Доступность ссылок

Актюбинская художница уволена за невыход на субботник, и осталась без средств к существованию


Безработная художница Бисенгуль Кубекова в своем жилище в городе Актобе.

Безработная художница Бисенгуль Кубекова в своем жилище в городе Актобе.

Актюбинскую художницу Бисенгуль Кубекову уволили с работы за то, что она не вышла на субботник. У нее нет ни квартиры, ни работы. Она думает уехать за рубеж.

Бисенгуль Кубекова живет в маленькой комнатке, бывшей подсобке кооператива собственников квартир, которую и квартирой-то назвать тяжело. Воспитывает пятилетнего сына Абулхаира. До недавнего времени художница работала в Актюбинском музее имени Алии Молдагуловой, оплачивала два кредита за холодильник и телевизор.

У Бисенгуль умерла родная сестра, и она не смогла выйти на субботник – на так называемый “праздник бесплатного труда по благоустройству города”. Теперь она говорит, что им с сыном нечего кушать.

Жизнь художницы Бисенгуль Кубековой полна драматизма. Муж выкинул ее из дома с девятимесячным ребенком. Он хотел, чтобы она взяла на свое имя многотысячные кредиты. Затем были и мытарства по чужим квартирам, и обещания местного акимата найти известной в Актобе художнице «угол». И это действительно оказался «угол», на котором все сошлось и из которого никак ей не выйти.

У Бисенгуль Кубековой есть одно удивительное качество. Она - художник. Чтобы с ней ни случалось, каким бы катком ни давила ее жизнь, она всегда пишет картины, живет и дышит ими, грезит ими. Не знаешь, этот дар - счастье или наказанье господне? Бисенгуль рассказывает о своих мытарствах:

- В музее я на полставки работала художником, но чаще приходилось ведра с водой таскать, цветы на улице поливать. Я не ожидала от директора музея, что меня уволят. Она ведь ко мне хорошо относилась. Банковские менеджеры советуют в суд подавать на нее. Я не хочу. Все равно работать не дадут, даже если восстановишься.

В августе Бисенгуль провела отчетную выставку, все лето работала над портретами Айтеке-би «по заданию акима области Сагындыкова», как она выражается. Она подарила две работы «Альянс Банку». В июле художница нарисовала пейзаж к 10-летию Астаны, а также отправила работу в Алматы на 90-летие Алаш-Орды. Бисенгуль продолжает:

- Я вышла на работу из отпуска. И вдруг - увольнение. За что? Столько работала!

Бисенгуль Кубекова - сильная женщина. Я впервые вижу ее надломленной, со слезами на глазах. Она говорит, что смерть младшей сестры подкосила ее. Бисенгуль рассказывает:

- Странно было видеть, как люди радуются, спрашивают о моем настроении. Кроме двух сотрудниц, никто соболезнования на работе не высказал.

Бисенгуль Кубекова на пальцах объясняет, как выживала на зарплату в 10 тысяч тенге:

Восемь тысяч тенге (около 70 долларов США) – «Альянс Банку», почти пять тысяч тенге (около 40 долларов США) – «Народному Банку». Остальное подрабатывала: кооператив собственников квартир платил по 100 - 500 тенге (1- 4 доллара США) за то, что я траву рвала вокруг общежития. Сейчас травы нет… Мне говорят: «Бисенгуль-апай, вы - сильная. На вашем месте другой бы повесился». А я - оптимистка, только вперед! Скорей бы квартиру получить.

Квартирный вопрос - ее мука, ее дыба. Бисенгуль рассказывает:

- Я понимаю сейчас, что бесполезно ждать помощи от акимата. В музей пошла работать, потому что это все-таки бюджетная организация, надеялась… От президента Нурсултана Назарбаева два письма пришло, чтобы мне помогли, взяли на контроль. Кто слушает у нас президента? Кому я нужна? Это просто пустая декларация, что квартиры выдают строго по очереди. В прошлом году я была на приеме у акима Актюбинской области Елеусина Сагындыкова. До этого очередь шла как Фигаро - то там, то здесь. Иногда двигалась назад, потом потихоньку - вперед. Была очередь и 150, и 153, после визита к Сагиндикову - сразу 149. Сейчас моя очередь - 140. А мне жить осталось 10 лет, врачи сказали: больше не протянешь с доброкачественной опухолью. Я теперь думаю уехать за рубеж - туда, где мои картины будут востребованы. Задание Сагындыкова я выполнила, картину нарисовала. Пусть знает, что я им ничего не должна.

Картины Бисенгуль в ее комнатушке-клетушке всюду - от пола до потолка. Их нет разве что на потолке. Помню, искусствовед из Алматы, оценивая работы Бисенгуль Кубековой, заметил, насколько глубоко они отражают тонкое душевное состояние автора. Когда слушаешь речь Бисенгуль, сорокалетнюю женщину, будто с ребенком разговариваешь. Бисенгуль показывает свои картины:

- Это - портрет Дины Нурпеисовой; при Советской власти Дину на руках носили, а сейчас… А это - про меня, «Моя победа» называется. Я ведь разведена: мой сын в образе сайгака, дочка – марал, надо мной саукеле летает. Я тащу всю тяжесть коромыслом. Но мысли внутри - хорошие, как чистая вода в ведрах. Это я так, хвалю, успокаиваю себя. Вообще, когда мусульмане держат Уразу, поступки их должны быть благородные, мысли чистые. А тут уволили…

Бисенгуль начинает плакать, но продолжает:

- Меня спрашивают: «Чем помочь?» Я отвечаю: «Купите картины, закажите». Я нарисую. Как я люблю свою работу! Не могу жить, чтоб неделю не рисовать. Голова переполнена мыслями и образами. И краски у меня есть. Я не хочу,чтобы после моей смерти мои дети скитались. Поэтому голодаю, но делаю работу.

Бисенгуль рассказывает о судьбе своих работ:

- В январе три дня нечего было кушать: картины не продавались. Абулхаир плачет: «Боже, помоги!» Я о своем голоде забыла. Взяла две работы. «Агай, купи»,- говорю директору компании «Нурдаулет». Он за 10 тысяч тенге (около 80 долларов США) купил картину, и тогда я сразу же кредит погасила. Прихожу домой: Абулхаир воду пьет из крана, дрожит, вцепился в раковину. Я еле его оторвала. Есть у меня заказчик, на «Алтае» с женой торгуют. Он картину мне заказал, а сам потом швырнул мою работу и деньги назад потребовал. Я шедевр нарисовала, знаю. Работу эту я потом подарила певице, жене сенатора. А заказчику из 15 тысяч тенге (около 120 долларов США) я пока выплатила только 9 тысяч тенге (около 70 долларов США) …

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG