Доступность ссылок

В казахстанском «Тюрьмостане» программа издевательств над заключенными возведена в культ. Даже опальный Рахат Алиев из своего венского убежища пытается своеобразным путем приструнить казахстанских тюремщиков.

НЕТ ПРИЗНАКОВ ОСТАНОВКИ СУДЕБНЫХ РАСПРАВ

В результате еще неразгаданной интриги разоблачители банкира Мухтара Аблязова организовали мощную чистку руководства БТА банка. Дело превращается в групповой показательный процесс. Не выглядит это импровизацией. Все подчинено замыслу. За всем угадывается режиссер.

Недавно протащили через военный трибунал бывшего главу национальной компании «Казмунайгаз» Серика Буркитбаева с его ближайшими коллегами. Финал – суд. Более того – военный. Закрытый. Никаких неожиданностей. Заведомо неминуемый приговор, и восемь человек (по официальной версии) попадают в каземат.

Серик Буркитбаев получил шесть лет тюрьмы. Другие источники утверждают, что осужденных было почти в два раза больше. Теперь всем им придется испытать наказания особого типа.

Несколько месяцев назад на три года лишили свободы еще одного крупного руководителя, бывшего министра Жаксыбека Кулекеева.

«Судебная промышленность» Казахстана работает в заданном ей сверху режиме и нет пока признаков, что главные зачинщики судебных расправ собираются «менять пластинку».

Совсем свежая зарубка на полицейском стволе страны – арест бывшего министра охраны окружающей среды Нурлана Искакова. Вероятно, и ему не избежать полной программы расправ в казахстанских застенках.

МУЧЕНИЯ ОСУЖДЕННЫХ ТОЛЬКО НАЧИНАЮТСЯ

Сейчас в Казахстане быть руководителем так же опасно, как быть родственником Нурсултана Назарбаева. Кто-кто, а его бывший зять, бывший муж старшей дочери, опальный венский беглец - Рахат Алиев это чувствует всеми клетками своего организма. Сезон охоты на него никто не отменял.

Государству оказалось мало расправиться со многими его сослуживцами. Хотя они получили разные сроки лишения свободы. И немалые. Программа устрашения на этом не закончилась.

В интерью нашему радио Азаттык Рахат Алиев высказывает тревогу за всех, кто попадает в застенки вследствие интриг самого президента и его окружения. Рахат Алиев утверждает, что мучения осужденных в принципе только начинаются, когда их бросают в настоящую зону.

Рахат Алиев признается, что, вероятно, мало чем может помочь осужденным, над которыми ежедневно и ежечасно измываются тюремные власти. У надзирателей очень хорошо развито чутье: кого - можно, а кого - даже нужно мучить в застенках.

Рахат Алиев уверен, что людей, которые проходили по его делу, регулярно избивают. Придумывают другие пытки и изощряются как хотят.

В закрытом государстве Казахстан действует еще одно закрытое государство – «Тюрьмостан». А там нет парламентов. Нет оппозиции.

Особенно хорошо надзиратели понимают, что нужно делать с получившими сроки крупными менеджерами. С одной стороны, проявление к ним жесткости и жестокость поощряется начальством.

Наверх рапортуют о продолжении специальных дисциплинарных мер против осужденных по шумным процессам. Для главных организаторов – это как бальзам на душу. Как деньги рождают деньги, так жестокость плодит еще большую травлю.

СЕНСАЦИОННАЯ НОВОСТЬ О ДАРИГЕ НАЗАРБАЕВОЙ

Есть, правда, некоторые тонкости, связанные с известными людьми. И надзиратели это знают еще с палаческих времен разгула большевистских чекистов из эпохи Джугашвили-Сталина. Иногда, по каким-то мистическим обстоятельствам, кого-то выдергивали из тюремного ада и возвращали в большую жизнь.

Эти возможные построения иногда использует и Рахат Алиев. Он рассказал радио Азаттык, что одно из таких сообщений он на днях вбросил в средства массовой информации.

Так появилась сенсационная новость, что его бывшая жена Дарига, благодаря тайным комбинациям, с позволения отца, вырвалась на волю и сейчас объединилась с Рахатом Алиевым в Вене. Автор сенсации – сам Рахат Алиев.

По мнению Рахата Алиева, если такая информация дойдет до тюремщиков, то они на всякий случай не будут распоясываться по отношению к людям, которых посадили по его делу.

Воображение и перестраховочное чутье подсказывает надзирателям, что вектор может поменяться на сто восемьдесят градусов. И они собственной шкурой заплатят за свой садизм. Рахат Алиев считает, что это - то малое или, пожалуй, единственное, что он может сделать, чтобы облегчить участь его людей.

Хотя Рахат Алиев при этом продолжает утверждать, что в тюремном государстве Казахстана творится неподдающееся воображению беззаконие. Именно туда, в этот абсолютно бесчеловечный мир постоянных издевательств попали такие люди, как Жаксыбек Кулекеев и Серик Буркитбаев. Это тот самый антимир, условия которого не всегда выдерживают профессиональные рецидивисты, опытные воры, насильники и убийцы.

ПОКАЗАТЕЛЬНЫЕ ИЗБИЕНИЯ ЗАКЛЮЧЕННЫХ ИМЕЮТ СИСТЕМНЫЙ ХАРАКТЕР

Время от времени оттуда, из этого мрака второго внутри-казахстанского государства доносятся отголоски отчаянных и кровавых попыток заключенных остановить злодеяния тюремщиков.

Случилось такое, что одну из попыток даже показали в свое время по телевидению. Это было совсем недалеко от Алматы, в Заречном, в колонии под номером ЛА-155/8. Там около двадцати заключенных в знак протеста против произвола администрации «вскрылись» - порезали себе животы и вены на руках.

Тюремные начальники решили остановить неповиновение силой. Солдатам гарнизона охраны приказали избить заключенных. Картина, конечно же, не для слабонервных. Заключенных бьют, а те в дополнение еще и режут себе вены и животы.

Будучи в то время заместителем директора Казахстанского бюро по правам человека, Жемис Турмагамбетова тогда во всеуслышание заявила: «Заключенных действительно сильно били... это была демонстрация силы». Сами депутаты парламента не раз утверждали, что жестокие показательные избиения заключенных в Казахстане имеют системный характер.

Восстание против тюремных расправ произошло в следственном изоляторе города Жанаозень. Там в знак протеста нанесли себе телесные повреждения 34 заключенных.

В колонии УКА 168/5 города Жем Актюбинской области десять заключённых в знак протеста против условий содержания в изоляторе нанесли себе ножевые ранения.

В Шымкенте в местной колонии порезали себя 25 заключенных. Причины те же – бесчеловечный режим, постоянные издевательства, избиения и другие пытки.

В этот мир двойного криминала - заключенных против самих себя и тюремщиков против заключенных - бросают сегодня и тех менеджеров, которые по разным причинам попали в немилость правящей «гвардии».

Информации о том, что там делают с людьми, очень мало. Даже семьи заключенных стараются не распространяться о внутренних драмах и частых трагедиях в тюрьмах и лагерях, чтобы не усугубить и без того нелегкую жизнь своих осужденных родственников.

Только по косвенным сведениям можно представить, какая участь постигает приговоренных.

СПЕЦТЮРЬМА СО 120-САНТИМЕТРОВЫМИ КАМЕРАМИ

В девяноста километрах от Ашгабада, при Сапармураде Низове, была возведена спецтюрьма, которая считалась практически частной собственностью Туркменбаши. Там до сих пор содержатся люди, которых Сапармурад Ниязов считал своими кровными врагами. Можно понять – почему он этих врагов не убивал.

Тюрьма в народе называется «Горбатой». Сейчас поймете – почему. Камеры в ней не выше ста двадцати сантиметров. Лежать на протяжении дня запрещено. Позволяют стоять, согнувшись в три погибели. «На раскорачках».

А карцеры в «Горбатой» – это те же стодвадцатисантиметровые камеры, в которых вода - до сорока сантиметров. Зачем убивать заключенных? Лучше держать в живых, чтоб мучались. Коленопреклоненно.

(Журналист Александр Народецкий в данной статье излагает свою точку зрения и свои суждения. Они могут не совпадать с позицией редакции радио Азаттык.)

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG