Доступность ссылок

«Аджип» в ответ на обвинения в мошенничестве пока отмалчивается


Плавучий объект "Шапагат" на шельфе Каспия. (Архивное фото).

Плавучий объект "Шапагат" на шельфе Каспия. (Архивное фото).

Финансовая полиция Казахстана обвинила нефтяную компанию «Аджип» в мошенничестве. Эксперты считают, что за данным ходом стоит вопрос национализации. Сама компания пока воздерживается от комментариев.


В пятницу, 19 ноября, представитель финансовой полиции Адиль Абылкасимов, выступая на международной конференции по вопросам недропользования, заявил, что в отношении нефтедобывающей компании «Аджип» (Agip Kazakhstan North Caspian Operating Company) расследуется уголовное дело по факту мошенничества.

По его словам, этой нефтедобывающей компанией дважды были учтены одни расходы по выполненным строительно-монтажным работам по объекту.

– Установка комплексной подготовки нефти и газа наземного завода «Болашак» на сумму 110 миллионов долларов, которые в последующем планировались к замещению за счет добываемых объемов нефти и газа, – говорит Адиль Абылкасимов.

По его словам, недропользователям, работающим по Соглашению о разделе продукции, гарантировалось возмещение их затрат на разведку углеводородных месторождений за счет коммерческой добычи нефти и газа.

Представитель финполиции утверждает, что, воспользовавшись данным положением, недобросовестные инвесторы завышают суммы фактических инвестиционных обязательств и в результате происходит не только уклонение от уплаты налогов, но и хищение государственных средств.

Как известно, компания «Аджип» является оператором первого этапа разработки крупнейшего в мире нефтегазового месторождения Кашаган. Наше радио Азаттык обратилось за комментарием в пресс-службу компании «Аджип». Нам сообщили, что письменный ответ на это заявление представителя финполиции готов, но еще не утвержден руководством. Поэтому все комментарии в СМИ относительного данного обвинения в мошенничестве компания разошлет в ближайшее время.

ПРОБЛЕМА В КОНТРАКТАХ

Галина Нахманович, эксперт Института политических решений, кандидат экономических наук, считает, что если будет необоснованное давление на иностранных инвесторов, то это, конечно, может привести к уменьшению инвестиционной привлекательности Казахстана.

– Компания «Аджип» работает в казахстанской нормативной системе и проект Кашаган работает тоже в рамках этой системы. Поэтому если есть нарушения в плане законодательства, то компания, конечно, должна нести ответственность.

Экономическая подоплека понятна – Казахстан хочет быстрее реализовать этот проект и чтобы инвесторы работали как можно результативнее. «Аджип» со своей стороны, не знаю, насколько обоснованно, но затягивает процесс разработки Кашагана. И теперь, когда начинается фаза практической реализации проекта, возникает очень много проблем. Увеличение стоимости проекта требует дополнительного финансирования и откладывает реализацию этого проекта.

Проблема вся – в неурегулированных контрактах. То есть надо строго работать по контракту, в том числе Казахстану, который несколько раз подтверждал стабильность этих контрактов, а потом заявил, что будут пересмотрены условия контрактов и так далее. Это создает определенную нервозность среди инвесторов, особенно в части пересмотра налогового кодекса, применения его к ранее заключенным соглашениям. Хотя в международной практике законы обратной силы не имеют.

Я думаю, что нарушения подобного характера и раньше имели место в «Аджипе», просто к ним не было такого повышенного внимания со стороны правоохранительных органов. «Аджип» требует соблюдения контракта со своей стороны, а мы – со своей стороны. И поэтому проверки будут.

Конечно, все подробности контракта с «Аджипом» мне неизвестны, но в Соглашении о разделе продукции инвестиционная часть – затраты – уменьшают налоговые выплаты и вообще долю Казахстана. Поэтому в этом плане понятен интерес правоохранительных органов. Частые и необоснованные пересмотры условий контракта и попытка нарушить эти контракты имеет негативное отношение.

– Существует предположение, что Казахстан таким образом хочет увеличить долю государственного участия в нефтегазовых проектах на своей территории. Обоснованы ли такие подозрения?

– Когда в 1993 году был подписан первый контракт с ТШО, правительство пошло на все условия и было много непродуманных вещей. Именно в тот момент было важнее привлечь иностранных инвесторов. Контракты подписывались без учета на перспективу. Сейчас, спустя 17 лет, условия изменились, а контракты остались старыми. Поэтому, с одной стороны, понять претензии правительства
Если правительство хочет изменить контракт, то должно договариваться с иностранными инвесторами, которые, в свою очередь, не идут на послабления. Поэтому государство вынуждено применять в этом плане нормативно-правовые нормы.
Казахстана к иностранным инвесторам тоже можно.

Если правительство хочет изменить контракт, то должно договариваться с иностранными инвесторами, которые, в свою очередь, не идут на послабления. Поэтому государство вынуждено применять в этом плане нормативно-правовые нормы.

Идти по пути национализации, как некоторые депутаты парламента предлагают... А кто придет? Понятно, что придут те инвесторы, которые менее прозрачные, менее авторитетные. Потому что любой уважающий себя инвестор, а «Аджип» и «Шелл» – это уважаемые во всем мире компании, уже не придет, если будет жесткое расторжение контрактов в одностороннем порядке и так далее.

«ЭТО НЕ ПОЛИТИКА, А ЧИСТАЯ УГОЛОВЩИНА»

Экономист Канат Берентаев считает, что если финполиция действительно докажет нарушения, то есть будут разбирательства, так как увеличили издержки, возмещая затраты, то самый радикальный способ – разорвать контракт.

– И это касается не только Кашагана, клевета относится ко всем. По Кашагану сроки не раз переносились по разным причинам, это ведет к удорожанию проекта. Там еще один момент есть. Помните, когда Казахстан вошел в Карачаганак, увеличив свою долю? По сути дела, этот вопрос нужно ставить – о национализации этой компании.

– То есть вы считаете, что в этом деле нет политики?

– Дело в том, что это не политика, а чистая уголовщина, по сути дела, в основе. Другой вопрос, почему вот это всплыло сейчас, в данный момент. Это уже связано с политикой. Но об этом уже нужно спрашивать с бывших руководителей министерства, «КазМунайГаза», почему они такие обсчеты позволяли делать. Это очень слабый контроль со стороны контролирующих органов за надлежащее ведение документации. То есть не проверялись или имелись неформальные связи, что они закрывали глаза на такие нарушения.
  • 16x9 Image

    Гульбану АБЕНОВА

    Гульбану Абенова пишет для сайта Азаттык с августа 2008 года. Окончила исторический факультет Московского гуманитарного университета, училась на театрального критика в Национальной академии искусств, окончила магистратуру Евразийского национального университета по специальности «Социология». Работала в газете «Экспресс К», сотрудничала со многими другими казахстанскими изданиями. Член Союза журналистов Казахстана с 1999 года.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG