Доступность ссылок

Обсуждать в Алматы проблемы Африки или Америки – понты Акорды


Дворники на фоне Акорды - резиденции президента Казахстана в Астане.

Дворники на фоне Акорды - резиденции президента Казахстана в Астане.

На следующей неделе в Алматы откроется VIII Евразийский медиафорум, на который соберутся известные и не очень люди, чтобы обсудить мировой финансовый кризис. Сторонние наблюдатели относят данное мероприятие к очередному выпендрежу Акорды.

«СЪЕЗД МИРОВЫХ РЕЛИГИЙ В АСТАНЕ – ТОЖЕ ПОНТЫ»

Признаки выпендрежа или, как теперь называют, понтов Акорды руководитель общественного объединения «Культурный фронт» («Мәдениет майданы») Нурлан Еримбетов видит во многих действиях и поступках официальных властей. Евразийский медиафорум, Астанинский экономический форум, Съезд мировых религий или строительство дорогих сооружений в столице - все это не больше, чем банальное подражание, считает он.

«Мы очень часто претендуем на некую свою особенность. Но на деле мы всегда подражаем. Когда мы в Алматы под площадью Республики хотим построить трехэтажный торговый центр, то где же наша, скажем, национальная особенность, если это банальное повторение Манежной площади в Москве? Говорили, когда какому-то мэру или президенту нравилось какое-то большое здание или оригинальное сооружение в каком-нибудь уголке мира, он вывешивал его фотографию у себя в спальне. А у нас делают копию на наших улицах. Это понты», - говорит он в интервью нашему радио Азаттык.

По его словам, понты - это те же прорывные проекты под общим названием «30 корпоративных лидеров», которые, несмотря на громкое название, до сих пор не могут реализоваться.

«Понты, допустим, тот же Съезд мировых религий в Астане. И не всегда к нам приезжают сами лидеры. И естественно, Евразийский медиафорум. Все это нашими идеологами преподносится как имиджевое мероприятие страны. Но тогда давайте по повестке дня форума определимся. И пусть не ведет его гламурная Ксения Собчак или кто-нибудь еще. И главное - зачем в Алматы обсуждать проблемы Америки или Африки?!» - вопрошает Нурлан Еримбетов.

При этом он напоминает, что в предстоящие годы Казахстан будет председательствовать в таких шести различных международных и региональных организациях, как Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Организация Исламская конференция (ОИК), Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), Организация тюркоязычных стран (ТЮРКСОЙ) и Шанхайская организация сотрудничества (ШОС).

Кроме того, в ближайшее время в Казахстане состоится III Съезд мировых религий, а в 2011 году планируется проведение зимней Азиады.

«И ВСЕ ЭТО НАЧИСТО РАЗВРАТИЛО ЭЛИТУ»

Евгений Жовтис, директор Казахстанского бюро по правам человека, на безудержное стремление Акорды к председательствованию в ОБСЕ или проведению Съезда мировых религий смотрит с несколько иной точки зрения.

Все эти стремления политического руководства страны, очередные глобальные инициативы нынешнего хозяина Акорды он рассматривает как некие претензии на лидерство в мире. Эту точку зрения Евгений Жовтис изложил в интервью радио Азаттык:

«Я исхожу из того, что претензии на некую роль в мировой истории и политике, - эти претензии не основаны на амбициях лидеров. Они основаны на неких объективных факторах – на продвижении страны, росте ее культуры, на ее социально-экономическом благосостоянии и так далее.

Но я всегда думаю о том, что почему-то в голову старушке-Европе не приходит идея организовывать Всемирный форум религий. Понимаете, у нас появляются какие-то претензии на некое лидерство, на глобальные или эпохальные инициативы, которые, в принципе, ничем особым не подтверждены.

Ну собрали Съезд мировых религий, который, кстати, представители ведущих религий не посещают. То есть это такая претензия на некое лидерство в определенных сферах, это некая PR-акция, которая в меньшей степени мне представляется некими достижениями внешнеполитической мысли. А больше - смесью проявления собственных амбиций с некими комплексами, в том числе неполноценности».

Кроме того, Евгений Жовтис в интервью радио Азаттык подробно разъяснил природу и причины возникновения такого явления, как понты, и указал на источник их происхождения:

«Во-первых, нет никаких сомнений, что все это идет сверху. Этим комплексом или понтами заболела часть постсоветского пространства. Это можно увидеть на примере России. То есть в тех странах, где наличие сырьевых природных ресурсов привело на определенном этапе развития, особенно в конце 1990-х и в первой половине 2000-х годов, к тому, что пролился дождь нефте- газо- и металлодолларов, то есть дождь незаработанных денег.

И прежние ценности, как образование, наука, персональное развитие, не стали играть такой важной роли, как прежде. А ключевую роль стала играть близость к источникам, откуда брызжет дождь. В результате в течение считанных лет сформировался тонкий слой сверхбогатых групп, сначала наверху, потому что именно власть была близка к распределительным механизмам.

Понятно, что за какие-то 10 лет невозможно, даже если ты Рокфеллер или Форд, стать миллиардером. А здесь в течение 10 лет люди стали входить в списки журнала «Форбс». А дальше произошло следующее: эти незаработанные, по сути, капиталы пошли не в накопления, в хорошем смысле этого слова, и не в инвестиции.

Появились, например, 100 - 200-тысячные автомобили марки «Ролс-ройс» или «Хаммер», которые даже трудно увидеть на улицах самых богатых городов мира. Но они появились на улицах Алматы или Астаны, и стали появляться виллы и дворцы.

Это началось сверху. Давайте возьмем Астану, как один из ярких примеров. Построенный в степи город, с невероятно шикарными зданиями, пирамидами лорда Фостера и прочих. И начинается безудержная эпоха потребления, выражающаяся в отдыхе в Куршавеле, полетах - в Ла Скала, на день в Париж.

И все это начисто развратило элиту. Естественно, развращение элиты не могло не породить внутриэлитную конкуренцию в сфере потребления. Потому что зачем конкурировать в образовании, интеллекте или другом, когда все это легко купить.

Конкуренция пошла, например, у кого лучше машина или вилла, у кого красивее любовница, у кого дороже картина или конюшня. И эта конкуренция стала превращаться в понты.

Знаете, есть очень хороший анекдот, который очень точно характеризует современного казаха-потребителя. Он звучит так: «Поймал казах золотую рыбку, и она спрашивает у него про три желания. И он говорит: «Машину «Хаммер», виллу в предгорьях Алатау, виллу на Канарах, красивую женщину, часы «Ролекс». Это раз!..»

То есть для него это всего лишь естественный набор для первого желания. Я не скажу, что это чисто казахские понты. Это в какой-то степени отражает и ту часть элиты, которая, скажем, неказахская, но которая также близка к кранам, краникам и трубам.

Но огромные деньги, которые могли бы пойти на решение целого ряда первостепенных задач, стоящих перед страной, особенно в социальной сфере, если говорить об ауле и дорогах, о своих же соотечественниках, начали уходить на личные самолеты, яхты, на покупку недвижимости за рубежом.

Мы решили, что бога держим за бороду. Теперь интересно, что дальше будет в сфере потребления, когда всю эту суету догнал кризис?

В стране, которая находится в переходном периоде, где до сих не решено просто огромное количество социальных проблем - от образования до здравохранения, от культуры и до социальной защиты населения, - в это же время, если честно сказать, из Астаны эти понты просто прут. Вот они прямо прут!

Если определенно говорить об Акорде или вокруг Акорды, то давайте вспомним о ряде наших «знаменитых» коллекционеров живописи, исторических ценностей древней культуры или раритетных автомобилей, покупающих за миллионы долларов картину или иную ценность.

Что же это, если не понты нашей элиты? Я не думаю, что у них вдруг неожиданно проснулся дух коллекционеров из разряда «Сотбис».

ПОЧЕМУ У НАС ЗНАНИЕ ТВОРЧЕСТВА АБАЯ И ГЕТЕ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ПРЕДМЕТОМ ГОРДОСТИ

Для борьбы с таким позорным явлением, как понты, руководитель общественного объединения «Культурный фронт» Нурлан Еримбетов предлагает культивировать другие виды понтов. В частности, он предложил носить простую и удобную одежду или блеснуть знанием наизусть шедевров мировой литературы. Нурлан Еримбетов говорит:

«И самое главное - у нас очень мало пишут о том, что есть понты еще и другие. Я, допустим, знаю, что есть понт - курить дешевые папиросы «Беломор». Высшим пилотажем у кого-то становится, если он покупает хорошие часы за 150 долларов. Понт – это одеваться очень просто или покупать одежду по дешевке на сезонных скидках.

И у нас нет таких «элитных понтов», как знать «Мастера и Маргариту» наизусть, например. Или, к примеру, в беседе в нужный момент вставить строчки из произведений Абая или Гете. То есть вот такие понты у нас почему-то не культивируются».

«В КАЗАХСТАНЕ ПЕРЕСТАНУТ ПОНТОВАТЬСЯ, КОГДА КОНЧАТСЯ ДЕНЬГИ»

Правозащитник Евгений Жовтис допускает, что казахстанское общество, особенно его элита, может избавиться от комплекса неполноценности или, попросту говоря, от нынешних позорных понтов. Но он думает, что это может произойти в результате жестокого протрезвления, когда просто-напросто не будет денег на понты.

«Я не думаю, что это будет результатом морально-нравственного прогресса или перелома. Я все-таки в это меньше верю. Я думаю, что это будет результатом жестокого протрезвления – в результате того, когда просто не будет денег на понты. И надо будет просто выживать.

И когда это возникнет, вот тогда общество потихоньку начнет возвращаться от понтов к нормальному восприятию жизни, пониманию ценностей, осознанию того, что плохо и что хорошо. И тогда тому, кто понтится, будет уже неудобно это делать. Иначе он будет выглядеть не как предмет зависти, как сейчас, а будет выглядеть неудобно, потому что остальным, большинству - очень плохо.

И он будет все-таки задумываться о своей социальной ответственности в обществе, в том числе о том, что неприлично ходить с «ролексами» за несколько десятков тысяч долларов. Тогда можно будет гордиться и китайскими часами за 150 долларов.

Поэтому я думаю, этот процесс будет. Но он будет происходить не в результате общественного перерождения или развития, а в результате – шокового отрезвления», - считает Евгений Жовтис.

ПРИЧИНЫ И СЛЕДСТВИЯ МАССОВОГО ПСИХОЗА

«Для казаха понты – дороже доллара». В Казахстане эта фраза стала уже поговоркой. Понтуются от млада до велика – от школьников до элиты.
В 1970 - 1980 годах, в «разгар развитого социализма», еще при СССР, таким социальным явлением, как понты, была охвачена городская молодежь, в основном старшеклассники средних школ и студенты высших учебных заведений, причем так называемая «центровская», золотая молодежь не только Алматы и других крупных городов Казахстана.

В те годы, на всем пространстве Союза «нерушимых» республик, предметом этих самых понтов для одних и завистью для других могла служить просто удачно купленная фирменная вещь – костюм, сорочка, пальто или обувь польского, индийского или чехословацкого производства.

А вот купить или «достать» джинсовые брюки, да еще в паре с курткой, например, фирмы «Вранглер», «Монтана» или «Леви Страусс» - это было заветной мечтой целого поколения граждан СССР, в том числе и Казахстана.

Здесь нужно оговориться, что автор не ставит своей целью найти или объяснить исторические или лингвистические корни слова «понты», а просто хочет обратить внимание на причины и следствия возникновения в современном Казахстане такого массового психоза, как понты.

Судя по рассказам людей, с которыми корреспондент радио Азаттык беседовал на эту тему, сегодня в стране понтуются все, независимо от возраста, социального положения или политического статуса – начиная от учащихся начальных классов средних школ до чиновников высшего звена или так называемой элиты.

По словам одного респондента, этого комплекса не избежал даже нынешний хозяин Акорды. Но меньше всех этим самым понтам, как выяснилось, подвержены представители бизнеса. И, как ни парадоксально, в Казахстане богаче всех, даже богаче тех же бизнесменов, живут, как уже догадался читатель радио Азаттык, чиновники.

Вполне понятно, что не все собеседники радио Азаттык были готовы назвать свое настоящее имя, так как некоторые из них и в настоящее время занимают высокие чиновничьи должности в Астане. Чем может обернутся их откровенность перед прессой – думаем нет нужды долго объяснять.

УЧИТЬСЯ В ЛОНДОНЕ ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ, КОТОРАЯ НЕ НУЖНА. НО ЗАТО - В ЛОНДОНЕ

Например, руководитель общественного объединения «Культурный фронт» Нурлан Еримбетов каждый день видит массу примеров того, как люди разного социального положения находят поводы для понтов. В интервью радио Азаттык Нурлан Еримбетов рассказал следующее:

«Понты - это, например, купить очень дорогую машину в кредит, а потом за нее не расплачиваться. Понты - это, допустим, провести свадьбу дочери или сына на 1 000 – 1 500 тысячи человек, влезая в долги и заложив свой дом.

Понты - это учиться, предположим, в Лондоне или еще в каком-нибудь большом городе по специальности, которая абсолютно не нужна не только в Казахстане, но и вообще нигде не востребована и непрестижна - типа менеджер по персоналу. Но зато - в Лондоне.

Но меня особенно озадачивало то, что очень многие казахи жили на кредиты не для покупки квартиры молодым, например, а на проведение свадьбы, «құда шақыру» или «тұсаукесер» (приглашение сватов или разрезание пут). То есть там, где можно и нужно было обойтись узким кругом своих родственников, друзей или коллег.

Но нет же, устраивают пышные свадьбы, юбилеи. Причем все это в кредит, закладывая квартиру, дом... И в итоге многие лишились единственного дома, например. Этим особенно страдал аул. Не менее печально, что на этих же свадьбах гуляли и те же банкиры, и акимы, которые знали, что гуляют на свадьбе, которую устраивают на кредит.

Многие мои бывшие коллеги иногда хвастались, допустим, галстуками, стоимостью в 500 или 1 000 долларов. Некоторые собирали картины, в которых они не разбираются, но которые стоят огромных денег. Мне стыдно, потому что я вижу - ему подсунули туфту».

«ОНИ ЗДЕСЬ ПРОЖИГАЮТ ЖИЗНЬ, ЭТО ОНИ БЕСПРЕДЕЛЬНИЧАЮТ В НОЧНЫХ КЛУБАХ ПРАГИ»

Бахытжан Мухамеджанов уже третий год учится в одном из престижных университетов чешской столицы Праги. Число казахских студентов, обучающихся не только в Праге, но и в других вузах Чехии, с каждым годом растет.

Важно заметить, что в Праге и других городах Чехии казахская молодежь обучается в основном на собственные средства. Львиную долю этих студентов составляют дети чиновников среднего и регионального звена. По их поведению смело можно судить о культуре и нравах среднего казахстанского государственного служащего.

По словам Бахытжана Мухамеджанова, часть казахских студентов приехала, в частности, в Прагу не обучаться специальностям, в которых так нуждается молодое государство Казахстан, а развлекаться. В интервью нашему радио Азаттык Бахытжан рассказал, как эти ребята своим недостойным поведением позорят себя и страну:

«Они здесь, чтобы сорить деньгами в ресторанах и ночных клубах Праги, на различных вечеринках. Само собой покупка одежды в очень дорогих бутиках или фирменных магазинах. Да вообще, по-моему, эти понты в Казахстане уже много лет назад появились, до сих пор действуют везде, где только есть наша молодежь.

И потом, в Праге все, кто живут хорошо, не живут далеко от центра. У нас в Праге мало кто живет в общежитиях. Есть даже парочка студентов, которые разъезжают на крутых автомобилях.

Обычно, они беспредельничают в ночных клубах Праги. Напиваются до «свинячего визга», громят, дерутся между собой. Дело дошло до того, что в некоторых ночных клубах, например, при слове «казахи» закрывают свои двери. Они позорят всех нас, всю страну.

От них нет покоя и другим ребятам, которые приехали сюда действительно учиться. Дошло один раз даже до убийства...

Я их могу охарактеризовать лишь как людей без цели потому, что их место в обществе уже обеспечено, вопрос с предстоящей престижной работой уже давно решен.

А вот какое они образование здесь получат, как успешно они учились, какую специальность получат - это не вопрос. В Казахстане действует тот же принцип. Что здесь, что там - одно и тоже. Это новый «культ» нации, скажем так».

«ЕСЛИ БЫ ПОНТЫ ГОРЕЛИ - В АСТАНЕ СТОЯЛИ БЫ БЕЛЫЕ НОЧИ»

Гаухар Кулибаева (фамилия и имя изменены) по долгу службы тесно общается с чиновниками разного уровня и не понаслышке знакома с повадками (понятиями и нравами) своих коллег. По ее словам, если чиновник занял хлебное место, то он не ведет себя скромно, даже не пытается скрыть свои «левые» доходы, как раз наоборот спешит всем показать свои астрономические доходы, то есть чем «жирнее» занимаемая им должность, тем больше понтов. И это стало нормой.

В интервью нашему радио Азаттык Гаухар Кулибаева в подробностях рассказывает о том, как и чем еще любят понтоваться государственные служащие высшего и среднего звена.

«Любят понтоваться своим статусом в обществе. За счет этого статуса оказывать давление на других членов общества. Понты - это как орудие давления. И за счет этого давления - получение других материальных благ.

В связи с этим есть такое популярное выражение, как «казах без понтов – не казах». Есть и другое выражение: «если бы понты горели – в Астане бы стояли белые ночи».

Как проявляются эти понты у чиновников? Это обычно ряд привилегий, которые, как они считают, у них есть и которых нет у других. Это обязательно должно быть так: крутая автомашина, телехранители, элитное жилье, желательно вилла или дворец, обязательно наличие любовницы. И обязательно посиделки на крутых тусовках в супердорогих ресторанах.

Понты - это еще наличие коллекции оружия, и охотничьего, и личного. И очень важное из понтов - это наличие связей с высшими кругами. Причем это широко афишируется. У нас эти самые люди «со связями» приглашаются на всякие там тои, юбилеи и их усаживают на самое видное место.

Еще есть такие приемы: на свой рабочий стол в кабинете ставить фотографии, где ты пожимаешь руку президенту, прокурору, бастыкам (начальникам) из финансовой полиции и так далее, чтобы к тебе не возникали лишние вопросы, чтобы знали твои личные связи.

Когда кто-то придет, он ему говорит: вот, мол, видишь, я с ним гулял там-то, видишь, я ему руку пожимаю на фотке. А эта фотография стоит у него на видном месте за служебным столом. И это не считается нескромным, как раз наоборот.

Сейчас даже у чиновников второго эшелона (я не говорю о тех, кто выше), появилась мода на содержание конюшен для чистокровных лошадей. Это считается очень престижным, хотя все знают, что это очень невыгодно. Но бросать деньги на ветер - это тоже понты».

Но самое страшное, по мнению собеседников радио «Азаттык», это то, что такое поведение не осуждается обществом. У людей оно нередко даже вызывает зависть.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG