Доступность ссылок

Молодая женщина из Актобе, которая считает себя участницей нетрадиционной религиозной общины, по своей инициативе встретилась с корреспондентом Азаттыка и рассказала о неизвестной для большинства жизни в общине религиозного меньшинства.


Гульфайруз несколько раз меняла место встречи для интервью Азаттыку, назначая ее то в автосалоне, то в малолюдном кафе. В итоге встреча с корреспондентом состоялась в одном из небольших кафе в Актобе. В ходе интервью женщина, все время поглядывая в сторону входа, начала рассказывать о пережитом ею за последние годы.

ОТ НИКАБА К ХИДЖАБУ

Жизнь Гульфайруз, которая пять лет назад торговала игрушками на рынке в Атырау, резко изменилась после встречи с актюбинцем по имени Хамза. Она забыла о своей мечте накопить деньги и поступить учиться, выходит за него замуж и переезжает в Актобе. Вначале она сопротивлялась, однако позже по просьбе мужа надела никаб и начала исповедовать «такфирское направление» ислама. Она перестала смотреть телевизор, слушать радио. Однако с каждым днем такая набожность у нее вызывала сомнения.

- Внутренне я признавала, что и мои, и религиозные знания моего мужа половинчаты. В душе я была против таких понятий, как «джихад», «харам», «ширк». Однако, кроме мужа, об этом никому не говорила. Но он не хотел об этом слушать. Он был против моего желания получить религиозное образование. Я настаивала на своем. В итоге мы разошлись, - взгрустнула молодая женщина чуть старше тридцати лет.

В беседе с корреспондентом Азаттыка Гульфайруз призналась, что в течение четырех лет носила никаб. Никаб - мусульманский женский головной убор, закрывающий лицо, оставляющий только прорезь для глаз. Год назад, после
Он был против моего желания получить религиозное образование. Я настаивала на своем.
развода «талак» с мужем (развод по шариату. - Ред.), Гульфайруз сняла никаб и стала носить хиджаб. Несмотря на это, она по привычке опускает глаза и прикрывает лицо рукой.

- Я в никабе раза-два ходила в мечеть «Нургасыр» в Актобе, однако меня туда не запустили и выпроводили. С тех пор я там ни разу не была. Ни одна из «ухти» (обращение к женщинам в некоторых мусульманских общинах, по-арабски означает «сестра».- Ред. ), которая носит никаб, сейчас не может зайти в мечеть, - говорит Гульфайруз.

На вопрос корреспондента Азаттыка, носят ли и дома никаб, она ответила, что не носят. По ее словам, наедине с мужьями все «ухти» прихорашиваются, наносят макияж, надевают пеньюары, делают красивые прически. Однако, в понимании Гульфайруз, посторонние мужчины, кроме законного супруга, не должны видеть красоту верующей женщины в ее частной жизни.

«АХИ» И «УАЛИ»

Гульфайруз считает, что если мужчине нравится другая женщина, если она приглянулась ему, чтобы не брать на себя грех, обязан жениться на ней. В такой ситуации мужчины религиозной общины могут воспользоваться своим правом на талак (развод) и уйти из семьи. По словам Гульфайруз, ее знакомая «ухти», имя которой она не захотела назвать, таким образом четырежды была замужем.

Группа родственников осужденных мусульман, обвиненных в терроризме. Алматы, 10 сентября 2012 года.

Группа родственников осужденных мусульман, обвиненных в терроризме. Алматы, 10 сентября 2012 года.

- Одно хорошо: женщина, с которой муж развелся, не уходит из религии. Ее дети и она сама остаются под покровительством «ахи» (мужчины – члены религиозной общины – Ред.), - поясняет Гульфайруз.

После развода с мужем-актюбинцем ей назначили «уали». «Уали» - это покровитель мусульманки, которая не имеет права принимать самостоятельное решение, говорит она.

- Если отец и братья женщин не придерживаются религии, они не могут стать ее «уали». Например, у меня с моим покровителем нет кровного родства, - говорит Гульфайруз.

По словам Гульфайруз, назначенный ей после развода покровитель - семейный человек. Как она пояснила, будущих супругов для девушек и молодых женщин выбирают «уали». «Уали» также принимают и другие важные для них решения.

Гульфайруз не знает, сколько человек состоит в актюбинском такфирском религиозном сообществе. Она знает, что ежемесячно члены сообщества собирают с каждого из них по три тысячи тенге на пожертвования. Гульфайруз, которая за работу в одной из актюбинских компаний получает 30 тысяч тенге, никогда не отказывала в пожертвовании. Она хорошо знает, что среди тех, кого На собрании в Атырауском университете, посвященном дискуссии о ношении хиджаба. Атырау, 10 марта 2011 года.

На собрании в Атырауском университете, посвященном дискуссии о ношении хиджаба. Атырау, 10 марта 2011 года.

она называет «ухти», много безработных женщин, у которых нет кормильцев. Ежемесячные пожертвования в размере трех тысяч тенге предназначены для нуждающихся семей из их религиозной общины. Насколько она знает, во время прошлого Курбан-айта было собрано 800 тысяч тенге. «Ахи» распределили эти деньги между нуждающимися мусульманами в городе Актобе и других трех районах области.

- Так делают не только «такенские», но и «сакенские», и «макенские». То есть деньги собираются для нуждающихся семей, - говорит Гульфайруз.

На вопрос корреспондента Азаттыка, кто такие «такенские, сакенские и макенские», она ответила, что это такфиристы, салафиты и мадхалиты. Все эти три общины властями Казахстана и ДУМК, который пропагандирует «официальный ислам», характеризуются как «нетрадиционные течения». Гульфайруз категорически не согласна с теми, кто приверженцев их религиозного направления называют «агрессивными, отсталыми и поддерживающими джихад». По ее словам, члены религиозной общины, которых она знает, различные люди, среди них есть и те, которые, как и она, хотят получить серьезное религиозное образование.

- Моя мечта – учиться в университете «Аль-Азхар» в Египте. Я хочу раскрыть глаза девушкам и женщинам, чьи знания о религии ограничиваются половинчатыми рассказами их мужей или «уали». Если Аллах пожелает, моя мечта сбудется, - сказала Гульфайруз в конце беседы.

Прежде чем попрощаться с корреспондентом Азаттыка, она не спеша огляделась по сторонам, быстро вышла и скрылась из глаз.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG