Доступность ссылок

Половина сирот после детдомов рискует попасть в криминальную среду

  • Ботагоз ДЖУМАШЕВА

«Детская бедность в Казахстане растет», - утверждают местные специалисты. Один из главных факторов – отсутствие эффективных механизмов и программ со стороны государства. Другая причина – слабая система по оказанию качественных социальных услуг для детей сирот и детей с ограниченными возможностями.

Сегодня дети составляют одну треть населения Казахстана, то есть это около пяти миллионов детей. Что сделало и что делает для них в настоящий момент государство? Руководители неправительственных организаций сетуют на нехватку и дороговизну хороших детских садов. Педагоги домов юношества, куда попадают выпускники интернатных учреждений и дети-сироты, беспокоятся о дальнейшей судьбе воспитанников, так как после 29 лет им просто некуда идти. Таким образом, некоторые руководители вынуждены нарушать правила и оставлять сирот в стенах учреждений для уязвимых слоев населения, признаются они.

По данным общественных фондов, даже единственный дом юношества в городе Алматы переполнен настолько, что некуда поселять молодежь. Дом юношества рассчитан максимум на 90 человек, проживают сейчас 117 детей. Другое учреждение, в «Жастар уйи», где проектная мощность рассчитана на 66 человек, проживают больше 100 человек.

Как рассказала в интервью радио Азаттык директор Института развития общественной политики Шолпан Байболова, самой болевой точкой в сфере обеспечения и развития детей является нехватка детских садов. Последние либо дорогие, либо не соответствуют высокому уровню воспитания детей. По этой причине матери остаются с ребенком дома, что уменьшает и доход семьи.

Шолпан Байболова рассказала, что детская бедность в Казахстане высокая:

- В детских садах у нас могут быть только дети людей более обеспеченных. Люди с низким доходом, к сожалению, не могут этого себе позволить. А это порождает детскую бедность. Что такое детская бедность? Это когда дети не могут воспользоваться социальными услуги, которые предоставляет или даже не предоставляет государство. В этом смысле можно сказать о нашей детской бедности, она гораздо на более высоком уровне, чем у нас, допустим, принято говорить в официальной статистике.

По мнению ряда экспертов, детская бедность связана также и с другой частью детского населения, более уязвимым слоем – детьми-сиротами и детьми-инвалидами. «То, что государство с каждым годом увеличивает количество интернатных учреждений, неправильно в корне. Нужно делать альтернативные программы, чтобы детей усыновляли, чтобы их брали патронатные семьи, чтобы их в принципе меньше было», - утверждает Шолпан Байболова:

- В социально-ориентированных государствах нет детских домов. У них да, есть временные приюты. Когда дети туда попадают, потом распределяются по семьям. С этими семьями работают, есть специальные службы, которые отслеживают, как этим детям там живется, развиваются или не развиваются. У нас уже принят закон «О браке и семьи», где есть отдельная статья по патронатному воспитанию, выделяются определенные деньги. Но эта программа не пойдет, она не будет качественна и эффективна, если в нашем государстве еще параллельно не будут работать с социальными психологами, педагогами, которых будут обучать, чтобы не создавать службу. А у нас в органах опеки попечительства 1-2 человека работают, что они смогут сделать? Они просто вынуждены, у них постоянная текучка, они с документацией работают, им некогда этим заниматься, естественно, здесь профессионалы должны работать.

Ержан Сиятов был направлен в «Жастар уйи» из детского дома города Тараз. Учится, работает. Проживающие в «Жастар уйи» подростки платят за квартиру в среднем 1500 тенге в месяц. В «Жастар уйи» могут проживать выпускники интернатных учреждений от 23 до 29 лет. Ержану Сиятову, который живет здесь четвертый год, придется найти себе жилье через год, так как ему уже исполнилось 28 лет. Одно из главных его переживаний – жилье. На президентских выборах два раза голосовал за Нурсултана Назарбаева, в надежде, как признался сам Ержан, что Назарбаев решит проблемы детей-сирот:

- Сейчас мы живем в 21 веке. И о Казахстане говорят хорошее, что Казахстан процветает, у Казахстана есть будущее. Я думаю, почему же не сделать для сирот точно также? Обеспечить им жилье, хотя бы после 29 лет, общежитие хотя бы. Я хотел бы, чтоб государство подумало о нас.

«Сегодня проблемы детей-сирот необходимо решать на государственном уровне», - говорит Карлыгаш Кажымова, социальный педагог-психолог Дома юношества в Алматы:

- Государственными программами не предусмотрено содействие и решение проблем сирот после 29 лет. Им некуда идти.

По словам Карлыгаш Кажымовой, молодежь, которая не устраивается на работу и не поступает в высшее учебное заведение, предоставлена сама себе. А это, как правило, не приводит к хорошим результатам. Доля помощи от благотворительных и финансовых организаций составляет всего около два процента, призналась Карлыгаш Кажымова.

Другая сторона медали – общественность. Карлыгаш Кажымова рассказала, что казахстанская общественность не готова принять эту уязвимую часть населения. По мнению Карлыгаш Кажымовой, дети-сироты больше нуждаются в общении, в уверенности и доверии к людям, нежели другой материальной помощи.

По данным исследований, половина сирот после детдомов рискует попасть в криминальную среду, 10 процентов кончают жизнь самоубийством в течение первого года жизни в большом мире. По состоянию на 1 января 2008 года, всего по Казахстану число детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, составило около 50 тысяч.
XS
SM
MD
LG