Доступность ссылок

«Рахатгейт» - новый наглядный урок Астаны для политических оппонентов

  • Данабек ЖАЛМЫРЗА

Уже больше месяца идет «Рахатгейт» - суд над бывшим зятем президента Казахстана Рахатом Алиевым и его сообщниками, которые обвиняются в похищении людей и в других преступлениях. Вначале со стороны многих СМИ был огромный интерес к данному судебному процессу. Сейчас он несколько остыл.

Тому причин, видимо, много. Хотя, как говорил в своем интервью газете «Время» генерал Владимир Курбатов, «…вся эта ситуация – всем проверка. Проверка на вшивость.» Кто и как проходит этот тест, пока определять, наверное, преждевременно. Вопрос участия в суде в качестве свидетеля как самого генерала Курбатова, так и Нурали Алиева – сына Рахата Алиева – остается открытым. Сами участники судебного процесса пока вроде довольны ходом процесса. Адвокат потерпевшего Абилмажина Гилимова Елена Ребенчук говорит:

- Все идет своим ходом. Все подробно рассматривается, все объективно, демократично. Практически все ходатайства по вызову свидетелей удовлетворены. Допрашиваем всех, кого просит и обвинение, и защита. Заявили ходатайство о вызове на судебный процесс и Нурали Алиева, и Владимира Курбатова. Оно пока оставлено открытым до рассмотрения эпизодов, связанных с экономическими преступлениями.

Между тем рассмотрение экономических преступлений вроде уже близится к концу, свидетелей все еще нет. Мало того, многие потерпевшие отзывают судебные иски, аргументируя тем, что кому-то «вернули имущества», а кто-то «так захотел». Получается, что судебный процесс дал «задний ход». Такого поворота событий, видимо, мало кто ожидал, но факт остается фактом. Своим мнением о ходе процесса поделился один из журналистов, с самого начала следивший за судебными слушаниями:

- Однозначно чувствуются, что многие участники процесса просто боятся. Элементарный страх. Страх возможных последствий того, что они скажут. Страх перед «сильными мира сего». Не будем скрывать того, что в процессе задействованы фигуры, можно сказать, общенационального масштаба. В принципе, на всех это действует как сдерживающий фактор.

Судебный процесс, начавшись громко, со временем медленно угасает. И, видимо, поэтому лидер общественного движения «Улт тагдыры» Дос Кушим считает, что суд ровным счетом ни на что не повлияет:

- Я не думаю, что данный судебный процесс каким-то образом может оказать влияние на внутриполитическую обстановку или на политический курс страны. Этот процесс - просто межклановые разборки. Таких процессов в стране сколько угодно. Просто здесь задействованы известные имена. Мне кажется, отличие только в этом. А как он завершится, зависит от воли президента, ибо все это управляется из Астаны. И я не удивлюсь, если завтра вдруг все поменяется, и бывший зять и президент снова будут обниматься.

Политолог Азимбай Гали придерживается версии о том, что судебный процесс, возможно, с самого начала был запущен как специальный проект:

- С одной стороны, это нужно было сделать уроком для других. С другой стороны - не дать слишком ворошить все подряд. Иначе могут пошатнуться устои власти. Получается, что Назарбаев, поддавшись давлению «антирахатовской группы», отдал уличенного в рейдерстве своего зятя как бы на растерзание, но предварительно выпустил его за рубеж. Все равно Рахат как бы будет осужден заочно. По всему видно, что Астана спешит закрыть данный судебный процесс и не дать возможность появиться каким-то политическим спекуляциям вокруг этой темы. Я думаю, в ходе судебного процесса и антирахатовская сила тоже будет поставлена на место. Либо с ними он договорится, либо со временем они будут сняты со своих должностей.

Тем временем судебный процесс близится к завершению. И каким будет итог этого процесса, сказать трудно. Тем не менее, политолог Эдуард Полетаев считает, что он завершится так же, как и судебный процесс по убийству Алтынбека Сарсенбаева:

- На мой взгляд, каких-то слишком жестких мер принято не будет. На самом деле, тут очень много «подводных камней». Но без главных фигурантов – двух без вести пропавших потерпевших и главного обвиняемого этот суд, скажем так, не совсем будет говорить о торжестве какой-то справедливости. Формально власть сделала свое дело, она накажет виновных, но я думаю, в обществе и в бизнес-среде удовлетворения от этого процесса не будет. Мне это чем-то напоминает, скажем так, самоубийство господина Нуркадилова или убийство Алтынбека. Вот приблизительно по такой же схеме все это будет сделано. Найдут виновных, кого-то посадят, но проблема-то этим не решится.

В официальной прессе сам процесс никак не освещается. Может быть, это связано с положительным решением о председательстве Казахстана в ОБСЕ, а может – с новыми инициативами министерства культуры и информации, которые касаются изменений закона о средствах массовой информации. Однако сейчас, полагают аналитики, ясно одно – Астана всеми силами постарается свести к минимуму освещение процесса, чтобы в обществе интерес к нему иссяк.
XS
SM
MD
LG