Доступность ссылок

Девальвация тенге вызвала резкую критику местных экспертов и некоторых деятелей оппозиции


Билборд одного из банков в Астане в день обвала тенге 4 февраля 2009 года.

Билборд одного из банков в Астане в день обвала тенге 4 февраля 2009 года.

Решение о девальвации тенге эксперты оценивают критично. Петр Своик считает его “смесью объективной необходимости с субъективной глупостью”, экономист Меруерт Махмутова - “чисто волюнтаристским”, Ораз Жандосов - свидетельством “некомпетентности”.

Заявление председателя Национального банка Казахстана Григория Марченко, сделанное им в среду, 4 февраля, вызвало панику в стране. Часть розничных сетей приостановила свою деятельность. Игроки рынка электробытовой и цифровой техники закрыли свои магазины на несколько часов для определения своих дальнейших действий; другие магазины вовсе закрылись “на переучет”. Во второй половине дня 4 февраля цена доллара поднялась в ряде регионов до 170-200 тенге. Многие обменные пункты закрылись.

Дело дошло до того, что премьер-министр Карим Масимов сам совершил рейд по обменным пунктам Астаны, порекомендовав сделать то же самое акимам областей и города Алматы.

Тем временем казахстанские эксперты, экономисты и аналитики однозначно критичны в оценке действий правительства и Национального банка. Например, директор Центра анализа общественных проблем Меруерт Махмутова решение правительства и Нацбанка считает «чисто волюнтаристским», очень ярко характеризующим стиль принятия решений правительства. По ее мнению, от резкой девальвации тенге пострадали простые граждане страны. Меруерт Махмутова говорит:

«Действия правительства и Национального банка показывают, что нам, гражданам Казахстана, нельзя доверять ни правительству, ни Нацбанку. Буквально где-то две недели назад было заявление правительства и Нацбанка. Конечно, и заявление было никакое, ничего внятного не было сказано. Но ничто не предвещало такого, что одномоментно, в один день курс тенге будет настолько отпущен по отношению к доллару.

Я думаю, что это принятое решение, скажем так, - неразумное экономическое решение. Более правильно было бы, если его действительно постепенно девальвировать. И на наш взгляд, например, чем объясняется 150 тенге за 1 доллар? Почему не 200 тенге или, скажем, не 125 тенге за доллар? Поэтому я думаю, что это решение чисто волюнтаристское и оно очень ярко характеризует стиль принятия решений нашего правительства.

На самом деле реального курса тенге мы никогда не знали. В апреле 1999 года правительство сделало заявление, что курс тенге по отношению к доллару будет “плавающим” (“свободным”). Но за все эти годы собственно “плавающего” курса не было. На курс тенге Нацбанк всегда мог влиять – мог покупать или продавать валюту из золотовалютных резервов страны и тем самым регулировать курс.

Конечно, по мере того как увеличивался приток не только нефтедолларов, но и долларов от других статей экспорта и внешних заимствований, это укрепляло тенге. Последний раз курс 153 тенге за доллар был в конце 2002 - начале 2003 года. И с тех пор курс доллара постепенно снижался. Самый низкий курс, пожалуй, был в районе 118 тенге.

Поэтому реально сказать, каким должен быть курс тенге и какой должна быть в Казахстане рыночная экономика, - это из области гипотез. На самом деле мы имели тот курс, который устанавливался в результате, скажем так, воли правительства и Нацбанка.

В реальности, когда пошел обратный процесс - мировая цена на нефть упала и прочие потоки валюты в страну прекратились, стало ясно, что укрепления тенге по отношению к доллару не будет и процесс пойдет в обратную сторону.

Но в данном случае, например, было заявление министра экономики и бюджетного планирования Бахыта Султанова, что процесс девальвации будет постепенный и в пределах 10 процентов. Это то, что, как выразился министр, финансовая система сможет выдержать.

Но на наш взгляд, например, если думать только об экспортерах, чьи доходы резко снизились от падения цен не только на нефть, но и на металлы, то в данном случае принятое сегодня решение, я вижу, принято только исключительно в интересах экспортеров. Но и через экспортеров это попытка спасти доходы госбюджета.

Потому что через игру на курсе в данном случае восполняют те потери, которые бюджет понес из-за падения цен.

Но в целом, во всем остальном все остальные экономические агенты проиграли. Проиграли мы, граждане. Потому что сейчас все цены одномоментно вырастут. Поскольку Казахстан большей частью экспортирует сырье, а импортирует все подряд. Продукты питания большей частью, вплоть до картошки, у нас импортируются”.

Относительно заявления нового-старого главы Национального банка Григория Марченко бывший председатель Нацбанка, экс-министр финансов и экс-вице-премьер Ораз Жандосов заявил:

- Это у них цель. Они теперь будут проводить политику поддержки курса около 150 тенге за 1 доллар, плюс-минус 3 процента. То есть он [Григорий Марченко] не ожидает, что так сложится, а это Нацбанк будет проводить такую политику.

Однако Ораз Жандосов, ныне директор Центра экономического анализа “Ракурс”, думает, что Национальному банку будет сложно удержать курс тенге в указанном коридоре в долгосрочном плане, поскольку это прямо будет зависеть от того, какая будет динамика цен на нефть. «Но в течение нескольких месяцев это Национальному банку по силам”, - считает Ораз Жандосов.

Ораз Жандосов также подтвердил, что незадолго до скачкообразной девальвации национальной валюты некоторые члены правительства и Нацбанка заявляли о том, что резкого падения курса тенге не будет.

- Те должностные лица, которые об этом говорили, можно сказать, либо обманывали, либо не до конца понимали, что говорят. Я, например, не знаю, может быть, они до конца не понимали, что делают. Ну можно же искренне заблуждаться. Тогда это свидетельствует об их некомпетентности, - говорит Ораз Жандосов.

Один из критиков казахстанской экономической системы Петр Своик действия правительства оценивает, как “смесь объективной необходимости с субъективной глупостью”:

“Необходимость. Она определяется тем, что платежный баланс страны в связи с падением экспортной конъюнктуры резко ухудшился. Соответственно, для поддержания курса тенге приходилось тратить золотовалютные резервы – небездонные. И в этом смысле понижение тенге было, можно сказать, предопределено.

Субъективная глупость. Она состоит в том, что это сделали скачком, даже в паническом варианте. Хотели того “устроители” или нет, не важно. Но они вызвали практически панику.

При этом никакой разумной основы под скачкообразным понижением курса нет. Это просто глупость, и все. Потому что и с точки зрения экономии золотовалютных резервов, и с точки зрения стимулирования экспортеров, насколько это возможно, важен сам процесс понижения курса, а не вовсе какая-то его численная величина.

И поэтому делать все это таким разовым, скачкообразным образом - это полный непрофессионализм, если уж не говорить о более серьезных вещах”.

В то же время Петр Своик абсолютно не согласен с мнением экономиста Меруерт Махмутовой о том, что нынешнее решение правительства принято исключительно в интересах экспортеров:

“Такая динамика понижения курса национальной валюты никаких разумных объяснений не предполагает. Это исходная глупость. От этого никто не выигрывает, за исключением, может быть, валютных спекулянтов, которые зная о том, что это произойдет, к этому приготовились. Вот это, пожалуй, единственное.

Говорить о том, что в результате резкого понижения тенге резко выиграют экспортеры, не приходится. Да, у них произошел всплеск внутренней рентабельности – у них себестоимость теперь скачкообразно уменьшится при той же экспортной выручке. И это действительно какое-то время их поддержит.

Но это примерно то же самое, как хлопнуть сходу большой стакан водки. Понятно, что сразу после того как ты это сделаешь, у тебя и руки и ноги зачешутся. И ты, может быть, дров больше наколешь, чем раньше, или что-нибудь еще натворишь. Но это очень кратковременно, после этого наступит похмелье. Так и здесь.

Уж если бы правительство хотело действительно поддерживать экспортеров, то оно могло бы сделать, по крайней мере, как российский Центробанк, который уже несколько месяцев подряд, как бы на саночках, опускает курс рубля. Я не буду говорить, что это замечательная политика и всякое такое. Но она, по крайней мере, понятна. Между тем действие Нацбанка - просто глупый поступок. Объяснять глупость очень сложно.

Я могу выдвигать некие свои собственные версии, почему в данном случае Нацбанк и прочие, кто у нас отвечает за финансовую стабильность, поступили столь глупо.

Во-первых. Тут, как мне кажется, есть некий комплекс, набор всего. К великому сожалению, как это ни удивительно, даже самые крупные наши, так сказать, “макроэкономисты” не понимают, что в регулировании курса важна динамика, важен процесс, а не какое-то численное значение.

Равновесный курс - это тот курс, который поддерживается либо чисто рыночными методами, либо воздействием регуляторов того же Нацбанка. Говорить о том, что вот 120 тенге за доллар был не равновесный курс, а теперь 150 тенге будет равновесный, - это значит не понимать сути процессов курсового регулирования.

Равновесный курс в каком-то численном значении просто в природе не существует. Есть у меня подозрение, что те, кто устроил это, просто этого не знают и не понимают. Они, конечно, что называтся, “крутые макроэкономисты”. Но тут им пока еще не хватило элементарного понимания этого процесса.

Во-вторых. Ну поменяли руководителя [Национального банка]. Сидел буквально никакой. Просто никакой. Посадили самого решительного, самого знающего в мире, самого смелого, профессионального и так далее, и тому подобное. Вот он взял и “доказал” всю свою смелость, решительность и профессионализм.

В-третьих. У нас, в общем-то, режим президентского правления, когда за все важное в стране отвечает президент. Между тем президент у нас за границей. И давно уже за границей. Он выступил с совершенно потрясающей идеей насчет «дефектала», «транзитала» и «акметала», что тоже о многом говорит.

Это, наверное, тоже не добавляет, что называется, равновесия в действия тех, кто остался на хозяйстве. Можно много других причин приводить. В целом, система перестает работать. Отсюда и такая “потрясающая”, мягко говоря, идея насчет новой мировой валюты и вот такие “кульбиты” с однодневным, разовым опусканием курса тенге, предположительно на 25 процентов. Но на самом деле он панически опустится, конечно, еще больше”.

Между тем высшие официальные лица страны полны выдержки и оптимизма. 4 февраля вице-министр финансов Руслан Даленов сделал заявление, прямо противоположное словам председателя Национального банка Григория Марченко. По мнению вице-министра Руслана Даленова, “нет оснований для понижения курса тенге”.

В среду, 4 февраля, утром, в кулуарах парламента вице-министр финансов Руслан Даленов “посоветовал” населению продавать наличные доллары, рассчитывая на повышение курса тенге в ближайшее время: “Если говорите, что сегодня курс тенге к доллару 144, тогда бегите в обменник и продавайте доллары. Завтра он вернется назад”.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG