Доступность ссылок

Рахат Алиев говорит, что у Назарбаева появился "генетический наследник"


В эксклюзивном интервью Радио "Азаттык" бывший зять президента Казахстана Рахат Алиев заявил о том, что в первом квартале текущего года опубликует книгу разоблачений "Крёстный тесть", где укажет имена реальных заказчиков убийства лидера оппозиции Алтынбека Сарсенбаева.

Рахат Алиев также обещает в этой книге привести доказательства того, что некоторые руководители казахстанской оппозиции являются агентами казахского КНБ. Рахат Алиев утверждает, что у главы государства Нурсултана Назарбаева недавно появился близкий родственник, которому уготовано стать преемником Назарбаева и в президентской власти.

- Рахат Мухтарович, суд в городе Алматы заочно приговорил Вас к 20 годам тюрьмы по обвинениям в преступлениях мафиозного характера. В Астане идет еще один заочный суд над Вами также по тяжким обвинениям. Хотелось бы, чтобы аудитория Радио "Свобода"/"Свободная Европа" услышала Ваше мнение об этих судебных процессах.

- Прежде всего я хотел бы сказать, что прокуратура в своих комментариях заявила, что это дело не политическое. Мне кажется, что всем стало ясно, что данное дело именно политическое, что это – театр абсурда. И режиссер известен, он находится в Акорде, в Астане. Я еще раз хочу подчеркнуть, что режиссер этот – президент Назарбаев. Он находится у власти нелегитимно и незаконно. Благодаря его администрации были украдены вот эти 91 процентов голосов избирателей. Все эти так называемые "постановки" данного режиссера я считаю нелегитимными. И комментировать по поводу данного театрального действия в Алматы я не могу.

Вместе с тем, я хочу сказать, что в течение этих двух месяцев громоздкая машина, силовая машина Астаны пробежалась галопом, как мне сказали, по 67 томам уголовного дела. Я еще раз хочу сказать, что это ничего общего с правосудием не имеет.

Сейчас в Астане идет уже военный суд, военный трибунал в отношении меня и в отношении ряда моих коллег по работе в комитете национальной безопасности. Но это уже под грифом секретности. Как всегда, как говорится, Акорда родила мышь. Но теперь она рожает в Астане за ширмой, под грифом секретности. Меня уже обвиняют до таких абсурдных обвинений, как шпионаж в пользу Австрии и Соединенных Штатов Америки, выдаче государственных секретов. Обвиняют вплоть до того, что мы якобы в 2001 году удерживали президента Назарбаева в его резиденции, какой-то государственный переворот и еще что-то. В общем, все что возможно в театре абсурда.

- Господин Алиев, вы называете режиссером этого театра абсурда президента, ныне действующего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Но ведь президент Назарбаев избран несколько раз, всенародным голосованием. И ОБСЕ признавала эти выборы, а Вы были там послом.

- Ни разу ни одна международная организация, а тем более ОБСЕ и Бюро по правам человека не признавали выборы в Казахстане, ни парламентские, ни президентские легитимными. Это еще раз заблуждение. Ни разу не было признано, что у нас в Казахстане выборы прошли в свободной, честной и конкурентной борьбе.

- Ну а как же так, что Казахстан избран очередным председателем на 2010 год в рамках ОБСЕ?

- Ну, в этом и состоят условия между Западом и Востоком, когда блок стран СНГ во главе с Россией поставил жесткие условия и оказывал давление на страны западной демократии. Видимо, это явилось компромиссным решением для того, чтобы не заблокировать окончательно работу ОБСЕ. А вы знаете, что есть очень много моментов, в том числе финансовые вопросы и другие, когда страны принимают решения в ОБСЕ только на консенсусной основе. То есть когда не большинство, а все участники организации должны голосовать единогласно.

- На днях исполнится два года убийству лидера казахской оппозиции Алтынбека Сарсенбаева и его помощников. Вы говорили, что собираетесь в начале этого года выпустить книгу разоблачений "Крёстный тесть", где опубликуете доказательства того, что приказ убить Алтынбека Сарсенбаева был дан с территории Австрии, когда там находился президент Казахстана. Книга еще не вышла, годовщина убийства, между тем, уже наступает. Что нового можете сказать сейчас, чтобы открыть тайну этого убийства?

- Прежде всего, действительно, как я уже говорил, я в настоящее время провожу свое собственное расследование. И в рамках собственного расследования результаты и выводы расследования я представлю на суд общественности. О том, кто реальные, я подчеркиваю, не исполнители, а реальные заказчики данного политического преступления, я изложу в своей книге "Крёстный тесть".

- А когда Ваша книга выйдет в свет?

- Я планирую, что в первом квартале этого года.

- Господин Алиев, тем не менее, Ваши заявления в конце прошлого года о том, что опубликуете Вашу версию об убийстве Алтынбека Сарсенбаева вызвало полное молчание в Астане. Не было сделано опровержений, не были даны команды провести дополнительное расследование. Чем Вы можете объяснить такую реакцию?

- Я не знаю, как реакция Акорды, наверное, к ним надо обращаться за комментариями по их реакции. Даже мое интервью, которое выходило на вашей радиостанции, оно было заблокировано, и слушатели в Казахстане не могли слушать. Фактически после данных заявлений министерство информации и администрация президента жестко запретили публикации, какие-то выходы в интернет-сайтах. Это говорит о том, что это и есть тот комментарий, которую власть боится делать.

- Тем не менее, реакция лидеров оппозиции была схожа с официальной реакцией Акорды. Например, один из лидеров оппозиции Болат Абилов, брат Алтынбека – общественный деятель Рысбек Сарсенбаев в своих интервью, в своих комментариях просто отмахнулись от Вашего заявления: "Дескать, все что говорит Рахат Алиев, несерьезно". Почему, на Ваш взгляд, реакция Акорды и реакция некоторых лидеров оппозиции в данном случае совпадают?

- Вот видите, я бы не хотел останавливаться и комментировать действия оппозиции. Я одно хочу сказать, что, к сожалению, в Казахстане нет достойной оппозиции. В том виде, в которой она представлена сейчас, она все-таки и финансируется, и руководится тоже из администрации президента. И так называемые оппозиционные партии практически не представляют тот протестный электорат, который есть в Казахстане. Фактически ряд руководителей оппозиционных партий являются агентами комитета национальной безопасности и выполняют тот сценарий, который им прописан в администрации президента, в Акорде.

- А кто именно? Вы можете назвать их имена?

- Ну, Вы знаете, в практике спецслужб не говорится о том. Я думаю, все вот эти ответы Вы узнаете в моей книге, которую я опубликую.

- Господин Алиев, вы предложили в Вашей последней по времени статье идею национального диалога. Известно, что точно такую идею ровно 10 лет назад проталкивал лидер оппозиции Акежан Кажегельдин, который был в изгнании и находится там. И эта идея 10 лет назад не нашла широкого резонанса. Есть ли у Вас уверенность, что идея национального диалога найдет резонанс сейчас, когда некоторые действия оппозиции и властей совпадают?

- Я считаю, что в любом случае если действия как старой оппозиции, так и новой оппозиции, и будущей оппозиции, если все участники политического процесса будут ставить вопрос, что нужно сделать для Казахстана, а не для себя лично, то в этом будет залог того политического диалога, который необходим на сегодняшнем этапе в Казахстане в условиях жесткого экономического кризиса, финансового кризиса. Происходит стагнация экономики. Но благодаря высоким, я еще раз подчеркиваю, ценам на нефть, правительство пока еще сдерживает, у него есть запас буферной прочности, чтобы овладать экономическим кризисом. Но это все временно.

Самое главное и для власти, и для оппозиции - не допустить выхода людей на улицу с так называемыми "забастовками кастрюль", которые происходили в Латинской Америке и в других странах. Только диалог, я еще раз подчеркиваю, конструктивное сотрудничество с предложением выхода из кризиса нужно. Власть в Акорде не настолько сильна, чтобы ставить свои законы выше, чем экономические и политические законы. Только взаимными уступками и действиями возможно продвижение вперед.

- Господин Алиев, в своем январьском заявлении, которое Вы сделали через агентство "Казахстан Тудей", Вы впервые призвали президента Назарбаева уйти, отдать власть. И также Вы впервые призываете его окружение уйти. То есть Вы поднимаете вопрос о смене элит в казахстанском обществе. И вместе с тем, Вы сказали, что у президента появился наследник, созрел наследник. Кто он?

- Если говорить о политическом наследнике, то в том понимании, в котором мы воспринимаем, то у президента Назарбаева нет политических наследников. Он в ближайшей перспективе не видит того наследника, который мог бы заменить его.

А что касается именно в генетическом плане, в наследственном плане, действительно, у него появился наследник. И по-видимому, по той программе "Стратегия –2030", которую он проводит благодаря американскому бизнесмену Джеймсу Гиффену, видимо, он хочет находиться у власти до этого срока. А потом он хочет плавно передать бразды правления своему наследнику.

- То есть Вы утверждаете, что президент Назарбаев собирается передать власть монархическим путем одному из своих ближайших родственников?

- Да, я хочу именно это сказать.

- Но ведь конституция Казахстана не предусматривает такую передачу власти?

- Если смотреть на пространстве СНГ, то это не предусматривает и конституция России. Но, как мы видим, это происходит, передача именно по указанию, по выбору одного человека. Волеизъявление народа, избирателей на эти процессы мало влияет. Или взять другие, центральноазиатские страны наши, где фактически лидеры у власти находятся более 20 лет. Со времен Советского Союза, со времен Коммунистической партии они жестко удерживают власть. Навряд ли кто-то из них думает о том, чтобы плавно передать бразды правления новому лидеру, обновленному политическому курсу.

- И где же выход? Почему на постсоветском пространстве смены элит демократическим путем не происходит? Есть ли выход из этого тупика?

- Тут невозможно в одном вопросе ответить, это очень многогранный вопрос. В одной фразе невозможно это сформулировать. Но я хотел бы подчеркнуть, что это, наверное, проблема прежде всего нас самих, тех граждан, которые живут на постсоветском пространстве, не считая Грузии, Украины. По-видимому, это наследие тоталитарного режима, что наш народ наиболее терпеливый, может находиться без политических свобод, находиться в бесправном положении.

И конечно же, я еще раз подчеркиваю, есть еще один немаловажный фактор - международное общественное мнение, мнение западных стран. Снисходительно относились к тем уловкам, которые придумывали диктаторы Центральной Азии, перекраивали конституции под одного человека, придумывали различные референдумы по продлению своих сроков, придумывали изменения в конституции. Отсюда такое снисходительное отношение, дескать, пусть занимаются, лишь бы была стабильность.

Это и приводит к коррупции, к нарушениям прав человека, отсюда зажим критики, зажим свободы слова. Апофезом этого были так называемые Андижанские события. Конечно же, не хотелось бы, чтобы до такого пика доходило.

- Спасибо большое, господин Алиев, спасибо за интервью.

- И вам спасибо.
  • 16x9 Image

    Ержан КАРАБЕК

    Ержан Карабек работает в пражской редакции Азаттыка с 2001 года. С отличием закончил факультет журналистики Казахского университета в 1992 году, пишет на русском и казахском языках. Профессиональную карьеру начинал в еженедельных газетах "Сухбат", "Новое поколение", "21 век". Лауреат премии Союза журналистов Казахстана. Работал в Алматинском бюро радио Азаттык. С августа 2008 года редактирует наш веб-сайт Radioazattyk.org на русском языке.

XS
SM
MD
LG