Доступность ссылок

В Грузии свертывание казахстанских инвестиций называют «успехом России»

  • Есен СМАГУЛОВ

Блок-пост российской армии. Поти, 11 сентября 2008 года.

Блок-пост российской армии. Поти, 11 сентября 2008 года.

На днях стало известно об отказе Астаны от нескольких крупных инвестиционных проектов в Грузии. На карту поставлена судьба нефтяного экспорта по кавказскому маршруту.

Агентство Reuters сообщило об отказе Казахстана, являвшегося одним из крупнейших зарубежных инвесторов в Грузии, от планов строительства нефтеперерабатывающего завода в Батуми. Источник в государственной нефтегазовой компании «КазМунайГаз» сообщил корреспонденту, что решение не связано с политикой.

«У нас есть заинтересованность в различных проектах, но при их выборе мы полагаемся только на экономическую целесообразность, – заявил представитель «КазМунайГаза». – Так что не следует видеть в этом политику…, наши эксперты тщательно изучили все, и решили, что не стоит осуществлять этот проект». Таким образом, Грузия лишилась инвестиций на сумму в один миллиард долларов США. Завод предполагалось построить на территории порта Батуми.

France Press также ссылается на представителя «КазМунайГаза», отметившего, что главной причиной отказа от проекта в Батуми стало приобретение нефтеперерабатывающего завода Rompetrol в Румынии. По словам представителя Астаны, мощностей румынского предприятия, также расположенного на черноморском побережье, хватит для переработки поступающий в регион казахстанской нефти.

France Press информирует, что Казахстан отказался и от других инвестиционных планов в Грузии. Речь идет об отмене покупки грузинской газораспределительной компании «Тбилгаз» казахстанским «Казтрансгазом» и отказе от планов строительства зернового терминала в Поти. Министр сельского хозяйства Казахстана Акылбек Куришбаев объяснил последнее решение «политической нестабильностью» в Грузии.

Публикация базирующегося в Грузии англоязычного сайта Georgian Daily отражает беспокойство Тбилиси по поводу возможного сворачивания казахстанского экспорта нефти через грузинские порты, хотя такой шаг вполне может оказаться следующим в цепочке решений Астаны.

Что касается официальной реакции, то Вахтанг Лежава, первый заместитель министра экономики Грузии, заявил, что Тбилиси «крайне удивлен» решением Астаны прекратить строительство завода. По его словам, «только казахстанские компании после войны приняли решения отказаться от инвестиционных планов в Грузии, в то время как другие продолжают инвестировать в нашу страну».

Автор статьи на сайте Georgian Daily полагает, что переориентация экспортных потоков из стран Центральной Азии и Кавказа, прежде проходивших через Грузию, даст Москве новые рычаги давления на эти страны. К тому же решение Казахстана может распространиться и на углеводороды, поскольку нестабильность в Грузии может быть связана не только с нынешней ситуацией, но и быть создана новой серией нападений на трубопроводы и насосные станции.

«Во время российского вторжения в Грузию в ряде средств массовой информации были опубликованы фотографии, где запечатлена воронка от взрыва бомбы на расстоянии 100 метров от трубопровода “Баку-Тбилиси-Джейхан”. Это не нанесло ущерб, но, как отметили некоторые обозреватели, продемонстрировало, что это возможно, если Москва решится на такой шаг», – говорится в публикации.

Еще один базирующийся в Грузии сайт, на этот раз немецкоязычный Georgien Nachrichten прямо называет отказ Казахстана от инвестиционных планов в Грузии «успехом России», а именно «российских оккупационных войск».

Ситуация вызывает беспокойство и на Западе. Влиятельную британскую деловую газету Financial Times волнуют судьбы поставок по кавказскому маршруту углеводородов, значительная доля которых исходит из Казахстана. Кризис на Кавказе поставил под сомнение будущее ключевых транзитных линий, проложенных в обход России.

Газета напоминает, что в настоящее время около одного миллиона баррелей нефти в сутки – что составляет примерно один процент мировой добычи – транспортируется через Кавказ, большей частью по поддерживаемому Соединенными Штатами трубопроводу “Баку-Тбилиси-Джейхан”. Газ в Турцию поставляется через южно-кавказский трубопровод.

«Предпринимаемые Соединенными Штатами усилия с целью убедить страны Центральной Азии, чтобы использовать эти трубопроводы, встречают неоднозначную реакцию, а теперь и вовсе могут быть пущены под откос, – пишет Financial Times. – Казахстан, который временно приостановил работу своих нефтяных терминалов в Батуми на грузинском побережье Черного моря во время конфликта, на этой неделе вел переговоры с Москвой о новых экспортных трубопроводах, проходящих через Россию».

Как бы то ни было, отказ Астаны от участия в проектах на Кавказе означает не просто утрату символического статуса одного из ведущих инвесторов в Грузии. Такая политика может усилить зависимость Казахстана, не имеющего прямого выхода к мировому океану, от России и ее транзитных возможностей. Так, зерновой терминал в Поти, стоимость которого составляла всего 10 миллионов долларов, мог стать единственным транспортным узлом такого рода в регионе, обеспечив экспорт пшеницы из Казахстана в направлении Средиземного моря. А отказ от строительства нефтеперерабатывающих мощностей в Батуми заставляет задуматься о том, нужен ли теперь «КазМунайГазу» сам этот порт и его терминалы.

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG