Доступность ссылок

Колбин, по сравнению с Назарбаевым, был демократом. Сага Каришала Асанова

  • Болат РЫСКОЖА

Диссидент Каришал Асанов дает интервью корреспонденту радио Азаттык. Алматы, март 2009 года.

Диссидент Каришал Асанов дает интервью корреспонденту радио Азаттык. Алматы, март 2009 года.

Перестройка принесла вдохновение многим правдоискателям типа Каришала Асанова. Но вот оттепель прошла. Считанные диссиденты Казахстана либо примкнули к неоавтократам, либо продолжали бороться дальше.

Часть 3

КАРИШАЛ АСАНОВ ВСЕЙ ДУШОЙ ПОДДЕРЖАЛ МИХАИЛА ГОРБАЧЕВА


Итак, весной 1985 года к власти в Советском Союзе пришел молодой генеральный секретарь Михаил Горбачев. С его приходом сонливая и безмятежная жизнь советских людей закончилась. Михаил Горбачев с первых дней заговорил о перестройке и гласности, стал критиковать старый партийный аппарат за косность и бюрократизм, обратился к народу с призывом быть активнее, проявлять принципиальность, поддержать его начинания.

Обращение Михаила Горбачева услышали в первую очередь те, кто уже имел горький опыт столкновения с властью, был гоним, отличался непокорным нравом. В Казахстане одним из таких был Каришал Асанов. Он от всей души поддержал призыв партийного вождя. Жизнь ему давала еще один шанс побороться с косностью и заявить свои претензии на лидерство.

C этого момента в жизни нашего героя началась самая драматичная и героическая полоса.

Вот как вспоминает о своих первых шагах после выступления Михаила Горбачева на Апрельском пленуме ЦК КПСС 1985 года Каришал Асанов:

- Прочитав доклад Горбачева на Апрельском пленуме, я подумал: наконец-то пришло мое время начинать борьбу. Я вспомнил свою пьесу, которую в свое время высоко оценил сам Габит Мусрепов, но которой завистники так и не дали ходу. Из-за этой пьесы к тому же и преследовали меня. Это был мощный козырь, чтобы бросить перчатку республиканским партийным бюрократам.

Ну, держитесь! Через пару дней Каришал Асанов написал заявление на имя Динмухамеда Кунаева, где, обрисовав ситуацию вокруг своей давнишней пьесы, отнес ее помощнику Кунаева Дуйсетаю Бекежанову. Дуйсетай был приятелем в студенческие годы Каришала, но после того как стал помощником Динмухамеда Кунаева, посчитав себя небожителем, сильно зазнался и перестал общаться с Каришалом. К тому же и небезопасно было общаться с возмутителем спокойствия.

Но в этот раз Дуйсетай Бекежанов встретил Каришала Асанова с улыбкой, как настоящего старого друга, с распростертыми объятиями. Вместе вспомнили молодые беззаботные годы, повздыхали по ушедшим годам. Дуйсетай сразу же пообещал довести до Первого его заявление.

«Все будет хорошо!» – заверил Дуйсетай, обнимая Каришала за плечи. И он исполнил свое обещание. Динмухамед Кунаев, ранее категорически отказывавшийся принимать Каришала Асанова, в этот раз был сама любезность. Он поставил хорошую резолюцию на его заявление и этим открыл для пьесы широкую дорогу.

Не прошло и двух дней, как заведующий отделом культуры ЦК Компартии Казахстана Шайжунусов лично позвонил Каришалу Асанову домой и пригласил к себе. «Жизнь передо мной менялась, как в сказке», – вспоминает Каришал Асанов.

«Шайжунусов разговор начал с того, что Динмухамед Кунаев хорошо отозвался о моем творчестве. Мол, для начала опубликуем пьесу в журнале, а затем дадим поручение сделать постановку в театре, сказал он. Ну, думаю, наконец-то!» - рассказывает Каришал Асанов.

Действительно, очень скоро пьеса была опубликована в литературном журнале «Жулдыз» в октябре 1985 года. Это были первые шаги, казалось, большой победы.

Осталось ждать постановки пьесы в театрах. Но она так и не состоялась. Как всегда по банальной причине: в русле московской перестройки пошла череда кадровых перемещений и в суете стало не до каких-то пьес Асанова. Шайжунусов уехал секретарем обкома в Гурьев, и пьеса Асанова вновь легла под сукно.

АСАНОВ ПРЕТЕНДУЕТ НА ДОЛЖНОСТЬ ГЛАВЫ ГОСУДАРСТВА

Тем временем, чем больше Михаил Горбачев говорил о перестройке, тем больше Каришал Асанов жаждал политических баталий. Больших перемен. Он не забыл, что где бы ни работал, везде слыл одним из самых грамотных, перспективных и принципиальных работников. И оттого был гоним. Между тем менее одаренные коллеги - но беспринципные - совершали головокружительную карьеру. Нет, пора все менять: исправлять ошибки, перекосы. Кто это сделает, если не он, истинный коммунист Каришал Асанов?

И вот, не долго думая, Каришал Асанов приступил к главному труду жизни – самиздатовской книге «Призрак независимости». Первоначальное ее название было другое. В силу различных обстоятельств работа над произведением затягивалась, откладывалась – книга дописывалась, исправлялась и дополнялась. Только к выходу она получила окончательное название.

Эту книгу можно назвать книгой разоблачений Каришалом Асановым эпохи трех казахстанских правителей – Динмухамеда Кунаева, Геннадия Колбина и Нурсултана Назарбаева.

Вначале книга задумывалась как открытое письмо на имя генерального секретаря Михаила Горбачева. И планировал Каришал Асанов ее закончить к началу 1987 года. Но в конце 1986 года в Алма-Ате неожиданно произошли Декабрьские события, которые спутали все его карты. Потому письмо (по объему целая брошюра) удалось отправить в Москву только в декабре 1988 года.

В письме был выдвинуты два требования. Первое - Каришал Асанов требовал от Михаила Горбачева, чтобы Казахстан, согласно статье 72-й Конституции СССР, получил долгожданный суверенитет. На тот период это было очень дерзким требованием, опережающим развитие политических процессов в стране на целый год.

Второе требование было не менее дерзким, если не сказать наглым. Мало кому известный доцент Казахского государственного университета Каришал Асанов требовал от Михаила Горбачева срочного смещения Геннадия Колбина с поста первого секретаря ЦК Компартии Казахстана, а взамен предлагал себя.

Но в ЦК КПСС на письмо Каришала Асанова среагировали не так, как это было в первом случае. Первое же письмо, озаглавленное «О политической ситуации в Казахстане» Каришал Асанов самолично сдал в канцелярию ЦК КПСС еще осенью 1985 года. И оно, как уверяет сам Асанов, вызвало тогда огромный интерес у сотрудников ЦК КПСС.

Летом 1986 года, за полгода до Декабрьских событий, Асанова неожиданно вызывают в ЦК Компартии Казахстана и вручают билет в Москву.

В Москве он имеет трехчасовую беседу с одним из самых важных людей страны, секретарем ЦК КПСС по кадровым вопросам Георгием Разумовским. Разумовский сказал, что с письмом Каришала Асанова ознакомились все ответственные сотрудники ЦК КПСС, включая членов Политбюро. Оно им понравилось. Вначале беседа шла в нормальном русле. Каришал Асанов явно нравился Георгию Разумовскому. И он тут же предложил ему очень ответственный пост - инспектора ЦК КПСС. Каришал Асанов соглашается.

Но тут Георгий Разумовский неожиданно решает проверить Асанова по очень щекотливому вопросу. Он спрашивает, почему в Казахстане ущемляются права русских?

Реакция Каришала Асанова на этот вопрос оказалась неожиданной: «Георгий Петрович, о чем вы говорите? Где вы увидели в Казахстане притеснение русских? Если чьи-то права и ущемляются, то, скорее всего – казахов. Простой пример: из шести секретарей ЦК Компартии Казахстана четверо - русские».

Очередная блестящая карьера Каришала Асанова, едва начавшаяся, здесь же, в кабинете Георгия Разумовского - секретаря ЦК КПСС по кадровым вопросам, - закончилась.

Георгий Разумовский не стал вступать с Каришалом Асановым в дальнейшую дискуссию. Он сделал для себя вывод: перед ним сидит националист.

Каришал Асанов уверен, если бы тогда Георгий Разумовский внимательно выслушал его доводы по национальному вопросу, то можно было бы избежать Декабрьских событий в Алма-Ате.

ДРУЖБА И ВРАЖДА С ГЕННАДИЕМ КОЛБИНЫМ

Когда начались Декабрьские события, Каришал Асанов внутренним чутьем уловил, что не только над страной, но и лично над ним нависла угроза смертельной опасности. Он никогда не забудет, как на него разоблачающим взглядом смотрел Георгий Разумовский. То, что Асанов давно прославился своим непокорным нравом, это было полбеды. Страшнее было другое – в Москве считают его националистом.

Когда среди партийных чиновников Казахстана началась вакханалия взаимного предательства, когда кругом искали стрелочников, националистов, на ком можно было бы отыграться, и особенно в вузовской среде, - Каришал Асанов решил сделать упреждающий ход.

На одном из собраний в Казахском государственном университете он сделал громкое заявление в поддержку Геннадия Колбина, и тут же об этом отправил телеграмму Михаилу Горбачеву. Каришал Асанов не хотел, чтобы партократы и карьеристы использовали его как козла отпущения. Заодно он думал извлечь из этой ситуации пользу для казахов.

«Раз Колбин заявил, что готов служить казахскому народу верой и правдой, надо его использовать в своих интересах», – решает Каришал Асанов. Геннадий Колбин, услышав, что его поддержал один из доцентов ведущего вуза страны, решил подтянуть к себе Каришала Асанова.

Первый раз новый вождь казахстанских коммунистов Геннадий Колбин принял Каришала Асанова 5 января 1987 года и сразу же предложил стать его помощником (очередной шанс для головокружительной карьеры!).

Каришал Асанов не отказывается, но для начала просит другое: дать ему возможность выступить на Январском пленуме ЦК КПСС 1987 года, где он смог бы рассказать всесоюзной аудитории правду о Декабрьских событиях 1986 года.

Геннадию Колбину эта идея не понравилась. Он не хотел затрагивать очень опасную тему. В такой ситуации о предложении занять ответственный пост разговора уже не могло быть.

Заметив, что ситуация изменилась не в его пользу, перед прощанием Каришал Асанов бросает реплику: «Если хотите иметь правдивую информацию о ситуации в стране, у вас должен быть честный советник».

В общей сложности Каришал Асанов встречается с Геннадием Колбиным пять раз. Чем больше Колбин узнавал Асанова, тем больше понимал, что это не тот человек, который был ему нужен. Он увидел в Асанове «скрытого националиста», к тому же с непокорным нравом. Тем более и окружение Колбина – как русское, так и казахское – не любившее Каришала Асанова, тоже не дремало: дружно занималось оговорами.

Постепенно отношения между ними дошли до того, что Геннадий Колбин возненавидел Каришала Асанова. И однажды опустился до того, что в выступлении на расширенном совещании с руководителями вузов раскритиковал Асанова, обвинив в том, что он хочет перестройку использовать в корыстных целях, а затем дал зеленую дорогу тому, чтобы облить Каришала Асанова грязью в одной из газет.

С этого момента Каришал Асанов открыто пошел против Геннадия Колбина. После продолжительного противостояния Асанов все же добился того, что Колбин официально принес перед ним свои извинения.

НУРСУЛТАН НАЗАРБАЕВ ИНТЕРЕСУЕТСЯ ПЕРСОНОЙ АСАНОВА

Начиная с 1987 года персоной Каришала Асанова заинтересовался Нурсултан Назарбаев. В ситуации, когда в адрес исполнительной власти со всех сторон раздается критика, будущий президент Казахстана Нурсултан Назарбаев решает, что дружба с диссидентом ему не помешает. Поняв это, Каришал Асанов просится к нему на прием.

Председатель совета министров Нурсултан Назарбаев 23 апреля 1987 года принял Каришала Асанова у себя в кабинете. Нурсултан Назарбаев по ходу разговора намекнул Асанову, что если тот проявит известное понимание аппаратной игры и станет его надежным человеком, то готов способствовать его возвышению. Даже оговорился о конкретной должности.

По сему поводу Каришал Асанов говорит следующее: «Меня не привлекала должность. Если бы я искал не справедливость, а должность, то еще в июне 1986 года мог бы стать инспектором ЦК КПСС. Меня больше беспокоило, что как в 1937 году могут пострадать сотни невинных людей. Надо было любыми возможными способами предотвратить это. Нужен был человек, который мог бы влиять сверху. Но видно кто-то переубедил Колбина, а затем и Назарбаева не связываться со мной. Ни тот, ни другой так и не сдержали своих обещаний».

Нурсултан Назарбаев на прощание с Каришалом Асановым сказал, что если ему нужна будет срочная встреча с ним, то пусть связывается через его помощника Владимира Ни.

«После того как на меня наехали Колбин и председатель КГБ Камалиденов, я написал открытое письмо на имя руководителей республики и отнес к этому самому Ни. По одному экземпляру письма отправил Колбину и Горбачеву. Когда на следующий день связался по телефону с Ни, тот сказал, что Назарбаев не примет меня. Значит, Нурсултан боится Колбина, подумал я», – вспоминает начало войны с первыми руководителями республики Каришал Асанов.

На следующий день состоялся пленум партийной организации Казахского государственного университета. Каришал Асанов пришел с критическим письмом на имя Геннадия Колбина.

Перестройка в стране набирала обороты, поэтому председательствующий сказал: «Сейчас все по-новому, не будем предоставлять слово по заготовленному списку. Выступят все желающие». Как только председательствующий спросил, кто желает выступить, Каришал Асанов вызвался первым.

«Уважаемые товарищи, позвольте зачитать вам отрывок из моего открытого письма на имя первого секретаря ЦК Компартии республики в условиях перестройки», – как всегда в своем стиле неторопливо начал Каришал Асанов. В этом письме он жестко критиковал Геннадия Колбина за перекосы и использование служебного положения в корыстных целях.

Как вспоминает Каришал Асанов, на участников пленума (а тут были заведующий отделом ЦК, секретари обкома, горкома и райкома партии) его выступление произвело удручающее впечатление. На лицах некоторых отразился неподдельный страх.

Чтобы остановить смутьяна, председательствующий прервал Каришала Асанова: «Ваше время истекло». На это Каришал спокойно ответил:

«Хорошо, я заканчиваю. Однако, недавно выступая на ленинских торжествах, Николай Рыжков [тогдашний председатель Совмина СССР] сказал: «Между критикующим и критикуемым должно быть равенство». А где это равенство? Можно критиковать члена Политбюро Кунаева, когда угодно и где угодно. Нельзя критиковать члена ЦК Колбина из-за того, что он русский?»

ГЕРОЙ НАШЕГО ОЧЕРКА ВНОВЬ ПОПАДЕТ В ОПАЛУ

После этого началась настоящая травля Каришала Асанова. Уже наутро на факультете была создана комиссия в составе пяти человек по рассмотрению его личного дела. Требовали, чтобы он срочно объяснил, почему это вдруг он стал критиковать товарища Колбина, кто ему позволил?

Но Каришал Асанов не стал писать объяснительную, вместо этого он засел за другое письмо. Обратился с письмом к Михаилу Горбачеву, где подробно изложил суть скандала. Геннадий Колбин был вынужден вновь пригласить Асанова к себе.

Вот разговор который состоялся между первым руководителем республики Геннадием Колбиным и рядовым коммунистом Каришалом Асановым. Излагаем в версии Каришала Асанова:

Геннадий Колбин:

– Вас никто не будет преследовать. Все будет хорошо.

Каришал Асанов:

– Мы здесь одни в кабинете, и нас никто не слышит. Но я верю вам. Однако люди за пределами этого кабинета считают меня врагом. Ведь вы раскритиковали меня. Это напечатано в газетах. Так вот, теперь напишите в газетах, что я не плохой человек. Или скажите об этом в каком-нибудь выступлении по телевидению.

Геннадий Колбин:

– Нет, мы создадим специальную комиссию, и она вынесет свое решение.

Каришал Асанов:

– В таком случае борьба будет продолжена. Смотрите сами, я не остановлюсь на этом.

В начале 1988 года секретарем ЦК Компартии Казахстана стал Узбекали Жанибеков. Он сразу же пригласил Каришала Асанова к себе и сказал, что поступило письмо из ЦК КПСС, в котором требуют ответ на его критическое письмо в адрес Геннадия Колбина. Они проговорили около четырех часов. Асанов рассказал о том, что он попросил Колбина опровергнуть в газете высказанную Колбиным в его адрес критику, но тот почему-то тянет. «Хорошо, поговорю с ним», - пообещал в конце беседы Узбекали Жанибеков.

И вот в один из майских дней Узбекали Жанибеков позвонил Каришалу Асанову и зачитал для согласования текст ответа в ЦК КПСС. Асанов согласился с текстом. Там говорилось, что с автором письма на имя Михаила Горбачева проведена беседа и все спорные разногласия разрешены.

А немного позднее, в июне 1988 года, состоялся пленум ЦК Компартии Казахстана, где в заключительном выступлении Геннадий Колбин сказал буквально следующее:

«Серьезный урон идеям перестройки, развернувшейся демократизации общественной жизни наносят имеющиеся еще факты зажима критики, преследования за нее. Так, например, получилось с преподавателем Казахского университета Каришалом Асановым, искренне борющимся с различными негативными явлениями, остро воспринимающим имеющиеся недостатки. Вместо того чтобы прислушиваться к человеку, разобраться в поставленных им вопросах, его объявили кляузником, чуть не противником перестройки».

С этого дня Каришал Асанов перестал воевать с Геннадием Колбиным. Девизом Каришала Асанова всегда была крылатая поговорка: «Поверженного противника – нельзя добивать!»

Каришал Асанов навсегда сохранил свое глубокое уважение к Узбекали Жанибекову. К Нурсултану Назарбаеву, который, пообещав золотые горы, бросил его в трудный час, он стал испытывать другие чувства.

(Продолжение следует.)

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG