Доступность ссылок

В начале 1990-х годов я проходил стажировку в самом большом вузе Казахстана – Казахском государственном университете имени Аль-Фараби.


Самым сложным было получить комнату в общежитии студенческого городка Казгуград. «Поклоны» по этому поводу в адрес проректора по социальным вопросам и декана биологического факультета не увенчались успехом. Вначале звучала фраза: приходите завтра. Затем: почему вы приходите всё время сегодня, вам же сказали «завтра». Потом вообще, как сейчас говорят, «побрили по бороде» ответом: «кроме студентов, селить в общежития запрещено приказом ректора университета». Правда, предложили найти место сторожа на дачах алматинского бомонда, что меня никак не удовлетворяло.

Пришлось прибегнуть к испытанному методу страждущих – связям. Дальний родственник, в высокой должности, сделал спасительный звонок первому проректору университета, который назначил мне встречу. Первый проректор – величина в вузе большая и зачастую это «серый кардинал» в хорошем смысле этого слова и хранитель «преемственности». Поэтому утром следующего дня я уже был в его кабинете.

По-отечески обняв меня, проректор попросил подождать результата в приемной. «Гуськом» в кабинет вошли два проректора и декан факультета. За массивными дверями его кабинета не было слышно ничего, но троица выскочила из кабинета не в приподнятом настроении, а декан, подскочив ко мне, прошипел: «Ты что не сказал, что ты его родственник. Иди в общежитие, там для тебя готова комната!» Так, волею судеб, я оказался родственником первого проректора!

В общежитии меня встретила комендант и показала «готовую» комнату – без дверей, с кучей мусора. Это меня никак не опечалило, и к концу дня я вычистил комнату до марафета, нашел старые двери, врезал замок и расположился один в большой «трехместке».

После обеда позвонил заместитель декана и сказал, что меня назначают внештатным заместителем декана по молодежным вопросам, чтобы прикрыться от приказа ректора. Как потом оказалось, таких заместителей в общежитии жили еще двое. Кроме того, участковый милиционер, продавец, два столяра, один электрик, три лаборанта, омоновец и шесть аспирантов. В общем, одни «студенты», учитывая, что все были чьими-то «родственниками».

Первый день в общежитии заканчивался… В то время еще не было микроволновых печей, и банку тушенки я поставил греться на плитку. Вдруг в окно моей комнаты, находившейся на втором этаже, постучали. На балконе стояла троица молодых людей. Открыв дверь балкона, я удивленно смотрел на непрошенных гостей. Отодвинув меня в сторону, «альпинисты» открыли дверь из комнаты и проследовали восвояси. Я понял, что через мою комнату проходит тропа «женихов» и трафик запрещенных в общежитии спиртных напитков.

Теперь уже на правах «заместителя декана» я задумался, как бороться с вышеназванным злом. Вдруг раздался грохот, что-то взорвалось, что-то летало по комнате. Я пригнулся. В ужасе я подумал: «Ну вот, только задумался о наведении порядка, меня уже „заказали“. Гады». По белой футболке потекла красная жидкость. Всё, ранен – в голове летали мысли о том, что я еще слишком молод, в Петропавловске ждут родители, молодая жена…

К ногам упала раскуроченная банка тушенки «рисовая каша с мясом, в томате»… Стены комнаты были расписаны узором из мяса, риса и томатной пасты. В принципе, так же как и моя футболка. В дверь постучали. Улыбаясь, в дверном проеме стоял один из «альпинистов». «Братан, мы видели у тебя на плитке тушенка, присоединяйся к нам, а то у нас закуски нет», – сказал он, продолжая улыбаться. Я повертел головой и молча закрыл дверь.

«Блин! Надо было банку открыть... Добро пожаловать, тараканы!» – прошептал я и, взяв ведро, пошел за водой…

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG