Доступность ссылок

Как Назарбаев и Абильсиитов сдали Байконур в аренду, а космонавт Аубакиров им в этом не помог


На Байконуре идет запуск корабля "Союз TMA-13". 10 октября 2008 года.

На Байконуре идет запуск корабля "Союз TMA-13". 10 октября 2008 года.

Глава космического агентства Талгат Мусабаев заявил, что Казахстану “надо готовиться к тому, чтобы Байконур начинать самим нормально эксплуатировать”. По мнению экспертов, Казахстану космодром самому не освоить.

ТОХТАР АУБАКИРОВ ОБВИНЯЕТ ГАЛЫМА АБИЛЬСИИТОВА В СДАЧЕ БАЙКОНУРА

Нынешняя ситуация с арендой казахского космодрома была заложена еще 14 лет тому назад. Как заявил в интервью нашему радио Азаттык первый казахский космонавт Тохтар Аубакиров, возглавляемое им в тот период Национальное аэрокосмическое Агентство Республики Казахстан (НАА РК) готовило проект Договора о совместном использовании Байконура, а не сдачи космодрома в аренду.

По словам Тохтара Аубакирова, все руководство НАА РК, вместе с юристами и экспертами, готовило проект Договора между Казахстаном и Россией о совместной эксплуатации космодрома Байконур Казахстаном и российскими космическими предприятиями, в том числе военно-космическими силами России. Все детали Договора были согласованы и приняты на предварительном совещании с российской стороной.

- Но потом, - поясняет Тохтар Аубакиров, - вдруг уже в Кремле, в момент подписания документа, всплыл проект договора о сдаче космодрома Байконур в аренду. Вместо первого варианта Договора был подписан вариант Нурсултана Назарбаева о сдаче Байконура в аренду.

Сам Тохтар Аубакиров, будучи генеральным директором НАА РК в ранге министра, принимал непосредственное участие в подготовке проекта Соглашения. Он говорит, что «никто и нигде не обмолвился» о подготовке альтернативного проекта межгосударственного Договора. И второй проект, как рассказал Тохтар Аубакиров, даже был “не согласован, а принят от российской стороны и предоставлен Республике Казахстан”.

После подписания второго проекта Договора, подготовленного другими, Тохтар Аубакиров отказался от предложенного министерского портфеля.

“Главным вдохновителем этой идеи был Галым Абильсиитов. В то время он был министром науки и новых технологий, вице-премьером Казахстана, а его поддержал Нурсултан Назарбаев, благодаря чему космодром Байконур был сдан в аренду России. Что из этого получилось, вы сами видите!” – подытожил результаты этого Соглашения спустся 14 лет первый казахский космонавт Тохтар Аубакиров.

Здесь важно заметить, что Галым Абильсиитов, будучи заместителем премьер-министра Казахстана, возглавлял рабочую группу по подготовке проекта соглашения по космодрому Байконур, которое было подписано в начале 1994 года президентами Казахстана и России - Нурсултаном Назарбаевым и Борисом Ельциным.

ГАЛЫМ АБИЛЬСИИТОВ ОБВИНЯЕТ ТОХТАРА АУБАКИРОВА ВО «ВНУТРЕННЕМ ПУТЧЕ»

В свою очередь Галым Абильсиитов эту историю с подписанием Соглашения объясняет “колоссальной недисциплинированностью казахских экспертов” (в их числе, очевидно, был и генеральный директор НАА Тохтар Аубакиров), “которым было поручено подготовить проект Договора к подписанию во время первого официального визита президента Нурсултана Назарбаева в Москву”. Галым Абильсиитов в качестве заместителя премьер-министра руководил этой работой.

«И до самого последнего момента, то есть до прилета Нурсултана Назарбаева в Москву и до его предварительной встречи с Ельциным, - констатирует Галым Абильсиитов в интервью радио Азаттык, - мы не могли прийти к какому-то одному четкому решению. Решение принималось в самый последний момент».

По словам Галыма Абильсиитова, президент Нурсултан Назарбаев вместе с премьер-министром России Виктором Черномырдиным прямо из аэропорта отправился в Завидово, где поправлял здоровье Борис Ельцин, а следующий день был обозначен как день официальных переговоров и подписания документов.

Далее Галым Абильсиитов рассказывает: «Нурсултан Назарбаев из Завидово прибыл в Москву вместе с Черномырдиным ближе к полуночи, и стороны быстро обсудили наметки к еще не до конца решенным вопросам, среди которых был и вопрос о Байконуре. Во время этой ночной встречи Назарбаев мне, в присутствии Черномырдина и еще нескольких официальных лиц с обеих сторон, говорит: “Все, мы договорились с Ельциным принципиально о варианте аренды!”

Но Нурсултан Назарбаев добавил: “Давайте, чтобы завтра документ был, потому что начало встречи делегаций в 10 часов”. В 10 часов, если я не ошибаюсь, президенты должны были встретиться с глазу на глаз, в 12 часов - уже заседание двух официальных делегаций, после которого - окончательная подготовка документов. И, по моему, в шесть часов вечера, в официальном зале Кремля, должно было состояться подписание документов. То есть все было сжато по времени до предела”.

Утром следующего дня выясняется, что, несмотря на решение президента Нурсултана Назарбаева и соответствующее поручение вице-премьера Галыма Абильсиитова казахстанской рабочей группе, казахские эксперты решили все-таки предложить к подписанию «более подготовленный» вариант Договора.

Но, по словам Галыма Абильсиитова, это был проект “не совместного использования космодрома”, как утверждал Тохтар Аубакиров, “а какой-то очень сложный вариант – об очень сложных каких-то взаимоотношениях”.

Вице-премьеру Галыму Абильсиитову стало ясно, что “все это было сделано Тохтаром Аубакировым: это именно он устроил этот внутренний «путч» и заблокировал работу казахских экспертов”.

После этого Галым Абильсиитов приехал в Кремль, где ему предстояла встреча с Сергеем Терещенко, премьер-министром Казахстана, и сам садится писать... проект Договора об аренде Россией космодрома Байконур.

«А сумму аренды Байконура потом Сергей Терещенко с Виктором Черномырдиным, оставшись вдвоем в кабинете российского премьера, определили сами в размере 115 миллионов долларов США в год», - утверждает Галым Абильсиитов.

Далее Галым Абильсиитов вспоминает: “Пока мы ждали, когда принесут документ к подписанию, кто-то взял меня под локоть и говорит: “Смотри, вот тут есть бумажка” - и показывает бумагу, исписанную от руки в нескольких страницах, – кляузу на меня от моих экспертов, адресованную президенту, где было написано, что я подсунул какой-то вариант.

Потом, вечером, Назарбаев, читая эту кляузу со мной, смеялся и говорит: “Вот видишь, как у нас в Казахстане умеют делать!” Вот такая детективная история была.

Вернувшись в Казахстан, я от вице-президента - тогда им был, кажется, Эрик Асанбаев - заслужил кличку “предателя интересов казахского народа”, то есть я «продал» Байконур русским.

Потом первый космонавт Казахстана Тохтар Аубакиров, будучи к этому времени депутатом Верховного Совета, организовал полную обструкцию этому документу при его ратификации парламентом.

Но тем не менее я считаю, что это было единственно правильное решение. И самое главное: благодаря этому решению мы договорились с Россией о списании всех долгов, которые числились за Казахстаном к этому моменту. А они составляли на тот момент около 2,5 миллиарда долларов США.

Кроме того, благодаря этому Соглашению космодром Байконур сохранился, существует и принес свою долю славы и независимому Казахстану”.

ТОЛЕГЕН ЖУКЕЕВ ГОВОРИТ, ЧТО КАЗАХСТАНУ НЕ НУЖНО БЫТЬ КОСМИЧЕСКОЙ ДЕРЖАВОЙ

Толеген Жукеев в 1994 году занимал должность государственного советника президента Назарбаева и заместителя секретаря Совета национальной безопасности Казахстана. Он участвовал в тех судьбоносных для Байконура переговорах в Москве с российским руководством и считает, что вице-премьер Галым Абильсиитов занимал объективную позицию.

По словам Толегена Жукеева, Галым Абильсиитов - объективный, честный человек, он имел свой подход к решению вопроса по Байконуру, у него было собственное видение той или иной проблемы (при этом вовсе не “пророссийское”) и он является настоящим казахским патриотом.

Толеген Жукеев утверждает, что в шестичасовых “перепалках” в кабинете премьер-министра России Виктора Черномырдина занимал жесткую “проказахскую” позицию. Перед ним была поставлена задача “стоять до конца”, “выжимать все возможное”, “диалог вести только на равных, на паритетных началах”.

“Это, конечно, был максималисткий подход, - говорит бывший заместитель секретаря Совета безопасности Казахстана Толеген Жукеев. – Но требуй - невозможное, получишь - искомое”.

Что касается вопроса готовности Казахстана к самостоятельной эксплуатации космодрома Байконур, то Толеген Жукеев считает:

«Если реально российские стратегические силы и космические программы уйдут, то, при всем уважении и любви к собственному Отечеству, Казахстану это не потянуть. Это совсем другой технологический уровень. Это нужно делать только в кооперации с другими странами. При этом важно выбирать, с кем выгодно кооперироваться.

Казахстан ни научно, ни технологически, ни экономически не потянет космическую программу в одиночку. Иллюзии не надо питать, надо соизмерять свои возможности. У нас есть целая куча других интересных и нужных сфер, отвечающих национальным интересам. Там и нужно сосредоточить все свои силы и средства.

Только некоторым сильным государствам под силу осуществление громадной космической программы. Это должны быть государства с абсолютно самодостаточной экономикой. А таковыми абсолютное большинство государств не являются».

Толегену Жукееву вторит и Галым Абильсиитов из Москвы:

«Может быть, действительно, Казахстан уже имеет потенциал быть космической державой. Может быть, в Казахстане уже есть потенциал для того, чтобы решить проблемы нанотехнологии.

Но я очень и очень сильно боюсь, что здесь, что называется, дурят начальство разные ловкие ребята. Я хорошо знаю их нравы.

Я как казах, может быть, и хотел бы, что бы Казахстан был космической державой. Но как современный человек, я не хочу, чтобы Казахстан считался космической державой не будучи таковым.

Это просто делается для того, чтобы тешить Чье-то самолюбие. Я думаю, что сейчас Казахстану это не нужно – тешить Чье-то самолюбие.

Я сейчас скажу крамольные вещи: не нужно быть Казахстану космической державой, не нужно быть Казахстану ведущей страной в мире по нанотехнологиям. К сожалению, это удел сильных, больших стран, которые могут направить крупные ресурсы, чтобы решать такого рода научно-технические проблемы.

Казахстану необходимо решать свои специфические вопросы. Казахстану надо иметь ученых, которые занимаются и космосом, и нанотехнологиями, и другими современными научными проблемами.

Иначе будет так: напишут разного рода громоздкие программы, под эти программы выбьют колоссальные бюджетные деньги, на эти деньги напишут десятки диссертаций, сделают какие-то показушные приборчики и так далее и тому подобное, и на этом - все кончится. А государство Казахстан со всеми своими насущными проблемами, которые у него накопились, останется там, где он сейчас находится.

Не надо разбазаривать имеющиеся ресурсы. Таланты надо беречь! Надо кооперироваться с другими странами и в области космоса, и в сфере нанотехнологии, и решать проблемы. За 10, 15, 20 лет научные проблемы, крупные научные проблемы, не решаются!»

Тем временем нынешние реалии космических амбиций Казахстана имеют свою прозаическую действительность. Первый казахский спутник российского производства окончательно утерян на орбите. Депутаты парламента Казахстана выражают обеспокоенность в связи с потерей первого казахстанского спутника KazSat-1 и опасаются, что ситуация может повториться с запуском KazSat-2.

Как известно, в ночь с 25 на 26 ноября полностью была потеряна связь со спутником КаzSаt-1. Глава агентства «Казкосмос» второй казахский космонавт Талгат Мусабаев признал, что спутник стал неработоспособным.

РОССИЯ МОЖЕТ СЕБЕ ПОЗВОЛИТЬ ИМЕТЬ НЕСКОЛЬКО КОСМОДРОМОВ

Российская пресса неоднократно писала, что в недалеком будущем Россия, скорее всего, откажется от аренды казахского космодрома Байконур, так как, мол, во-первых, “размер ежегодной арендной платы в 115 миллионов долларов слишком высок”, и во-вторых, – Россия уже приступила к строительству нового космодрома на Дальнем Востоке.

Недавно, выступая на заседании комитета по международным делам и обороне нижней палаты парламента, Талгат Мусабаев заявил, что Казахстану “надо готовиться к тому, чтобы космодром Байконур начинать самим нормально эксплуатировать”.

Казахстан и Россия подписали межгосударственное Соглашение о продлении срока аренды и эксплуатации космодрома Байконур вплоть до 2050 года, и, как недавно сообщила пресс-служба нижней палаты парламента, в настоящее время “оговаривается продление сроков эксплуатации Российской Федерацией комплекса Байконур до 2050 года”.

Но сейчас, судя по словам Талгата Мусабаева, Россия, помимо действующего космодрома в Плесецке, решила создать новый космодром Восточный. Означает ли это, что Россия готова отказаться от услуг Байконура (границы его проходят примерно “на той же широте, что и Восточный, что дает им возможность запуска таких же полезных нагрузок, теми же ракетами-носителями”), неизвестно.

Радио Азаттык пока не удалось получить никаких комментариев от руководства Национального космического агентства Казахстана. Хотя российская сторона неоднократно заявляла, что об отказе от эксплуатации комплекса Байконур пока речь не идет. B последнем заявлении Роскосмоса, распространенном российскими информационными агентствами 11 декабря, отмечается, что “еще долгие годы совместному использованию космодрома Байконур альтернативы не будет”.

Кроме того, по словам бывшего вице-премьера Казахстана Галыма Абильсиитова, живущего сейчас в Москве, Россия может себе позволить - и даже ей необходимо - иметь несколько космодромов, по примеру США. В то же время Галым Абильсиитов в интервью радио Азаттык не исключил, что при нынешней кризисной ситуации Россия, возможно, откажется от планов создания нового космодрома.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG