знать. Но сейчас мы не можем сидеть и ждать. Дела австрийской прокуратуры идут очень медленно. Вчера я давала показания, сегодня и завтра - Абильмажин Гилимов и дальше – Гаши Машанло.

Прокурор ознакомил меня с показаниями Рахата Алиева, где он говорит, что никого не похищал, что это не соответствует действительности. В ответ я сказала прокурору: «Ну а какого же результата вы ожидали? Чтобы он признался и сказал, что это он похитил людей? И поэтому прибежал к вам с просьбой спасти его, защитить? Что ему остается ещё делать? Как отрицать содеянное?» На что прокурор сказал, что это просто формальность и что он должен был ознакомить меня.

Действия Рахата Алиева ясны: он не отступит от своих показаний. Ему выгодно политизировать ситуацию, хотя здесь только криминал. Обычный уголовный преступник. В апреле 2007 года он приехал в Алматы на медиафорум, выступал на нем с речью о том, что в Казахстане все хорошо и что он поддерживает действующий режим. Но когда 9 мая МВД возбуждает уголовное дело против него по расследованию похищения моего супруга, то Рахат Алиев примерно 25 - 26 мая начинает критиковать Казахстан, правительство и президента.

Но где же логика в его словах? Что могло измениться за месяц с небольшим? Его взгляды коренным образом меняются. Можно заметить это, наблюдая хронологию его высказываний. Несмотря на то что он начал критиковать власть, позиционируя себя ее политическим оппонентом, все оппозиционеры отвернулись от него.

- То есть вы по-прежнему считаете, что Рахат Алиев причастен к похищению и исчезновению вашего супруга?

- Я в этом уверена.

- Зачем ему это надо было бы делать, как вы думаете, госпожа Капашева?

- Не знаю. Думаю, что это вопрос не ко мне, а к психиатру.

- Что говорят ваши адвокаты? Что вы добиваетесь, говоря юридическим языком?

- Мои адвокаты говорят, что если мы убедим прокуратуру Вены, что действительно состоялось похищение людей, то Рахата Алиева должны экстрадировать в Казахстан, либо Австрия сама должна его судить. Это может быть отдельное дело, об экстрадиции.

ТАК ЧТО ЖЕ ПРОИЗОШЛО В НУРБАНКЕ? ВЗГЛЯД СПУСТЯ ДВА ГОДА

- Госпожа Капашева, давайте вернемся к событиям двухлетней давности. Скажите, что послужило основой конфликта между Алиевым и топ-менеджерами Нурбанка? Ведь известно, что ваш супруг – Жолдас Темиралиев, Абильмажин Гилимов и Рахат Алиев были крупнейшими бизнес-партнерами.

- Они не были партнерами. Мой супруг Жолдас Темиралиев и Абильмажин Гилимов были топ-менеджерами. Они давно работали в Нурбанке. Жолдас Темиралиев и Абильмажин Гилимов организовали этот банк. Гилимов стоял у истоков этого банка, затем пришел мой супруг. Дальше они начали развивать этот банк. Когда именно пришел Рахат Алиев в Нурбанк, я не в курсе.

В любом случае, мой супруг и Абильмажин Гилимов создавали этот банк. Они вложили в него много труда и считали его своим детищем. Хотя они были всего лишь топ-менеджерами. Но Абильмажин Гилимов, мой супруг Жолдас Темиралиев и Рахат Алиев партнерами никак не были.

- Однако, госпожа Капашева, Рахат Алиев имел крупное влияние на Нурбанк и другие бизнес-структуры Казахстана.

- Да, Рахат Алиев в каком-то из своих заявлений признался, что он - медиамагнат. Он перечислял, какой бизнес принадлежит ему в стране. Да, Рахат Алиев был акционером Нурбанка, присутствовал на собраниях, назначал людей, то есть решал все дела в Нурбанке.

- Госпожа Капашева, события в Нурбанке были очень драматичными, они начались буквально два года назад. Почему, по-вашему, власти Казахстана открыли расследование против Рахата Алиева только в мае 2007 года? Почему власти три с половиной месяца не могли приступить к действию? В чем причина медлительности их действий?

- Причина в том, что с самого начала финансовая полиция забрала мое заявление, в тот же день. Также она с самого начала настаивала на том, что это было нападение на Нурбанк. Что собровцы пришли выручать похищенных людей. Финансовая полиция повернула дело так, что якобы мой муж сбежал, наворовал денег и что он причастен к мошенничеству. По этим обвинениям в финансовой полиции возбудили дело.

Хотя после прокуратура разобралась в том, что это были в основном фальсифицированные документы. Возбудили дело, и главенствовала в этом финансовая полиция. Рахат Алиев и финансовая полиция повернули дело именно таким образом. МВД тем временем потихоньку работало, собирало факты, и где-то в апреле 2007 года стало заметно напряжение между финансовой полицией и МВД. Потому что МВД опрашивало свидетелей, тут же финансовая полиция их забирала, как сказали следователи, «переобували» их. Сотрудники финансовой полиции запугивали свидетелей, говоря им: «Вы до утра не доживете. Зачем вам это нужно? Зачем вмешиваетесь в это дело?»

Основные свидетели - девочки, которые давали такие показания. Вот эти основные свидетели подписали документ, что якобы полиция выбивала из них эти показания, что они на самом деле такого не говорили.

"ЗЯТЬ ПРИКРЫВАЛСЯ ТЕСТЕМ"

- Госпожа Капашева, прошло два года с тех пор, и сейчас можно уже охватить масштаб этих событий. По вашей версии, как могло получиться так, что Рахат Алиев вел, будто бы, бизнес мафиозного стиля? Как могло случиться, что он - посол в Австрии - должен был бы находиться в Вене, но, судя по вашей версии, он все время был в Алматы, в Нурбанке?

- Его назначили где-то в середине апреля.

- Да, да, он был первым заместителем министра иностранных дел сначала, потом его назначили послом. То есть человек должен был быть на государственной службе. Но почему он, по-вашему, был вовлечен в такие разборки по бизнесу?

- Этот вопрос не ко мне, я ведь всего лишь домохозяйка, жена, которая ищет своего мужа. Думаю, этот вопрос надо задавать правительству и уполномоченным лицам, которые могут ответить на этот вопрос. Наверное, он просто пользовался своим положением зятя президента Казахстана.

- Госпожа Капашева, сегодня вы уже не домохозяйка, а фигурируете как общественный деятель. Скажите, как могло случиться в казахстанском обществе так, что близкий родственник президента Назарбаева, близкая родня политической элиты могли вести бизнес крупного масштаба, открыто проявлять, как вы настаиваете, какие-то действия рейдерского характера?

- Думаю, причиной этого является страх людей, они всегда боятся, предпочитают уступить, отдать свой бизнес, лишь бы избежать шума, боятся большего наказания.

Теперь наш пример показывает, что наоборот: не надо никогда молчать. Рахату Алиеву все сходило с рук, потому что люди молчали. Никто практически не выступал открыто.

- Госпожа Капашева, почти два года Рахата Алиева нет на политической сцене Казахстана. Как вы думаете, ситуация в бизнес-культуре Казахстана, в поведении элиты страны изменилась?

- Я думаю, что да. По крайне мере, по словам людей, с уходом Рахата Алиева дышать стало легче в стране.

- Госпожа Капашева, спасибо вам за интервью.

(На нашем веб-сайте 30 января опубликовано интервью с еще одним главным фигурантом скандала вокруг Нурбанка - Рахатом Алиевым).

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG