Доступность ссылок

«Обамомания» – американская «цветная революция»


Плакат в столице Татарстана. Казань, ноябрь 2008 года.

Плакат в столице Татарстана. Казань, ноябрь 2008 года.

Итоги президентской кампании в США, победителем которой стал демократ Барак Обама, многие спешат расценивать как начало новой фазы американской политической истории. При этом делается обязательная ссылка на концепцию политолога Артура Шлезингера.

ГОЛОСА АМЕРИКИ

Артур Шлезингер определил цикл политической истории США, как непрерывное перемещение точки приложения усилий нации между целями общества и интересами частных лиц. Каждая новая фаза вырастает из состояния предыдущей, являясь следствием присущих ей противоречий.

Начиная с праймериз, Барак Хусейн Обама на том и стоял, выстроив свою предвыборную программу на отрицании политики вашингтонской администрации и на тезисе «Маккейн – все равно, что Буш четырехлетней давности». Очевидность предпосылок для очередного поворота (три шока за восемь лет – 11 сентября, Ирак, ипотечный кризис), была подкреплена слоганом: «Мы можем верить в перемены».

Согласно Артуру Шлезингеру, сердца американцев требуют перемен каждые 30 лет. Это так называемый большой цикл, он связан с поколенческими сдвигами, которые знаменуют наступление эпохи общественной целеустремленности: «новый курс» Франклина Рузвельта в 1930 годы, реформы Кеннеди -Джонсона в 1960 годы или подъем консервативной волны в 1950-е, в 1980-е и в 2000 годы.

Малый цикл связан с чередованием правления Республиканской и Демократической партий. Демократы, считающиеся в этом раскладе «левыми», стоят за реформы, а республиканцы как «правые» - за старый порядок.

Популярность и победа кандидата от Демократической партии рассматривается как готовность американцев к переменам. Неоконсерваторы, контролировавшие Белый дом, обеспокоились этими общественными настроениями еще в ту пору, когда номером один у демократов считалась белая женщина. С их подачи в свет вышла книга с длинным и прозрачным названием «Теневая партия: как Джордж Сорос, Хиллари Клинтон и радикалы 60-х захватили контроль в Демократической партии».

Авторы, близкие к республиканцам политтехнологи Д. Горовиц и Р. По, подозревали «левых» чуть ли не в антиамериканском заговоре, а филантропа Джорджа Сороса они нарекают или обзывают, кому как нравится, Лениным теневой партии, спонсором «цветных революций» в постсоветских странах, который теперь взялся за США. Можно предположить, что одним из поводов для атаки послужило намерение американских миллиардеров во главе с Джорджем Соросом вложить десятки миллионов долларов в разработку новой политической идеи для США.

БАРАК КАПИТАЛИЗМА

По всей видимости, первым и пробным продуктом прогрессивного проекта стал темнокожий кандидат в президенты США Барак Хусейн Обама, который должен вдохнуть новую жизнь в американскую политику. Повеяло шестидесятыми. Барак Обама являет собой собирательный образ культовых фигур той легендарной поры – от Боба Марли и Джимми Хендрикса до Джона Кеннеди и Мартина Лютера Кинга.

И в биологическом, и в духовном смысле Барак Обама – сын «шестидесятников», ратовавших за либерализацию нравов, отступление патриархальной морали и расовых предрассудков. В этом плане политтехнологи неоконсерваторов не ошиблись. Но они не учли другой факт – готовность к переменам обнаруживается не только у сторонников демократов, но и в стане республиканцев.

Прогрессивная политическая идея для США, носителем которой сейчас служит Барак Обама, зиждется на необходимости перемен, прежде всего в Вашингтоне, на изменении той атмосферы, к которой притерпелись политиканы. На реформе системы государственного управления, в которой «компетентность должна быть превыше кумовства».

При этом делался акцент на то, что нынешний момент определит судьбу поколений и американцы не могут позволить себе вести себя как обычно, и Обама в данном контексте не ставленник Демократической партии, а надежда всей Америки. Точка приложения усилий нации должна переместиться от интересов частных лиц к ожиданиям и целям всего общества.

Всей стране сенатор от штата Иллинойс Барак Обама стал известен четыре года назад благодаря телевизионной трансляции речи, которую он произнес на Национальном съезде демократов. Барак Обама призвал держаться американских корней – вернуться к открытому обществу, к равным для всех возможностям. В середине 2008 года заговорили о том, что страну захлестнула «обамомания».

Итоги праймериз это красноречиво подтверждали. Самый бедный участник президентской гонки с состоянием в 1,1 миллиона долларов (Хиллари Клинтон – 51миллион долларов, Джон Маккейн – 80 миллионов долларов) к лету собрал в свой предвыборный фонд 265 миллионов долларов и голоса большинства суперделегатов, постепенно становясь символом перемен и образом нового поколения политиков. Новые веяния почувствовали и дизайнеры «Версаче», пророчески назвав осеннюю коллекцию мужской одежды 2008 года – «Обама».

«Его поддерживают миллиардеры (Сорос, Баффет, Бинг), и за него проголосует беднота», – объясняли аналитики феномен новой звезды американской политики. Кстати, так уже бывало – в случае с избранием демократа Билла Клинтона, который как-то по этому поводу сказал, что первым темнокожим президентом США был он. Более того, «многие честные республиканцы могут сделать шаг за пределы партийных границ и проголосовать за Обаму», прогнозировал полгода назад Джордж Сорос.

Одна из американских газет, еще до праймериз, поведала о якобы реальном событии, ставшем прообразом предстоящих в конце года президентских выборов. Компания из 12 весьма богатых республиканцев обоего пола во время вечеринки в шутку проводит тайное голосование по трем кандидатам – Джону Маккейну, Хиллари Клинтон и Бараку Обаме - в плане их способности вывести страну из кризиса. По итогам голосования - 10 из 12 оказались за Обаму. Он стал своим и среди чужих.

Прогрессивный проект 4 ноября 2008 года приняла преимущественно вся Америка, проголосовав за темнокожего демократа Барака Обаму. Тем самым повлияв на предстоящую смену политического дискурса в соответствии с большим и малым циклами политической истории Артура Шлезингера и осуществив свою американскую «цветную революцию». Но, как говорится, «есть у революции начало, нет у революции конца» – теперь весь вопрос в ликвидности «черного золота» Америки и остального Света.

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG