Доступность ссылок

Мысли вслух, или Еще раз о казахском языке


Участники собрания в поддержку казахского языка держат в руках плакаты, на одном из них написано следующее: «Кто виноват, что за 20 лет не сделано 20 шагов». Алматы, 20 сентября 2009 года. Фото предоставлено представителями движения «Мемлекеттік тіл».

Участники собрания в поддержку казахского языка держат в руках плакаты, на одном из них написано следующее: «Кто виноват, что за 20 лет не сделано 20 шагов». Алматы, 20 сентября 2009 года. Фото предоставлено представителями движения «Мемлекеттік тіл».

С момента, когда Казахстан обрел независимость, прошло 20 лет, а воз и ныне там: язык коренного населения – казахский – стал своего рода занозой, клеймом, бичом и укором для всех казахов.

Потеря духовного богатства вследствие сталинских репрессий на корню уничтожила тот росток, который интеллигенция старалась привить осевшему кочевому народу.

Основанная на устном фольклоре, литература должна была без трудностей стать письменной, но коммунистическая зачистка устранила и уничтожила тех представителей казахов, которые должны были сделать это дело и обновить неординарную, самобытную казахскую литературу. Но по известным причинам этому не суждено было сбыться.

Советская литература на казахском языке всегда была под контролем, и цензура всё-таки переделывала историю под марксистско-ленинскую идеологию, что мешало новому поколению понять сущность своего народа, из-за всего этого казахи начали стыдиться родного языка и культуры. Если суммировать то, что оседлыми были другие этнические группы и народы, казахи чувствовали себя второсортными, отсталыми. И всё это происходило на земле предков.

Сливки общества были превращены во «врагов народа», и некому было отстаивать честь, достоинство, право на существование кочевого образа жизни и язык. Коллективизация и раскулачивание зажиточных баев привели к тому, что номады стали вести неестественный для них образ жизни. Вся история кочевников представлялась как дикость и жизнь без каких-либо принципов, а казахи, осевшие в городах, начинали терять язык. Новое поколение осевших уже не знало и не ценило свое прошлое и не могло понять всю прелесть, красоту и глубину родной речи.

В эпоху глобализации, когда весь мир стал «одной деревней», получающей информацию с любого края земли в считаные секунды на английском, испанском, китайском, французском, русском языках, мы не можем удовлетворить даже внутренние потребности на своем языке. И как мы можем после этого требовать от других знания казахского языка? Ведь «казахи-манкурты» не желают понять «мамбетов-казахов», когда представители одной нации враждуют в Нью-Йорке и Лондоне, делясь на «говорящих на казахском» и «не болтающих на мамбетском».

В этих условиях только освоение интернет-пространства на казахском может хоть в какой-то мере помочь нам преодолеть аласапыран заман (смута - Радио Азаттык), так как этническая идентичность в наши времена исчезает, как вода в знойной пустыне.

Возможно, кто-то скажет, что ситуация излишне драматизирована, но казахский язык может стать таким же реликтом. как и піспек (мутовка для взбалтывания кумыса - Радио Азаттык). В наши дни, всё-таки без транспарентности и открытости к новому мы можем потерять всё, что имеем. И грош нам цена, если из-за кресла мы будем убивать свою гордость за родной язык.

Нынешние молодые люди учат все языки мира, но ни один – казахский, так как он не востребован никем. Власти предержащие никогда не отступятся от своих шкурных интересов, чтобы только возродить язык, который, как старый мазар, рассыпается.

Когда-то русская интеллигенция говорила на французском, но после войны с Наполеоном всё перевернулось вверх дном – это не путь для нас! Нужно просто переводить все произведения мировой литературы, начиная от Достоевского до Фуко, – только это может помочь нам встать на ноги. Ведь нынешняя интеллигенция скована и труслива, а молодежь не хочет этим заниматься, да и не может, так как не владеет языком в полной мере, а знает только «кухонный казахский», чаще смешивает слова вроде «мен говорю», «красивый екен» и так далее.

Всё выше сказанное только половина всех свалившихся или, точнее, навязанных коммунистами проблем, которые надо решить народу, чья культура имела отличительное и неординарное «я» в мировой цивилизации.

На данный момент нужны новые идеи и идущие в ногу со временем произведения, которые остро поднимают насущные проблемы и переживания урбанизированного человека. Его внутренний мир должен предстать в наглядном виде – только в этом случае можно будет сказать, что казахский язык сможет конкурировать с другими языками мира. Но писатели, которые пишут на казахском, чаще всего переходят на трайбалистские темы.

Еще одна острая проблема, которая делает казахский язык непривлекательным, его неразвитость в таких важных сферах жизнедеятельности современного человека, как высокие технологии, финансы, машиностроение, экономика и так далее. Понятно, что в советские времена в этих отраслях казахский не применялся в должной мере и оттого-то возникают перманентные проблемы внедрения казахского языка.

Но, к счастью, в данный момент сложные термины переводятся и издаются специализированные словари, хотя качество некоторых из них, прямо скажем, не удовлетворяет требованиям даже простых обывателей.

Другая ахилессова пята казахского языка – самая банальная до оскомины проблема нехватки нормальных учебников в учебных заведениях, начиная от школы и заканчивая университетами и академиями. Если в начальных классах нет нужды в более глубоком понимании предмета, то по истечении определенного времени нужда в полноценной информации вынуждает изучать всю программу на русском, что в конечном итоге ведет к «импотенции» государственного языка как средства общения.

Из-за этого-то и непопулярность казахского языка среди молодежи, а винить ее в нежелании говорить на казахском – попросту смешно. Призывы к патриотизму чаще всего приводят к противоположному эффекту – неприятию родного языка и культуры.

Вся проблема состоит в том, что казахоязычные соотечественники ограниченно видят мир, так как материально не обеспечены и должны зацикливаться на деньгах (иллюстрация теории Маслоу), а точнее, на том, как их раздобыть. Ведь всем понятно, что без хлеба насущного не может быть и речи о каких-либо высоких идеях и культурном развитии.

Даже не стало хороших палуанов-казахов, потому что представители силовых видов спорта становятся бандитами и вступают в разные организованные преступные группировки.

Русскоговорящие казахи не желают вернуться в свое родное языковое лоно, а предпочитают быть блудными евангельскими сыновьями. Всё завязано так туго, что гордиев узел развязать намного легче, чем разрешить ситуацию. Можно поставить диагноз, что социум болен презрением к своему языку и народу.

Вопрос о статусе языка должен быть поставлен ребром, так как в обществе уже временами не срабатывают идеи о братстве народов, унаследованные из старого и любимого нашими чиновниками советского пропагандистского багажа. Картина, изображающая республику как один общий дом для всех народов, становится раздражителем для коренного населения, и в первую очередь это касается материальной составляющей стороны дела.

Только решив этот вопрос, можно будет с уверенностью сказать о том, что межнациональных и межконфессиальных разногласий в Казахстане нет, а пока что хочется верить в то, чтобы заложенная бомба замедленного действия не взорвалась. Не приняв определенных мер по изменению сложившейся ситуации, правительство и законодательная ветвь власти могут столкнуться с очень большими проблемами уже в ближайшее время. Одним словом, нужен ветер перемен и действенная поддержка со стороны государства для становления казахского языка по-настоящему востребованным.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG