Доступность ссылок

Оппозиция и власть одинаково обошли молчанием заявление Рахата Алиева по «Казахгейту»

  • Ботагоз ДЖУМАШЕВА

Бывший зять президента Казахстана Рахат Алиев заявил о том, что готов свидетельствовать и предоставить неопровержимые доказательства в Нью-Йорке на процессе против Джеймса Гиффена, бывшего советника казахстанского лидера. Нынешнее обращение Рахата Алиева трактуется как серьезный подрыв политического авторитета президента Н.Назарбаева.

Независимый журналист Сергей Дуванов пишет в оппозиционной газете «Республика», что характер тактики бывшего зятя Рахата Алиева сменился, теперь она больше наступательная, нежели осторожный шантаж, как было ранее. «Встретимся в суде, господин президент! В суде города Нью-Йорк», - так начинается обращение, распространенное 15 мая на сайте «Казахстан Тудей». Он рассказывает о махинациях, которые якобы совершались Джеймсом Гиффеном совместно с самим Назарбаевым.

Рахат Алиев прилагает некоторые документы, которые, по его словам, показывают коррумпированность верхушки казахстанской власти. Реакции со стороны власти и оппозиции не последовало. Пока никто из лидеров той или иной стороны никак не прокомментировал обращение. Чего боятся казахстанские власти и почему молчит оппозиция? Говорит активист казахской оппозиции Айдос Саримов:

- Со стороны власти, я думаю, смысла нет. Потому что они, во-первых, боятся вступать в какой-либо диалог или контакт вообще с любыми оппонентами. А со стороны оппозиции, извините, на самом деле как бы мы ни относились к Рахату Алиеву, но многие вещи, которые о нем говорят, являются правдой.

Рахат Алиев обвиняет Нурсултана Назарбаева в том, что был изгнан и осужден по приказу президента Казахстана. Нынешнюю кампанию против коррупции Рахат Алиев считает «верхом лицемерия и цинизма» президента Назарбаева. Бывший зять также прилагает некоторые документы, в частности, копию чека на один миллион долларов США от 24 апреля 1999 года. «Выбивал у нефтяных компаний Гиффен, присваивал Назарбаев. …Я готов подтвердить эти слова под присягой в Нью-Йорке в открытом процессе», - заявляет Рахат Алиев.

Если действительно Рахату Алиеву доведется свидетельствовать по делу Джеймса Гиффена, то каковы будут последствия для Казахстана и каким образом это может повлиять на ситуацию внутри страны?

- Я думаю, что последствия будут не самыми, может быть, сильными для тех, кто ожидает от этого суда очень больших результатов. На самом деле, я понимаю, что многие страны, особенно Западная Европа, Соединенные Штаты, они ведут свою игру. С их точки зрения она обоснована. Мы можем обижаться, можем не понимать, можем чертыхаться, но в любом случае их позиция отвечает интересам их стран. И от этого никуда не уйдешь. Я думаю, что процесс «Казахгейта», который много раз уже начинался и откладывался, он будет примерно в такой же динамике происходить. То есть в начале будет какая-то активизация, потом будут происходить какие-то переговоры, интенсивные, после которых опять будет наступать период затишья. Я думаю, в худшем, наверное, варианте дело закончится только для Джеймса Гиффена, но не для Казахстана, - говорит Айдос Саримов в интервью программе «Паровоз».

«В любой мало-мальски цивилизованной стране пресса дала бы этот материал с аршинными заголовками, оппозиция организовала бы пикеты своих сторонников, парламент собрался бы на экстренное заседание, а президент бы выступил с официальным опровержением или…подал в отставку», - отмечает Сергей Дуванов.

Могут ли данные события отражать политический кризис в казахстанской власти, покажет время. А вот возможен ли импичмент президента в сегодняшних казахстанских реалиях, наблюдатели единогласно сошлись на отрицательном мнении. Говорит Айдос Саримов:

- Импичмент может объявлять только сильная парламентская оппозиция. Оппозиция, которая лишена элементарных вопросов, связанных с доступом к телевидению, доступом к проведению нормальных общественно-политических мероприятий и так далее, она не может произвести импичмент. Она может только проводить революцию. Поэтому импичмент - это очень громко сказано, и я полагаю, что вопрос будет происходить об изменении ситуации в Казахстане в зависимости от того, как будет созревать общественно-политическая и бизнес-элита. Если общественно-политическая и бизнес-элита будет нормально развиваться, то есть в рамках даже нынешней коряво действующей системы можно доходить до каких-то компромиссных ситуаций. Если нет, то, конечно, будут негативные сценарии, но этого не хотелось бы.

Сергей Дуванов говорит, что «если завтра в нью-йоркском суде прозвучат обвинения в коррупции в адрес Назарбаева, в Казахстане на это никто серьезно не отреагирует». Здесь проблема другого уровня. Это состояние казахстанского общества, считает журналист. По его словам, позиция президента Казахстана такова, что «он ни за что не отвечает, и самое страшное – общество с этим согласилось».
XS
SM
MD
LG