Доступность ссылок

Бывший военнопленный Ахметбек Нурманов до сих пор не может добиться реабилитации


Ветеран Второй мировой войны Ахметбек Нурманов. Поселок Уил Актюбинской области. 21 октября 2009 года.

Ветеран Второй мировой войны Ахметбек Нурманов. Поселок Уил Актюбинской области. 21 октября 2009 года.

Житель поселка Уил Актюбинской области 88-летний Ахметбек Нурманов, участник Второй мировой войны, несколько десятков лет добивается реабилитации как бывший военнопленный и политзаключенный.

АРЕСТЫ И СМЕРТЬ РОДНЫХ

- В 1936 году арестовали отца, мне было тогда 14 лет. Отцу дали попрощаться с семьей. Отец просил меня хорошо учиться и беречь сестер. Но своего обещания я не сдержал, сестер не уберег: они умерли от голода во время войны, - рассказывает со слезами на глазах аксакал.

Позже обвинили в измене родине и арестовали старшего брата-инвалида и самого Ахметбека Нурманова. Мать осталась одна.

- Отца расстреляли. Брату дали десять лет тюрьмы. Позже их реабилитировали посмертно. Почему посмертно? Разве нельзя при жизни реабилитировать? - спрашивает аксакал.

Школа, где учился Ахметбек Нурманов. Поселок Уил Актюбинской области, 21 октября 2009 года.
Ахметбек Нурманов был одним из первых выпускников Уилской средней школы. В середине 1930-х годов из Ленинграда в Уил в ссылку привезли 60 семей. Это семьи бывших аристократов, известных музыкантов, спортсменов.

- Ссыльные были высокообразованными, культурными людьми. Из пятнадцати первых выпускников школы четверо получили аттестат с отличием - один русский и три казаха. Это заслуга ссыльных ленинградских педагогов. В аттестате с отличием внизу было написано, что можно поступать в любой вуз СССР без экзаменов. Я поступил в Казахский государственный университет в городе Алма-Ате на физико-математический факультет. Выпускник отличник Елизаров был сыном ссыльного, поэтому он учился в Актюбинске, дальше его не пустили, - говорит Ахметбек Нурманов.

По словам аксакала, в истории Уилской школы такого количества выпускников с отличием больше не было.

ОБЕЩАНИЕ МУСТАФЫ ШОКАЯ

Ахметбек Нурманов хорошо учился в университете, но его призвали в армию. Артиллерийская часть недалеко от границы, где служил Ахметбек, 22 июня 1941 первой приняла бой с фашистскими захватчиками. В неравном бою советские солдаты попали в плен к немцам. Тюркоязычных военнопленных отправили в Польшу. Ахметбек Нурманов попал в город Чистяков, в концлагерь, где их поселили в бараки.

- Нас, военнопленных, кормили хлебом из опилок. Фашисты нас за людей не считали. Каждый день умирали пленные. Мы их складывали, как дрова, вывозили на телегах и закапывали на окраине Чистякова. Из полутора тысяч пленных в живых осталось 150 человек. К нам в лагерь приезжал Мустафа Шокай, мы позже узнали об этом. Рассказывали, что Мустафа Шокай, увидев нас, заплакал, как ребенок, и обещал помочь. Позже мы попали в Туркестанский легион, где организовали тайную организацию. Так мы надеялись при первой возможности перебежать к советским солдатам и защищать Родину. В 1944 году в первом же бою, в течение часа, мы перешли на сторону наших союзников американцев и позже вернулись домой.

НА КОЛЫМЕ

В 1948 году Ахметбека Нурманова приговорили к 30 годам тюрьмы «за измену родине» и отправили уже в советский концлагерь, в ГУЛАГ, на Колыму.

- Люди на Колыме умирали почти каждый день, всё время прибывали новые заключенные. Однажды приехала к нам женщина, кандидат геологических наук. Из десяти рабочих она выбрала в помощники меня. Женщина тайком давала хлеб, сало, масло. Три года работал рядом с ней. Выжил благодаря этой доброй русской женщине, - говорит Ахметбек Нурманов нашему радио Азаттык.

После смерти Иосифа Сталина, в 1955 году, Ахметбек Нурманов вернулся на родину, в казахский поселок Уил. Где и живет по сей день. Из этого маленького села его забрали в Красную Армию, и в это маленькое село он вернулся после долгих скитаний по фашистским и советским концлагерям.

БЕЗ РЕАБИЛИТАЦИИ

- Когда Казахстан получил суверенитет, я думал, что наш президент Нурсултан Назарбаев поднимет политические вопросы, но мы остались без внимания. Президент проводит только экономические реформы. Надеюсь, что он к какому-то решению придет, - говорит Ахметбек Нурманов.

По его словам, за все эти годы его ни разу не приглашали как ветерана войны ни на одно мероприятие. Обращался он, говорит, и в партию «Нур Отан», год ждал ответа.

- Написал повторно. Пришел ответ от заместителя председателя партии Дархана Калетаева. В письме написано, что мою жалобу направили в комитет национальной безопасности, в государственный спецархив. Прошло четыре месяца, а ответа нет. Мы первыми приняли на себя огонь немецких захватчиков. Я потерял друзей. В плену мы, советские солдаты, жили надеждой, что при первой возможности перейдем на сторону советских солдат. Родина несправедливо осудила меня на тридцать лет. Восемь лет отсидел, судимость сняли, но до сих пор не реабилитировали. Кто я: изменник Родины или честный человек? - спрашивает бывший военнопленный Ахметбек Нурманов.

Такова история только одного человека, который прошел сквозь все круги ада тоталитарных режимов. Власти Казахстана в начале периода независимости открыли некоторые архивы, общественности было дозволено открыть некоторые белые пятна новейшей истории. Однако дальше опубликования преступлений против народа советского периода дело не пошло, десталинизация застопорилась, говорят эксперты. Еще многие рядовые люди, как 88-летний казахский аксакал Ахметбек Нурманов, добиваются акта реабилитации как моральной сатисфакции за свою исковерканную жизнь.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG