Доступность ссылок

Диссидент Арон Атабек: Не буду просить о помиловании за преступление, которое совершила власть


Арон Атабек в зале городского суда Алматы перед вынесением приговора. 5 октября 2007 года.

Арон Атабек в зале городского суда Алматы перед вынесением приговора. 5 октября 2007 года.

Лидер движения бездомных Арон Атабек, осужденный на 18 лет за организацию массовых беспорядков в поселке Шанырак, в интервью радио Азаттык по телефону из тюрьмы заявил, что ни о чем не жалеет.

Поэт и председатель незарегистрированной партии национальной независимости «Алаш» Арон Атабек отбывает срок в исправительной колонии 159/22, в поселке Каражал Карагандинской области.

КТО НЕ СМОЖЕТ ЗАЩИТИТЬ СВОЙ ДОМ, ТОТ НЕ ЗАЩИТИТ И СВОЮ РОДИНУ

- Господин Атабек, в этом году трагическим событиям в Шаныраке исполняется 3 года. Тем не менее, снос жилых строений, построенных самовольно в поселках близ Алматы, продолжается.

- Пока у руля находится власть, которая безразлична к народу, состояние простых граждан будет только ухудшаться. Не светит улучшение жизненных условий тем, кто не имеет собственной крыши над головой. Прошло 3 года со времен событий, которые имели место в Шаныраке. Что с тех пор изменилось? Ровным счетом ничего. Кровь и бедствие народа - на совести власти.

- Господин Атабек, в Шаныраке люди попытались защитить свои жилища путем объединения своих сил. Вообще, оправдана ли коллективная борьба? Должны ли люди бороться за свои жилища, объединившись?

- Конечно. Так было в Шаныраке, мы смогли объединиться. Накануне того события также была проведена значительная работа. Мы подготавливали народ. Учили людей методам того, что имеет отношение к ведению борбы в той ситуации. Открыли глаза общественности. А теперь мы сидим в тюрьме.

Те общественные деятели, представители политических партий, которые остались на свободе, не работают с народом. Они озабочены проведением конференций для прессы и форумов, то есть саморекламой. Им неведома жизнь среди простых людей. Поэтому имеется дистанция между народом и политическими партиями.

А народ - он как ребенок - все еще не организован. Из-за этого люди не умеют постоять за себя, не знают свои права, не умеет эффективно противостоять действиям властей. Конечно, я не считаю себя более зрелым, чем народ. Однако образованные люди должны учить народ. Общественные движения в мире начинались именно таким образом.

«Я ТРЕБУЮ ПОЛНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ»

- Господин Атабек, как вы сейчас думаете, ситуация в Шаныраке могла ли быть урегулирована другим путем?

- Был только единственный путь. Другие пути мне неизвестны. Мы поступили правильно. Если человек не защищает свой дом, то он завтра не защитит и свою Родину. Кто имеет право прийти и разрушать дома, где живут люди? Это - провокация властей.

По нашему Основному Закону, даже не имея документов, человек имеет право на обладание жильем. Защищая свои права, мы показали пример и другим казахстанцам. Жители тех поселков, дома которых сносят, должны организовываться и защищать свои жилища. Не мы убили офицера в Шаныраке. Убила власть. Нужно уметь противопоставить силу против власти. Я не буду подавать прошение Назарбаеву о помиловании.

- Судебный процесс по делу Шанырака длился долго. Вы согласны с обвинениями суда, выдвинутыми против вас?

- Конечно, нет. Никогда не соглашусь. Сейчас те, кто в оппозиции, заявляют, что собираются собрать миллион подписей, просить о помиловании осужденных по названному делу у Назарбаева. Пусть просят. Но за меня не надо просить. Мое требование – полная реабилитация, восстановление в правах. Я не соглашусь на помилование и его не прошу. Ибо я не совершал этого преступления. Его совершила сама власть.

- Вас считает радикалом. Вы согласны с таким мнением?

- Да, согласен. Хотя многие видят в этом слове плохое значение. Я считаю себя национал-радикалом. Только радикальные люди, радикальные действия могут изменить жизнь. Народ никогда не повзрослеет - с тактикой двойной игры, подхалимства, страха перед властью, пренебрежения так называемых оппозицонеров интересами народа. Ведь они же оставили народ во время событий в Шаныраке. Народ попал в такую ситуацию по причине игр в политике. Нам не хватает радикальных сил.

«ОБСТАНОВКА В ТЮРЬМЕ КАК ПРИ СТАЛИНЕ»

- Господин Атабек, как вы себя чувствуете и в каких условиях живете в колонии?

- Ясно же, что ситуация в исправительном учреждении удручающая. Но сейчас я не имею права распространяться о жизни в тюрьме. Во-первых, «братва» строго запретила мне говорить об этом. Во-вторых, и администрация тюрьмы тоже попросила не распространяться о здешней ситуации. Здесь ведь тоже есть свои «авторитеты».

Они знают, что до этого я публиковал множество статей. У тюремного мира имеются свои особенности. Жизнь в тюрьме куда более сложнее, чем жизнь на свободе. Поэтому я не могу дать ясный ответ на этот вопрос.

Я могу отметить только то, что ситуация в исправительных учреждениях схожа с условиями лагерей времен Сталина.

- Вы жили вдали от родины. Теперь вот осуждены на многие годы, сидите в колонии. Были ли у вас моменты, когда вас одолевало покаяние за совершенные действия?

- Я постоянно анализирую свое прошлое, постоянно делаю выводы. Я воистину рад за свою жизнь. Внутренне рад за то, что смог принести хоть маленькую, но пользу народу, за посвящение ему собственной последней капли крови. Я бы стал каяться только в случае, если жизнь прошла бы в мещанстве и подхалимстве.

Я борюсь со времен восстания в декабре 1986 года. Думаю, каждый гражданин должен бороться таким образом. Я не хвастаюсь, но даю такую оценку собственной жизни. Если бы дали возможность прожить жизнь еще один раз, я еще раз повторил бы это.

- Господин Атабек, родственники и друзья вас посещают?

- В прошлом году, в сентябре, пришли навестить сестра и младший брат, посетили еще ряд знакомых. Я просил их не приезжать. Дорога ведь дальняя, отнимает много времени, да и денег тоже стоит.

- Общественность вас знает как и поэта. Занимаетесь ли вы сейчас творчеством?

- Бывают моменты, когда чувство вдохновения внезапно бьет как смерч. Недавно написал ряд стихов о Шаныраке, тюрьме. Если получится, то опубликую. Здесь нет возможности заниматься творчеством. Само существование здесь непросто. Вы ведь понимаете, что это означает - тюремные условия. Спасибо вам за то, что нашли возможность связаться со мной, хотели донести наши слова до широкой общественности.

- Сейчас у вас, конечно, нет возможности для ежедневного общения с людьми на воле. Что вы хотели бы передать тем, до кого вам почти невозможно донести свои слова и кто находится на свободе?

- Должен пробудиться народ. Каждый гражданин и особенно те, кто представляет интеллигенцию, должны выступить не только в качестве простых благодетелей народа, а должны стать борцами за народ. Вот моя мечта, мое пожелание людям. Народ, который не борется, толпой и останется на всю жизнь. Нужно бороться и за будущее.

- Большое спасибо, господин Атабек, за беседу.

P. S. Арон Атабек родился в 1953 году в Астраханской области России. Закончил факультет филологии Казахского национального университета. Аспирант кафедры монголоведения и тюркологии Ленинградского государственного университета.

В 1986 году Арон Атабек участвует в Декабрьских событиях и затем проводит 2 года в вынужденной эмиграции. В 1990 году он издает первую независимую общественную газету в Казахстане - «Алаш». В том же 1990 году избирается председателем партии национальной независимости «Алаш».

В 1991 году Арон Атабек был вынужден эмигрировать и уезжает в столицу России. Возвращается в Казахстан только через 5 лет.

В 2005 году он организует Движение бездомных Казахстана. Через год, в июле, Арон Атабек был задержан по обвинению в организации беспорядков и убийстве сотрудника полиции, во время сноса жилых строений в Шаныраке, которые были признаны как «незаконное построенное жилье».

В октябре 2007 года Арон Атабек был осужден по приговору городского суда Алматы на 18 лет лишения свободы. Всего по делу о событиях в Шаныраке были осуждены 24 человека.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG