Доступность ссылок

Родственники гонимых обречены, или Как Мухтар Аблязов пошел по стезе Рахата Алиева


Кадры из фестивального казахского фильма "Подарок Сталину". Алматы, 13 января 2009 года .

Кадры из фестивального казахского фильма "Подарок Сталину". Алматы, 13 января 2009 года .

Казахстан оказался опять в компании стран, где преобладают автократические проявления. Гонение опальных в этих государствах сопровождается широкой программой охвата преследованиями их ближайших родственников и друзей.

Родичи двух казахстанских изгоев, Рахата Алиева и Мухтара Аблязова, уже поставлены на конвейер расправ.

На протяжении многих месяцев силовики занимаются родными и близкими опального беглеца Рахата Алиева, пребывающего в австрийском изгнании. Сначала расправились с алиевскими сотрудниками целой чередой судебных приговоров, для удобства использовав нормы закрытого военного трибунала.

Не оставили без внимания и отца с матерью. Отец Рахата Алиева академик Мухтар Алиев был известным государственным деятелем. В своей карьере он дорос до министра, но с этим не посчитались. Как только сыну приписали все возможные грехи, отцу тоже пришлось не сладко. Рахат Алиев пытался вырвать его в Австрию на лечение. Его долго не выпускали. Наконец власть решила, что можно подразнить Рахата Алиева другим путем, и отец неожиданно получил разрешение на выезд в Вену. Заложницей оставили мать, тем самым заставили мучаться двоих мужчин. У матери, как утверждает сам Рахат Алиев в беседе с автором этих строк, отобрали паспорт и заперли в стране.

Просто мистически повезло жене Рахата Алиева. Не сносить бы ей головы. Сидела бы точно в тюрьме за все прегрешения мужа. Кормили бы ее обычной баландой и издевались бы со всей строгостью, которую можно себе позволить против жены врага отечества и личного врага президента.

Но по стечению биологических обстоятельств жена оказалась родной дочерью Нурсултана Назарбаева. Ну что ж, поступили с нею гуманно. Развели с Рахатом Алиевым заочно - без его согласия. И следующим шагом расправы должно быть по логике вещей новое замужество на выделенном государством и проверенном на все случаи жизни новом отце алиевских детей.

Тем временем сейчас в полную меру разворачивается программа расправ над родственниками еще одного невозвращенца - опального банкира Мухтара Аблязова. Он уже давал эксклюзивное интервью нашему радио Азаттык и сказал, что не вернется в Казахстан, опасаясь нового тюремного срока по политическим мотивам, как это было в 2002 году. Эту же мысль он продолжил 13 марта в интервью алматинскому агентству КазТАГ. «Но я ведь не случайно уехал из страны, я заранее готов был к такому развитию событий. Раз уж было принято решение захватить БТА банк, то через месяц или два уголовное дело на меня все равно завели бы», - сказал дважды опальный банкир и бывший руководитель оппозиции Мухтар Аблязов.

Во-первых, в ранее руководимом Мухтаром Аблязовым БТА банке провели молниеносные перевыборы управления. Вывели из состава членов совета директоров Акмарал Аблязову - старшую двоюродную сестру Мухтара Аблязова.

На этом акции против родственников не закончились, и силовики арестовали двоюродного племянника Аблязова - Таира Дюсембекова, руководителя оценочной компании «Agenta-S». Ему явно грозят криминальные обвинения с соответствующей судебной расправой.

Ничего бы этого наверняка не было, не попади Мухтар Аблязов в черные списки государственного аппарата. Именно об этом говорила во вторник, 10 марта, Шолпан Аблязова, двоюродная сестра Мухтара Аблязова, на пресс-конференции в Алматы. Она от имени родственников банкира воззвала к самому Нурсултану Назарбаеву, чтобы тот остановил преследования их за родственные связи с Мухтаром Аблязовым.

Адресат выбран не самый адекватный характеру просьбы. Да к тому же, видимо, государственная машина так создана, что ее раскручивание уже вряд ли можно остановить. Срабатывает механизм соответствующей обработки черных списков. Начинают функционировать госрычаги и господшипники, госмоторы и госстанки. Люди лишь запускают машинерию. Главное – это заполучить высшее одобрение, а дальше уже включаются все механизмы державы.

Такая индустрия в свое время не раз цвела пышным цветом. Не сам же Нурсултан Назарбаев придумал подобную действенную систему наказаний. Были у него исторические учителя. Выстраивали госмеханизм от колесика к колесику.

Была уже такая страна. Гораздо большая, чем Казахстан. И был в ней свой мастер наказательных дел. В простонародье – Сосо, а в миру - товарищ Сталин. И армия мордоворотов, которая служила-прислуживала. Вот там, в недрах большевистских кровопусканий, осуществлялась практика расширительных наказаний, которая сначала определяла так называемых врагов народа, а потом распространялась на родственников этих врагов народа.

Традиция мягко легла на казахстанскую почву и не только на нее. Ведь практика переносить вину неугодных властям на их ближайших родственников - явление совсем не изолированное в мире. Cлучаи из жизни с простыми людьми выглядят еще более красноречиво. Они свидетельствуют об определенной закоренелости самой государственной системы, ее оголтелой безнаказанности, если идет речь о расправах над опальными.

Вот вам самые невинные примеры этого рода у соседей Казахстана. Случилось это совсем недавно в Азербайджане с координатором Хельсинкской ассамблеи в городе Гянджа Акифой Алиевой. Вернее не с нею, а с ее сыном Джавидом Алиевым. Его внезапно задержали на трое суток. Это произошло после того, как его допросили с пристрастием, выясняя (не поверите), почему на заднем стекле его автомобиля висят занавески! А ведь по сути сына избрали ответственным за его мать.

Незадолго до его ареста сотрудники местной полиции пригрозили Акифе Алиевой, что её правозащитная деятельность может привести к печальным последствиям для её детей. Этот случай задокументирован правозащитной организацией «Международная амнистия».

При жестком автократическом режиме отношение к своим же соотечественникам, попавшим в опалу, автоматически переносится на их близких и дальних родственников. Ну и, конечно же, друзей.

А вот еще один рутинный пример из «мирной» азербайджанской жизни. Над главным редактором оппозиционной газеты «Азадлык» Ганиматом Захидом нависла судебная расправа по обвинению в хулиганстве и причинении вреда здоровью после столкновении с двумя прохожими (?!). Наверное, в другой ситуации к этой истории можно было бы отнестить как к анекдоту или жизненному казусу. Но не стоит недооценивать возможную опасность. К тому же Ганимат Захид, в добавление к своему статусу оппозиционного редактора, является еще братом попавшего в опалу и находящегося в заключении сатирика Сакита Захидова.

Традиция использования родственников в программе травли гонимых оппонентов нашла свою почву и в Узбекистане. Руководитель Общества прав человека в Джизакской области Ихтиор Хамроев получил от властей предупредительный сигнал. Его сына Бахтиора арестовали на 10 дней. Перед этим его избили, и он в знак протеста порезал себе живот. «Международная амнистия» высказала предположение, что Бахтиора избивали в качестве мести его отцу за антиправительственные высказывания, которые тот позволил себе на состоявшейся в Дублине (Ирландия) конференции по проблемам правозащитного движения.

Вершиной расправ над родственниками гонимых врагов власти стала рутинная деятельность репрессивной машины Туркменистана времен неофеодализма ниязовской школы. Тут могли черную метку поставить не только на ближайших родственниках, а всему фамильному роду.

Так что на описание примеров могут уйти фундаментальные монографии, которым настанет свое время. История ведь никого и ничто не забудет. Она так или иначе зафиксирует все репрессивные процессы как в самом Казахстане, так и в других государствах, которые пока что обречены на подобную практику. Она вспомнит поименно и главных заказчиков расправ, и их многочисленных жертв. Она, история, и воздаст каждому по судьбе его и по участию.

(Журналист Александр Народецкий в данной статье излагает свою точку зрения и свои суждения. Они могут не совпадать с позицией редакции радио Азаттык).

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG