Доступность ссылок

Рахат Алиев решил, что вместо покаяния перед оппозицией комплиментов будет достаточно


Уходящая неделя по-разному отразилась в казахстанских телевизионных новостях, газетах и интернете. Если в теленовостях главными событиями были Третий гражданский форум, съезд врачей и рассмотрение бюджета республики в парламенте, то в независимой прессе основным событием стало опубликование предполагаемых телефонных разговоров министра внутренних дел Бауржана Мухамеджанова и интервью с бывшим зятем президента страны Рахатом Алиевым.

Оно, как выяснилось, не столько разъясняло ситуацию, сколько рождало много новых вопросов. Тем более, что сайты, где можно было бы найти скандальное аудио, несколько дней были заблокированы. В интервью интернет-радио «Инкар-инфо» Рахат Алиев говорит, что правоохранительные органы занимаются политическим сыском и подавлением инакомыслия. Себя же он считает жертвой пропагандистской машины:

- На мой взгляд, государственная пропагандистская машина, которая работает в Казахстане, может из любого человека сделать монстра какого-то или дьявола. Из любого можно сделать того, кого хочет заказчик этой государственной машины. Еще до суда меня уже объявили преступником. И все средства массовой информации подхватывают данный тезис.

Рахат Алиев говорит в интервью, что намерен поддерживать все оппозиционные силы, на которые проводились гонения и в его бытность руководителем комитета национальной безопасности. Но, по его словам выходит, что он старался оградить спецслужбы от давления на оппозицию:

- Я старался отделить специальные службы КНБ от политического сыска, чтобы комитет национальной безопасности работал по своему прямому назначению. К сожалению, это мне не удалось. В то же время я хочу сказать, что в оппозиции очень много преданных людей, кто действительно болеет за Казахстан. В условиях Казахстана очень трудно иметь другое мнение, другую позицию. И перед этими людьми я действительно преклоняюсь, потому что они рискуют, и ежедневно, всем, в том числе и своей жизнью.

Свое новое отношение к оппозиции Алиев объясняет заботой о будущем государства. Это не бартерная сделка, утверждает он, а возможное в будущем сотрудничество. Кроме этого, в телефонном интервью Рахат Алиев говорит о своих ошибках на дипломатическом поприще. Казахстану пока не стоит питать надежд на председательствование в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, - признает он:

- Многие в Казахстане – руководители министерств, ведомств, руководители, отвечающие за внутреннюю политику, ближайшее окружение президента, да и президент сам, они считают, что смогут обмануть общественное международное мнение. И я так считал до своей дипломатической работы. Однако это не так. Из-за рубежа все это очень хорошо видно. И обмануть мировое общественное мнение невозможно, никому не под силу.

Прежней убежденности в своей собственной правоте Алиев тоже не испытывает:

- Я считаю, что мое главное заблуждение было в том, что, влияя на авторитарного руководителя, лидера страны, можно было в какой-то мере подвигнуть политическую систему Казахстана к реформированию, к тем стандартам общеевропейским, которые провозглашены в самой организации, ОБСЕ.

И пока Казахстан не станет действительно демократической страной, решение принято не будет, - считает бывший посол:

- Конфликтной ситуации в ОБСЕ никто не хочет. Но я точно знаю, что такие страны, как США, Великобритания – а это главные игроки в ОБСЕ – они будут торпедировать решение о председательстве Казахстана в ОБСЕ.

Размышления о внешней политике и новом отношении к оппозиции не произвели впечатления на супругу похищенного банкира "Нурбанка" Жолдаса Тимралиева Армангуль Капашеву. Несмотря на то, что дело о похищении ее мужа передано в суд, она не собирается успокаиваться:

- Где мой муж и Айбар? Пока Алиев их не отпустит, или не скажет, где они, мы от него не отстанем никогда, - заявила Армангуль в эфире радио «Инкар-Инфо».

Редактор газеты «Свобода слова» Гульжан Ергалиева тоже не скрывает своего разочарования:

- Господин Рахат Алиев должен быть сейчас очень заинтересован в том, чтобы оправдаться. По-человечески, как говорится, если ему предоставляется такая возможность. Он ведь отрицает предъявленные ему обвинения, говорит, что это гонения, что это сведение счетов. Но есть масса вопросов – где Тимралиев, где Хасенов? Это прежде всего. И если он отказался отвечать на эти вопросы, то все остальные его слова не стоят и пяти копеек.

Гульжан Ергалиева предполагает, что отказ от экстрадиции Алиева на родину может быть результатом политического компромисса:

- Видимо, правящая элита решила дальше не рисковать и не давить на Рахата Алиева, чтобы пресечь обратную реакцию, на которую, я думаю, готов Рахат Алиев. Они боятся материалов, которые выходят в последнее время в интернете, и поэтому, возможно, есть установка прекратить давление и остановиться сегодня на том, что они имеют. Я предполагаю, что отказ в экстрадиции Рахата Алиева является удобным поводом, чтобы прекратить преследование уголовное и ограничиться теми персонами, которые сегодня арестованы.

Судебное разбирательство по делу о похищении функционеров «Нурбанка» только начинается, и Рахата Алиева не будет на скамье подсудимых. Но суд над ним будет заочным.
XS
SM
MD
LG