Доступность ссылок

Британские компании отказываются от инвестиционных проектов в Казахстане

  • Есен СМАГУЛОВ

Кризис заставил компанию Imperial Energy отказаться от лицензии на освоение углеводородного месторождения Северный Тургай. Ранее о намерении приостановить инвестиции в освоение Карачаганака заявила BG Group.

Российское издание «Газета» сообщает о намерении британской компании Imperial Energy отказаться от лицензии на разведку нефтегазового месторождения Северный Тургай в Центральном Казахстане. В качестве причины такого решения представители компании называют намерение «сосредоточить усилия на российской территории». Основную деятельность компания Imperial Energy осуществляет в Томской области России.

Эксперты считают, что выйти из казахстанского проекта компанию заставил финансовый кризис. «Не исключено, что сокращать издержки и сосредоточиться на более рентабельных активах компанию заставляют трудности с привлечением средств», – говорит российский аналитик Светлана Савченко.

По ее словам, месторождение Северный Тургай имеет огромные запасы угля, однако больших объемов нефти здесь нет. На участке нет доказанных запасов нефти и развитой инфраструктуры. «Таким образом, – утверждает Cветлана Савченко, – вложения в Казахстан весьма рискованны. В условиях кризиса решение отказаться от блока Северный Тургай, как наименее перспективного, выглядит вполне логично».

В начале ноября о намерении отложить реализацию крупного инвестиционного проекта заявила другая британская компания BG Group plc. Как сообщала влиятельная лондонская деловая газета Financial Times, «в результате глобального финансового кризиса BG Group отложила на неопределенный срок запланированные инвестиции в освоение одного из крупнейших нефтегазовых месторождений Казахстана Карачаганак».

Инвесторы приостановили финансирование третьего этапа освоения месторождения, в результате которого добыча газа к концу 2012 года должна была вырасти до 16 миллиардов кубометров газа в год, а извлечение жидких углеводородов должно было подняться до 335 тысяч баррелей в день. Однако руководство BG сочло, что в будущем можно будет ожидать снижения издержек, поскольку в настоящий момент уровень затрат находится на самом высоком уровне.

В июне прошлого года представители BG заявляли, что третий этап освоения Карачаганака потребует инвестиций в 8 миллиардов долларов, однако независимые эксперты не исключали возможного резкого повышения затрат.

По мнению аналитиков, которое приводит Financial Times, на решение BG могли повлиять разногласия с правительством Казахстана по вопросам налогообложения и экологии. Кроме того, возникли спекуляции по поводу намерений властей Казахстана заставить инвесторов продать долю в проекте национальной компании «КазМунайГаз».

Обозреватель сайта EurasiaNet Джоанна Лиллис называет решение компании BG Group plc, одного из крупнейших инвесторов Карачаганакского месторождения, «серьезным ударом по планам развития Казахстана».

Как полагает Джоанна Лиллис, проблемы, связанные с мировым экономическим кризисом и резким падением цен на энергоносители, лишь отчасти повлияли на решение западных инвесторов. «Свою роль мог сыграть и другой фактор, а именно: реакция международных энергетических компаний, которые начали оказывать сопротивление жесткой политике, проводимой в последние месяцы казахстанским руководством», - подчеркивается в публикации.

Впрочем, решение Казахстана об увеличении нефтяных пошлин многие эксперты называют вполне оправданным. Так, аналитик лондонской консультативной группы Control Risks Майкл Деннисон считает, что с точки зрения Казахстана, введение нефтяной пошлины является «защитной и логичной мерой», учитывая наблюдавшийся в начале года бурный рост цен на нефть.

Правительство Казахстана почувствовало, что условия многих соглашений о разделе продукции, заключенных в конце девяностых годов, были «слишком щедрыми», и быстрорастущие цены на энергоносители в начале года подтолкнули Астану применить жесткую тактику с целью их корректировки.

Западные инвесторы, привыкшие к комфортным условиям ведения бизнеса в Казахстане, конечно, не могут примириться с потерей части прибыли. Как полагает Майкл Деннисон, зарубежные компании не смогут уже повернуть стрелки часов обратно в конец девяностых. Но ситуация кризиса должна заставить власти Казахстана и компании найти общий язык.

«Можно будет зарабатывать деньги в казахстанском нефтегазовом секторе? Да. Но условия станут жестче, и они [международные инвесторы] должны будут смириться с тем, что «КазМунайГаз» станет одним из главных их партнеров в этой сфере деятельности. Так что в этом смысле все изменилось», – подчеркивает Майкл Деннисон.

Кстати, примером успешного продвижения интересов Казахстана может послужить недавнее соглашение об увеличении доли «КазМунайГаза» в крупном углеводородном проекте по освоению месторождения Кашаган.

Реакцию зарубежной прессы на события вокруг Кашагана можно считать достаточно красноречивой. Гонконгское аналитическое издание Asia Times опубликовало материал под заголовком «Казахстан обуздал нефтяных магнатов», а издающаяся во Франции на английском языке газета International Herald Tribune пишет о том, что «казахи получат больше прибыли от нефтяного месторождения Кашаган».

Три недели назад правительство Казахстана подписало с осваивающим месторождение консорциумом соглашение, согласно которому, доля национальной компании увеличится более чем вдвое – до 16,81 процента с прежних 8,33 процента.

Соглашение также предусматривает получение Казахстаном 4,8 миллиарда долларов в качестве компенсации за задержку в освоении месторождения. Как известно, западные партнеры неоднократно откладывали сроки начала промышленного освоения Кашагана, изначально намечавшегося на 2005 год.

Теперь в качестве крайнего срока называется 2013 год. К тому же значительно выросли издержки на разведку и добычу нефти с шельфового участка: с 57 до 136 миллиардов долларов. Все это вызывало недовольство Казахстана, требовавшего дополнительных уступок со стороны консорциума.

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG