Доступность ссылок

Политическая сатира – это катарсис, но диктаторы забрали у народа право на смех


Автор развлекательной телепрограммы «Ежедневное шоу» на телеканале СNN Джон Стюарт. Нью-Йорк, 28 марта 2006 года.

Автор развлекательной телепрограммы «Ежедневное шоу» на телеканале СNN Джон Стюарт. Нью-Йорк, 28 марта 2006 года.

Все еще существует много стран, где юмор на политические темы может привести к менее юморным последствиям. В свете этого было бы интересным поговорить с одним мастеров этого жанра о роли политической сатиры в свободном обществе.

Джон Стюарт ведет развлекательную телепрограмму «Ежедневное шоу» на телеканале СNN. В этом шоу он, как правило, позволяет себе юмор по отношению к высокопоставленным государственным деятелям и другим всемогущим личностям. Опрос общественного мнения поставил комедийного телеведущего на четвертое место по доверию среди американских журналистов. Джон Стюарт ответил на вопросы нашего радио Азаттык.

«…ЛЮДИ «КЛЮЮТ», ЕСЛИ ОНИ ПОЛУЧАЮТ ИНФОРМАЦИЮ О МИРЕ ЧЕРЕЗ АБСУРД И ЮМОР…»

- Господин Стюарт, вы говорили не раз, что создаете «фиктивные новости». Вы, действительно, придумываете много историй, но при этом огромное количество вещей, о которых вы говорите, - это вполне реальные вещи из жизни реальных людей.


- Мы реагируем на реальные новости с неким поддельным впечатлением. И это, вероятно, наиболее фиктивный момент. Но мы не придумываем ситуации.

- Однако когда вы выдаете это поддельное впечатление, ваши зрители берут из этого наиболее реальные вещи. Что это? Какую реальную информацию получает ваша аудитория?

- Прежде всего, мне кажется, что люди всегда любили юмор. Им всегда очень нравилось слушать юмор, в котором нет никакой политики. Чуть меньше воспринимался юмор людьми, когда речь шла о политике. Но так или иначе, людям нравится юмор. Я представляю, что люди «клюют», если они получают информацию о мире через абсурд и юмор и при этом они не теряют связи с этим миром. И я не знаю, что может еще привлекать людей, кроме этого.

- Но какова ваша задача? Быть смешным? Это для вас главное? Или есть еще что-то?

- Еще что-то? В общем, да… Я скажу так: оно личное и не политическое. Важно, чтобы мировые события были увидены через призму намерений вашей команды. Наши намерения - как можно больше юморить над вещами, которые интересны лично нам.

- Господин Стюарт, иногда кажется, что вы выражаете чувство возмущения. Откуда это? И так ли это на самом деле?

- Я научился этому в министерстве внутренних дел. (Смеется.) Нет, это шоу, в котором, я думаю, происходит что-то подобное тому, если вы смотрите новости в кампании людей, создающих хороший юмор. А что касается возмущения, то в случает, даже когда вы сотворяете что-то смешное, это совсем не значит, что вы должны полностью вырубить ваши эмоции.

Вы понимаете: то, что вы участвуете в комедии, вовсе не означает, что вы безучастны к вещам, над которыми вы юморите. Это должно быть, как гуляш. Мясо… и к мясу овощи... Нужен баланс в создании сочного 22-минутного шоу - с сюрпризами, с интересом, базирующимся на юморе. Без юмора ничего не получится.

- Политическая сатира – это не только смех, это еще и что-то социальное. Это своеобразная форма свободы слова. Это точка зрения.

- Это творчество. Исходя из наших интересов, мы создаем свою картинку.

- Но вам нужен материал. Каждому юмористу необходим материал.

- У нас чисто реактивная функция. Почти всегда мы реагируем на что-то.

«МЫ В НАШЕМ ШОУ ГУМАНИЗИРУЕМ ТЕХ ЛЮДЕЙ, КОТОРЫХ НЕЛЬЗЯ ГУМАНИЗИРОВАТЬ»

- Отлично. Во главе Соединенных Штатов стоят наиболее могущественные люди в мире…


- Правильно.

- Господин Стюарт, что смешного в них? Что делает их смешными?

- В них нет ничего смешного. И шоу не об этом. Не о том, как они смешны. Если бы они были смешными, они бы делали свое шоу. Они могущественны. У них - ядерные ракеты, а у меня - каламбуры и случайные дурашливые видеоклипы. Я думаю, они, вероятно, победили бы меня. Одно могу сказать: то, что мы делаем, не имеет буквальной силы.

Оно не имеет влияния в мире, кроме определенного катарсиса для людей благодаря смеху, отвлечению и некоторому удовольствию. И я не говорю, что это не имеет значения. Я говорю, что нам нравится, когда люди так реагируют. Однако я не уверен, что мое шоу имеет какую-то политическую или социальную направленность.

- Вы подвергаете шуткам обе стороны политического спектра?

- Естественно. Мы смеемся и над масс-медиа. В американском мире между Вашингтоном и Лос-Анджелесом люди рады, что мы их упоминают в нашем шоу. Вы же спрашиваете меня с точки зрения тех стран, где политические разногласия играют еще очень большую роль и являются намного существенней.

Вы в данном случае можете считать, что мы в нашем шоу гуманизируем тех людей, которых нельзя гуманизировать. Но наше общество не функционирует с позиций политических разногласий. Хотя при авторитарной ситуации, я думаю, политические разногласия представляют собою ценность как таковые.

- Господин Стюарт, в своем сознании вы контролируете. Как далеко вы можете зайти в шутках? Можете ли вы попасть на, что называется, «минное поле», где вы не знаете сработает ли юмор против вас?

- Нет. Я не думаю о наказании. В мире есть, конечно, места, где существует опасность, исходящая от правителей или их институтов власти, в случае если вы выступаете против них. Я не чувствую, что мы [в Америке] живем в таком месте.

- В России в свое время было политико-сатирическое шоу «Куклы». В своих передачах участники этого шоу беспощадно смеялись над Путиным. Однажды, он сказал: хватит. И шоу исчезло с экранов телевизоров.

- Вы говорите о двух абсолютно разных обществах. И то, что люди делали в России – это, я считаю, настоящее мужество.

Мы работаем совершенно в других условиях. Я был бы рад, сидя здесь, говорить о том, что и в нашем случае мужество имеет место. К сожалению, у меня нет такой привилегии. Ведь наш мир комедии и телевидения – это не мир социальных протестов и диссидентства.

- Господин Стюарт, ваше шоу приносит пользу обществу, а если шоу не будет, то...

- Пользу?.. Но я не думаю, что это вредно. Мне кажется, что это польза для людей. Я полагаю, что есть определенная категория людей, которые получают катарсис или мгновения радости, и это помогает им. В каком-то смысле, это открывание клапана. И я полностью удовлетворен, если люди получают от нас это.

- Спасибо, господин Стюарт, за беседу.

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG