Доступность ссылок

Рахат Алиев говорит, что приказ убить Алтынбека Сарсенбаева был отдан лично президентом Казахстана


Политический кризис вокруг Рахата Алиева, бывшего зятя президента Казахстана, усиливается. Рахат Алиев, сидя в своем затворничестве в Вене, продолжает сброс информации, компрометирующей высшие официальные лица в Астане.

В интервью для Радио "Азаттык" Рахат Алиев заявил, что за убийством оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбаева в феврале 2006 года стоят президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и бывший спикер верхней палаты парламента Нуртай Абыкаев. Власти Казахстана продолжают утверждать, что Рахат Алиев причастен к нескольким тягчайшим преступлениям мафиозного характера, в которых погиб как минимум один человек, тележурналист Анастасия Новикова, пропали без вести два сотрудника подконтрольного ему "Нурбанка".

- Рахат Мухтарович, в Казахстане вот уже неделю читательская аудитория лишена свободного доступа к четырем независимым интернет-сайтам, так или иначе опубликовавшим критическую информацию в адрес некоторых высших должностных лиц Казахстана. Речь идет, в основном, о публикациях некоего учреждения под расплывчатым наименованием "Агентство независимых расследований". В опубликованных в интернете противоречивых аудиофайлах содержатся будто бы секретные разговоры высших официальных лиц, где они в стиле гангстеров обсуждают как устранить Рахата Алиева. Упоминаемые официальные лица никак не опровергли эту версию. Зато цензуре подверглись интернет-сайты, сообщившие об этих аудиофайлах. В чем причина именно такой реакции?

- Ну, это входит в концепцию авторитарного, диктаторского режима президента Назарбаева, который вот уже в течение 16 лет удерживает власть. Мы все были свидетелями того, как на последних президентских выборах президент получил 91 процент голосов. А в августе этого года парламент получил уже практически 100 процентов. И сбылась основная мечта президента, когда он полностью подмял под себя все ветви власти, начиная с законодательной, исполнительную и судебную власти. В череде усиления авторитарного диктаторского режима, конечно, необходимо и введение цензуры на средства массовой информации.

Я считаю, что багаж, политический багаж президента Назарбаева основывается на партийно-советской школе, когда необходимо все закрывать. Фактически, это введение цензуры. То, что было опубликовано, мы стали свидетелями того, как работает верхушка власти. И это не зависит от того, какое место занимает тот или иной чиновник. Это зависит только от доступа к телу.

- Рахат Мухатарович, судя по публикациям некоего Агентства независимых расследований, Владимир Ни, бывший управляющий делами администрации президента Казахстана, является весьма влиятельным человеком в Акорде, при этом он не занимает никаких официальных государственных должностей. Как получилось, что такая система могла быть построена, ведь буквально вчера Казахстан отметил 17-летие своего суверенитета? Как могло такое случиться?

- В нашей стране все решения, я подчеркиваю, все решения, касающиеся внутренней и внешней политики, принимаются только президентом Нурсултаном Назарбаевым. Некий Владимир Васильевич Ни, который работал управляющим делами администрации президента Казахстана, по-моему, он был еще помощником, когда он (Назарбаев) работал председателем Совета министров Казахстана в советское время. Он всегда был рядом с ним. То, что он (Ни) в настоящее время является пенсионером, это не говорит о том, что он ушел далеко от президента.

Ему всегда нужны люди типа серых лошадок, тем более нетитульной нации, чтобы они не претендовали, самое главное, на его верховный пост. То, что господин Ни является казначеем президента Назарбаева, это не секрет. Он является членом совета директоров компании "Казахмыс", фактически является личным кассиром Назарбаева. И, конечно же, получается, что президент уже зависим от этого кассира.

- Рахат Мухатарович, вот в последнем вашем интервью, я говорю, в последнем по времени, которое опубликовано в пятницу в оппозиционной газете "Республика", а также в вашем свежем интервью Радио "Инкар", вы говорите, что знаете, кто стоит за убийством лидера оппозиции Алтынбека Сарсенбаева в феврале 2006 года. И вы впервые называете имя Нуртая Абыкаева, это один из близких к президенту Назарбаеву людей. Причем, Абыкаев является, как вот вы говорите, представителем так называемой титульной нации. Что можете сказать подробнее о вашей версии?

- Я привык всегда отвечать за свои слова и за свои действия. Конечно же, учитывая, какой резонанс получило политическое убийство Алтынбека Сарсенбаева, можно сказать, что это фактически террористический акт со стороны государства, когда использовались специальные службы, органы КНБ для того, чтобы убить одного из лидеров оппозиции. Я проводил и провожу собственное расследование, у меня много сторонников как в силовых ведомствах, так и в полиции, в органах власти. И я добился определенных результатов. Все это я хочу опубликовать в своей книге, которая сейчас готовится к изданию под рабочим названием "Крёстный тесть". Я хочу передать материалы собственного расследования через своих адвокатов в органы правосудия Австрийской республики.

- Австрийской республики?

- Да. Потому что, по моим данным, фактически приказ на устранение Алтынбека Сарсенбаева был дан с территории Австрии, когда президент Назарбаев отдыхал в начале февраля 2006 года в городе Клагенфурте, в Австрии. И куда приезжал буквально на несколько часов Абыкаев.

- Рахат Мухтарович, вы слывете человеком, у которого очень много информации, поскольку вы были вторым лицом в комитете национальной безопасности. Скоро, на днях наступит ноябрь, и наступит вторая годовщина со дня убийства другого лидера оппозиции, диссидента Заманбека Нуркадилова. Есть ли у вас какая-нибудь информация в отношении этого загадочного убийства?

- Для меня это остается непонятным, Бауыржан Мухамеджанова был в спешном порядке был поставлен буквально за месяц до трагического события с Нуркадиловым руководить министерством внутренних дел. В рамках расследования указано было, что Заманбек Нуркадилов три раза стрелялся, три раза выпустил в себя из револьвера пули, два раза в грудь, и один раз, контрольный, в голову. Наверное, надо задать такие вопросы нашим правоохранительным органам, как они могли закрыть такое дело? И "повесить" это, сделать это, как самоубийство. Мы уже были свидетелями вот таких загадочных преступлений. Во всем этом, я считаю, повинны именно правоохранительные органы, которые погрязли в коррупции.

- Рахат Мухтарович, вы обещаете издать книгу разоблачений "Крёстный тесть". Очевидно, вы рассчитываете, что книга дойдет до читательской аудитории Казахстана. Вы верите в силу печатного слова в Казахстане? Ведь был уже один борец, который написал книгу "Шымкентская мафия", Темиртас Тлеулесов, вы, наверное, знаете его. Он издавал книгу сначала на казахском языке, потом на русском языке. Но вынужден был потом семь лет скрываться от шымкентской полиции. И на днях он скончался в бегах, потому что, видимо, тяготы такой экстремальной ситуации довели его до двух инфарктов.

- Я хочу сказать, что в Казахстане, вообще на постсоветском пространстве, все оппоненты власти, тем более в Казахстане, они – или уголовники, или они убиты, или они эмигрировали. Слава Богу, что верховная власть в Акорде не распространяется на другие территории, в частности, на территорию Европейского Союза. С теми криминальными схемами, с тем криминальным мышлением, с которым руководит верховная власть Казахстана, она не распространяется. И у нее, так скажем, руки коротки.

Я хочу сказать, что в последнее время сложилась нестабильная обстановка в Астане, политическая, я имею в виду. Помимо этого есть и экономический кризис в Казахстане. Не секрет, что внутренний валовый продукт в Казахстане составляет 92 миллиарда американских долларов, совокупный внешний долг Казахстана составляет 90 миллиардов в американской валюте. А общий консолидированный внешний долг банков второго уровня, коммерческих банков, уже составляет 56 миллиардов долларов. Не нужно быть экономистом, чтобы понять, что государство – фактически банкрот. И слава Богу, что мировые цены на нефть и газ стремительно растут. И это позволяет обслуживать внешний долг Казахстана.

- Рахат Мухтарович, но вот лидеры демократической оппозиции утверждают, что эта тоталитарная система, которая построена на нефтедолларах, была построена вами же, что вы являлись одном из столпов этой машины, когда вместе с беглым ныне бывшим председателем КНБ Альнуром Мусаевым лично занимались репрессиями против активистов оппозиции и против независимой прессы.

- Ну, я хочу подчеркнуть, что я в ноябре 2001 года подал в отставку с поста первого заместителя председателя КНБ. Действительно, я не отказываюсь от того, что я был представителем, так скажем, близкого круга президента Назарбаева. Но и в тех непростых условиях мы старались отойти от, как вы говорите, тоталитарных методов подавления инакомыслия. Но в нашей стране необходимо было соответствовать тому устройству, которое было на тот момент, и исполнять приказы президента.

До момента моей дипломатической работы, когда меня назначили послом в Австрии и послом в ОБСЕ, я признаю, что я ошибался, что можно проводить реформы как в экономике, так и в политике, пользуясь влиянием на авторитарного лидера. Я себя не отделяю в этом вопросе, действительно, были ошибки. Я, во всяком случае, придя в органы национальной безопасности, вы же понимаете, что я был фактически политическим назначенцем. Меня ничего не связывало с органами КГБ и КНБ. Я именно хотел, чтобы в новом Казахстане, в независимом Казахстане отошли от методов КГБ, хотел построить новую, сильную специальную службу, которая стоит на страже интересов государства.

- Но тем не менее происходили ошибки, о которых вы говорите. И мой последний вопрос именно о теме покаяния перед оппозицией, перед демократической общественностью, эта тема появилась в вашем интервью Радио "Инкар", это независимое радио. Если перед этим муссировались версии о покаянии перед президентом Назарбаевым, о возможном примирении с ним, то теперь вот появилась тема покаяния перед демократической общественностью. Из ваших уст уже звучат комплименты в адрес демократической оппозиции, в адрес активистов.

- Я хочу сказать, что действительно комитет национальной безопасности имеет своих информаторов, я скажу так, еще со времен КГБ, агентов как в системе государственной власти, так и в системе оппозиции. И для меня не секрет, кто есть кто, ху из ху. И поэтому, как вы знаете, даже на примере стран Восточной Европы, это непростой вопрос. И я как носитель секретов мог бы рассказать очень многое. Но так как я работал, и это затрагивает судьбы многих людей, близких, это непростой вопрос и для того, чтобы отойти от методов КГБ.

Есть в оппозиции и здоровые силы, которые действительно болеют за Казахстан, вот именно перед этими людьми, которые не щадя ни своего здоровья, личного, скажем так, благополучия, которые работают на Казахстан, действительно, я перед этими людьми преклоняюсь. Они вынуждены вот в тех непростых, сложных условиях работать, когда ведется перлюстрация их почты, электронной почты, когда прослушиваются их телефоны. Мало того, есть вмешательство в личную жизнь. Все это говорит о том, что мы все еще не отошли от политического сыска. После того, как я ушел из спецслужбы, эти тенденции, наоборот, усилились.

- Но тем не менее лидеры оппозиции предпочитают держать дистанцию от вашей политической фигуры, учитывая, возможно, противоречивость вашей политической фигуры, некоторые моменты вашего имиджа. Может ли случиться такой момент, что вы будете заниматься политической деятельностью сами, и у вас появится стремление основать свою политическую партию?

- Я над этим рассуждаю. Как я вам говорил, когда я говорю А, всегда делаю Б. В телефонном разговоре в мае месяце, в середине мая месяца, с президентом Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым, я ему прямо и открыто сказал, что баллотироваться на пост президента Казахстана и быть кандидатом – это не преступление. И каждый гражданин имеет на это право. Наверное, нет необходимости для того, чтобы устанавливать специальные привилегии для одного человека в Казахстане. У нас 15 миллионов казахстанцев, и среди них есть достойные люди.

Это заблуждение, это ложь о том, что Казахстан без Назарбаева пропадет, что Казахстан без Назарбаева не выживет. Потому что есть целая плеяда в той же оппозиции, среди лидеров оппозиции, тот же Галымжан Жакиянов, которые имеют опыт работы в государственных органах. И они в состоянии работать и руководить страной. В том числе и я. Я буду способствовать демократическим реформам, чтобы было четкое разделение всех ветвей власти, чтобы верховенство закона торжествовало. Чтобы и президент был подотчетен закону.

- Спасибо большое, Рахат Мухтарович. Вот на этом вашем высоком политическом обещании мы завершим наше интервью.
  • 16x9 Image

    Ержан КАРАБЕК

    Ержан Карабек работает в пражской редакции Азаттыка с 2001 года. С отличием закончил факультет журналистики Казахского университета в 1992 году, пишет на русском и казахском языках. Профессиональную карьеру начинал в еженедельных газетах "Сухбат", "Новое поколение", "21 век". Лауреат премии Союза журналистов Казахстана. Работал в Алматинском бюро радио Азаттык. С августа 2008 года редактирует наш веб-сайт Radioazattyk.org на русском языке.

XS
SM
MD
LG