Доступность ссылок

Полеты в Америку и в Америке – 9


Вид на Гавайский курорт Вайкики с вулкана Дайамонд Хед. Гавайи, США. Лето 2010 года.

Вид на Гавайский курорт Вайкики с вулкана Дайамонд Хед. Гавайи, США. Лето 2010 года.

Первое для глаза и слуха в салоне Боинга-767, вылетающего по маршруту Атланта – Гонолулу – цветочные ожерелья на шеях стюардесс и приветствие «Алоха!». Это сразу же настраивает на праздничное настроение, встречу с чем-то необычным. Хотя лететь до острова Оаху, где расположена столица штата Гавайи, целых десять часов.

Часть девятая

Атланта – Гавайи. Ода велосипеду

АЗИЗА


Первое для глаза и слуха в салоне Боинга-767, вылетающего по маршруту Атланта – Гонолулу – цветочные ожерелья на шеях стюардесс и приветствие «Алоха!». Это сразу же настраивает на праздничное настроение, встречу с чем-то необычным. Хотя лететь до острова Оаху, где расположена столица штата Гавайи, целых десять часов.

Самолет забит под завязку. Хорошо, что я выбрала место в проходе: по крайней мере никого не буду тревожить, выбираясь размять ноги. На всякий случай натерла голеностопы троксерутином для улучшения капиллярного кровообращения. Как мои соплеменники ездят из Сарыагаша в Астану, проводя около полутора суток в скрюченном состоянии, зажатые, как испанским сапогом, сдвинутыми креслами, – уму непостижимо!

Долгий-долгий разбег, и наконец – отрыв. Кожей чувствую, как тяжело трудяге-Боингу. Карабкаемся вверх под углом, больше присущим достопамятному «баклажану» – Ил-86.

В небе над Гавайями. Лето 2010 года.
Пока вышли на эшелон, я так испереживалась, что незаметно заснула и так спала до обеда. Капитан сообщил, что летим через Мексику. Что ж, еще одна страна! Хотя бы сверху. Сколько их я уже пролетела, и везде люди со своими радостями и печалями, надеждами и заботами.

Праздным взглядом окидываю салон: немолодые уже стюардессы, словно птички, порхают, с улыбкой разнося воду, напитки, пледы пассажирам и кажется, что усталость им неведома. Вспоминается Гесиод: «Нет никакого позора в работе – позорно безделье». А еще – что сегодня День труда. Устыдившись, открываю ноутбук и углубляюсь в свой литературный труд. Благо, вай-фай имеется, за доступ к нему я заплатила 10 долларов. Интернет – летает. И только негромкий шум и малюсенький столик не дают забыть, что я не дома, а в безбрежном воздушном океане, под которым раскинулся другой океан – Пасифик, Тихий.

Печатаю.

Пятое, Дельта, шампанского нет, на крошечном столике – непраздничный обед, внизу Пасифик немирный совсем сквозь облаков хоровод, а в памяти моей проносится последний год. У вас уж закончился праздник, завтра – будние дни побежали, а здесь и заката пока не видать. Нью-Йорк и Атланта сзади остались, и так вам мне хочется вот что сказать: пускай в этот год новый взгляд на мир придет и разглядим мы вокруг, что здесь каждый ближний – наш друг.

Критически разглядываю строчки – да уж, что-то близкое к Надсону:

Зачем ты призван в мир?

К чему твои страданья,

Любовь и ненависть, сомненья и мечты

В безгрешно-правильной машине мирозданья

И в подавляющей огромности толпы?

Что ж, он поэт безвременья, и я оттуда родом. Вот пишу для тебя, дорогой читатель, и хочу, чтобы у тебя осталось после моих строк что-то помимо полетов.

Как интересно после стольких часов зависания увидеть огоньки. Гавайи – одно из самых удаленных мест планеты людей. Это в момент подлета чувствуешь очень остро. Кстати, незадолго до посадки попросили заполнить декларацию – не везу ли я с собой нечто, что может повредить уникальной флоре и фауне этого земного рая.

ТРОПИЧЕСКИЙ РАЙ

После посадки самолет сворачивает на рулежку, и я – не верю своим глазам. Под левым крылом – вода, и под правым – тоже, а самолет движется как Моисей посуху. Заглядываю в Google Earth – взлетно-посадочная полоса в океане, а сам аэропорт – на берегу.

Гонолулу встречает моросящим дождиком и липкой влажностью – но не настолько неприятной, чтобы почувствовать себя как в плохо протопленной русской бане, а так – просто моросит теплый летний грибной дождь. Температура здесь всегда колеблется около 25 градусов по Цельсию, плюс-минус 5, редко – выше. На Гавайях только два времени года. Лето – сухой сезон. Зима – сезон дождей. Сентябрь здесь – не сезон. Время с июня по ноябрь официально считается сезоном цунами, когда могут быть очень сильные штормы.

Вид на Гавайский курорт Вайкики с вулкана Дайамонт Хед. Гавайи, США. Лето 2010 года.
Аэропорт большой – в тропическом стиле. Выхожу на стоянку, подходит шаттл и везет меня в гостиницу. Дорога из аэропорта вначале – двухэтажная, внизу одно направление, вверху – другое. В какой-то момент за окном что-то неуловимо меняется, чувствую, что я уже на территории Вайкики – курорта, который ежегодно посещает пять миллионов отдыхающих. Невидимый дух Вайкики проникает в меня, и я уже не та. По Рильке: «Чужие судьбы, став моей судьбой, позвав, меня уводят за собой».

Приехали. Выхожу, тропический рай охватывает меня. Подсвеченные цветы поражают совершенством, необычной окраской, крохотные капельки воды на них переливаются под искусственным светом – словно маленькие гирлянды из горного хрусталя.

Оставив депозит в 50 долларов, чтобы не заморачиваться потом с возвратом его, если заплатишь карточкой, поднимаюсь на 25-й этаж, захожу в свой номер и долго гляжу вдаль с балкона.

Всеохватывающее иссиня-черное пространство за ярко освещенной береговой линией – это океан. Ни звука, ни дуновения ветерка. Спать.

ДВУХКОЛЕСНЫЙ ДРУГ

Проснувшись и перекусив на первом этаже в ресторане, решила сделать вылазку для рекогносцировки. Собираясь в дорогу, я купила пропуск для бесплатного осмотра местных достопримечательностей и, поскольку сумма этой ванпасс-услуги оказалась приличной, решила обзавестись транспортным средством, чтобы успеть посмотреть как можно больше.

Побродив по улицам Паоакалани, Кухио, Капиолани под управлением навигатора в моем телефоне, поспрашивала об аренде машины, мотоцикла, велосипеда и – последняя цена, 20 долларов в сутки, меня завела. Не раздумывая, взяла такси, добралась до супермаркета «Волл-Март» и за 20 минут купила примерно за 150 долларов велосипед с 21 передачей и амортизаторами, чудный ключ-универсал на все случаи жизни, насос и велосипедный замок.

Экскурсия на ананасовые плантации. Гавайи, США. Лето 2010 года.
Велосипед, естественно, китайский, с малюсеньким пятнышком ржавчины, и потому был продан с большой скидкой. Теперь всё – ананасовые плантации, парки, пляжи, аквариум, летний театр «Ракушка», зоопарк, потухший вулканом Даймонт Хед, пассажирский причал и многое другое – в пределах досягаемости. Но как же так, спросите вы меня, кинув взгляд на карту острова, – это ведь большой остров.

Отвечаю – впереди каждого автобуса есть багажник для двух велосипедов, а на автобусах «Зе Бас» вы можете попасть туда, куда вам заблагорассудится, с пяти утра до полуночи – в любую точку Оаху. Есть только один момент – проездная плата в автобусах «Зе Бас» принимается водителем только наличными, и сумма должна точно соответствовать стоимости проезда. Понятие сдачи здесь отсутствует – опускаете в автомат деньги, а водитель выдает билет.

Кольцевые маршруты 52-й и 55-й совершают круг вокруг острова – 52-й идет в северном направлении, а 55-й в южном. Они объезжают Оаху, отправляясь из Ана Моана Центра и возвращаясь туда же через четыре-пять часов. Причем можно выйти на любой остановке, вволю загрузиться красотами и видами, а затем продолжить свой путь. Надо только сдать свой билет и получить новый совершенно бесплатно, если только вы не вышли за границы времени действия билета, а это два-три часа.

Автобус кругового маршрута. Впереди кузова прикреплен мой велосипед. Гавайи, США. Лето 2010 года.
Представьте себе, что вы целый день разъезжаете на скоростном комфортабельном автобусе, дышите кондиционированным воздухом, покрываете приличное расстояние и все это обходится в пределах 300 тенге! Еще за эту цену – из окна любоваться чудесными видами Оаху. А мой велосипед для преодоления последней мили, словно сурок, всегда со мной.

На одной из остановок в инвалидной коляске сидела пожилая леди. Надо отметить, что автобус, перед тем как открыть двери, «приседает», чтобы входящие ненароком не споткнулись. Теперь же водитель нажал еще одну, ступеньки опустились, образуя платформу, на которую, ловко маневрируя, заехала на своей коляске леди. Водитель вышел в салон, чем-то щелкнул, и вместо кресел образовалась стоянка для коляски, на которую и проехала дама.

Практически везде в Гонолулу есть велосипедные дорожки, кроме Вайкики. Там меня пару раз останавливали доброжелательные полицейские и предупреждали, чтобы я не ездила на велосипеде, а вела его в руках. Но в наших местах не принято строго исполнять законы, и я, каюсь, везде передвигалась верхом.

На велосипеде мне не надо пользоваться автобусами для поездок внутри Вайкики, а если бы я взяла на прокат машину, то имела бы проблемы с ее парковкой и ходить в результате мне пришлось бы больше. Так что мой интуитивный выбор велосипеда оказался правильным. Кстати, на Вайкики я ни разу не видела столь знакомую ньюйоркцам картину – прикованную замком велосипедную раму без колес.

Правда, был автобус, на который я не могла разместить велосипед. Это экскурсионный автобус «Вайкики Тролии», стилизованный под старый трамвай, с полированными деревянными дощечками и сиденьями по бокам на открытом воздухе. Такие автобусы едут по экскурсионным маршрутам, и один раз прокатиться так вам будет интересно. Но не более, особенно если у вас есть велосипед.

Туристы у входа на потухший вулкан Дайамонт Хед. Гавайи, США. Лето 2010 года.
Так уж получилось, что мне пришлось проехаться на одном и том же автобусе-трамвае утром и вечером. Утром водитель-экскурсовод весело шутила и обращала внимание на самые мельчайшие достопримечательности полинезийской культуры. Вечером она делала то же самое, но уже с каким-то надрывом, и я подумала: воистину она добывает свой хлеб в поте лица своего, каждый день с утра до вечера показывая отдыхающим башню Алоха, Бриллиантовую голову (Дайамонд Хэд), дворец Иолани, статую короля Камехамеха, Чайнатаун, Центр полинезийской культуры и так далее.

Еще в Гонолулу есть такого же типа, что и «Вайкики Тролли», бесплатные автобусы «Фри шатл», подвозящие людей к крупным супермаркетам, но мне они были ни к чему.

Если ездить на велосипеде по Вайкики, то это очень комфортно. Но если вы захотите проехаться, скажем, в район университета, то вам придется напрячь свои мускулы – дорога идет в гору. Так что если вы собрались пообедать в чудесном китайском баффе со шведским столом, где в столы вмонтированы горелки и вы сами можете поджарить на них мясо и морепродукты, вам надо правильно рассчитать свои силы. Иначе, проголодавшись и устав от купания или загорания на пляже, вы рискуете выдохнуться.

Итак, предположим, что вы, отвязав свой велосипед от пальмы рядом с пляжем, поехали в китайский баффе.

Вначале все гладко – Охуа-авеню, бульвар Ала Вай вдоль канала. Здесь надо быть внимательным – такое ощущение, что всё население города занимается оздоровительным бегом. При этом во время бега народ надевает наушники и, само собой, ничего не слышит – хоть звони, хоть кричи.

Переехав канал по мосту на улице МакКулли, поворачиваете на бульвар Капиолани и – ваши мышцы напрягаются: начинается подъем по Университетской авеню. Вот тут-то вы, обливаясь потом, переключаетесь на одну из низших передач и ползете, ползете, ползете…

Умоляю вас, не торопитесь с трапезой, добравшись наконец до шведского стола. Скушайте чуть-чуть волшебного супа мисо, посидите, почувствуйте кайф от неспешного ритма жизни аборигенов. Лишь потом отправляйтесь за добычей.

Сначала положите на одну тарелку немного от каждого из многочисленных салатов. На другую – чуть-чуть говядины и побольше морепродуктов. Удобно сев и войдя в транс, чтобы минутная стрелка висящих часов побежала как пришпоренная, пробуйте по чуть-чуть от каждого из салата и время от времени переворачивайте жарящиеся мясо и рыбу. Получите наслаждение от каждого приготовленного вами маленького кусочка. Помедитируйте – за ваш стол в полдень никто не сядет и не помешает вашему свиданию с самим собой. Пусть эта вкуснятина как следует утрясется у вас в желудке. А потом – не спеша, с чувством, с толком, с расстановкой – примитесь за фрукты и сладкое.

Не бойтесь, что прошло два часа и вы с трудом дышите от обжорства. Ваш верный друг велосипед легко спустит вас вниз к пляжу Вайкики, где вы как следует выспитесь и подпалитесь под белым солнцем на северной широте 20 градусов.

Такая вот ода моему гавайскому другу-велосипеду – носителю меня, виндсерферной доски и всяких разных мыслей.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG