Доступность ссылок

Суд штата Техас отменил пожизненное заключение Асель Абдыгаппаровой


В деле Асель Абдыгаппаровой, молодой казашки, приговоренной к пожизненному заключению в Соединенных Штатах Америки, случился неожиданный поворот. Поворот в лучшую для нее сторону, ее дело отправлено на новый суд, на новое судебное разбирательство.

Асель была обвинена в том, что принимала участие в похищении и в убийстве человека. Асель была приговорена два года назад к пожизненному заключению. Апелляционный суд штата Техас нашел, что в ходе суда были допущены процессуальные ошибки, что дело Асель должно быть пересмотрено.

Асель, как известно, была приговорена к пожизненному заключению. Суд первой инстанции нашел ее причастной к похищению и к убийству 37-летней Розы Росадо, матери двоих детей. В момент совершения преступления Асель была на пятом месяце беременности. Преступление совершили гражданский муж Асель по имени Рамон Эрнандез и его друг Сантос Минарез. Случилось это 31 марта 2001 года в городе Сан-Антонио. Асель училась в этом городе, в Техасском университете.

В последний день весны 2001 года вся эта кампания ехала в машине, Асель говорит, что она спала на заднем сидении. Вдруг машина остановилась и Сантос Минарез заставил сесть в нее молодую женщину, стоявшую на автобусной остановке. Жертва была ограблена уже в машине, затем молодые люди привезли ее в мотель, сняли комнату на деньги своей жертвы, тут же в придорожной гостинице изнасиловали и задушили. Труп был зарыт на пустыре у автомобильной дороги.

Суд установил, что Асель была причастна к этому тяжелому преступлению. Асель не отрицает, что именно она вытаскивала по приказу Сантоса Минареза деньги из кошелька жертвы, что именно она улаживала оформление комнаты в регистратуре мотеля, что именно она покупала по приказу своего гражданского мужа лопату в магазине, чтобы закопать труп жертвы.

Однако Асель утверждает, что все это она делала из страха перед своими друзьями, что она даже не понимала значение слово "лопата" в английском языке и обратилась за помощью к продавцу. После случившегося Асель позвонила в Алматы и рассказала все своей матери Сауле Абдыгаппаровой. Мама посоветовала как можно скорее обратиться в полицию. Пять дней спустя после преступления Асель обратилась за помощью к отставному агенту Федерального бюро расследований Брюсу Гетти. Он и свел ее с офицерами полиции, которым Асель и рассказала о случившемся.

Однако Асель не знала тонкостей американского правосудия, не просила предоставить ей статус свидетеля в обмен на сотрудничество с правосудием и признание. Полиция раскрыла преступление только благодаря добровольной явке Асель, ее сообщники были изобличены и приговорены к смертной казни через летальную инъекцию. Спустя несколько месяцев в тюрьму попала сама Асель.

В сентябре того же 2001 года ей было предъявлено обвинение в соучастии в похищении и в убийстве человека. После долгих баталий, в марте 2005 года суд техасского города Сан-Антонио приговорил ее к пожизненному заключению. Окружной судья Мэри Роман указала, что Асель может рассчитывать на досрочное освобождение только через 36 с половиной лет с учетом того, что три с половиной года она уже отсидела во время следствия.

Однако Асель и ее адвокаты не были намерены сдаваться. И вот суд штата Техас вынес 25 июля 2007 года долгожданное решение: дело Асель должно быть рассмотрено в новом суде поскольку ее права были грубо нарушены предыдущим судом и прокуратурой. "Вне зависимости от того, какое бы доказательство не существовало против нее, Асель Абдыгаппарова имела право на беспристрастное судебное следствие", говорит апеляционный суд штата Техас.

Адвокат Керолайн Уентланд в своем интервью Радио "Азаттык" сказала в субботу, 28 июля, что это большая редкость, что апелляционный суд отправляет дело на пересуд из-за ошибок и нарушений процессуальных норм, что теперь есть большая надежда, что дело Асель будет рассмотрено справедливо и беспристрастно:

- Это очень, очень большое достижение здесь. Суд почти никогда не делает это. Это очень большая редкость, когда нашли, что судья был столь нечестен по отношению к Асель. Они были вынуждены отменить решение о ее виновности потому что ее суд был ненадлежащим.

Теперь дело Асель должно быть рассмотрено в новом суде, под председательством другого судьи. Поскольку Асель больше не виновна, следствию теперь предстоит доказать, что она виновна. Но Асель будет оставаться до решения нового суда в заключении, уже не в тюрьме, а в следственном изоляторе, учитывая неопределенность с ее иммиграционным статусом, полагает адвокат Керолайн Уентланд.

Адвокат говорит, что у защиты есть несколько ступеней аппеляции вплоть до Федерального суда. Такое же право есть и у прокуратуры, как представителя штата Техас. Однако, они вряд ли будут делать это потому что эта судья была столь плоха, обращение с Асель было столь несправедливым, говорит адвокат в интервью программе "Паровоз":

- Это победа для каждого, это победа для правосудия. Не имеет значение, это правосудие Америки или Казахстана.

В распоряжение корреспондентов Радио "Азаттык" попал многостраничный документ из суда штата Техас, датированный 25 июля 2007 года. Судья Ребекка Симмонс в своем заключении сделала подробный анализ аппеляционной жалобы Асель и ее адвокатов. Не вдавась в юридическую казуистику и в детальные ссылки на процессуальные законы, некоторые из которых датируются 1882 годом, отметим, что многие доводы Асель были приняты.

Так, например, установлено, что Асель было несправедливо отказано в услугах профессионального переводчика. Прокурор настаивал, что подсудимая не имеет языкового барьера для ежедневного общения, что расходы на переводчика лягут тяжелым бременем на налогоплательщиков. Однако ирония состоит в том, что уже оплаченный на деньги бюджета переводчик находился в гостинице недалеко от здания суда и ждал вызова в любой момент всю неделю в феврале 2005 года.

Судья при это допустила замечание, что подсудимая все еще не купила русско-английский словарь. Выдержки из протокола показывают, что Асель не всегда адекватно отвечала на вопросы суда или прокурора, особенно, когда прокурор скрывал подвох в грамматически сложных предложениях. Апелляционный суд указывает, что дело Асель было сложным, что она могла быть приговорена к смертной казни, что ссылки на дисциплину городской казны были просто неуместными когда речь шла о жизни или смерти подсудимого.

Другой тип процессуальных нарушений – прокурор использовал на суде против Асель ее же признания, которые она делала на предварительных слушаниях. Таким образом прокурор пытался произвести впечатление на присяжных, что Асель говорит ложь. Между тем, процессуальные нормы говорят, что подозреваемый на досудебных переговорах по признанию вины может говорить одно, на суде другое.

Показания на переговорах по признанию вины не могут служить доказательством вины на суде, комментирует судья аппеляционного суда. Прокурор же злоупотреблял этим. При этом прокурор допускал выражение, что подсудимая невольно превратила его в свидетеля обвинения.

Еще один фактор несправедливости – судья и прокурор обменивались записками прямо в ходе судебных заседаний, то есть пользовались сведениями из ненадлежащих и непричастных к суду источников. Таким образом, судья апеляционного суда считает, что суд первой инстанции был несправедливым, что существовал некий сговор между судьей и прокурором, что судья нарушил принцип беспристрастности и непредвзятости.

Поведение судьи, его слова должны быть однозначными, не должны оставлять место для подозрения в необъективности, судья, как жена Цезаря, должен быть вне всяких подозрений, говорится в документе аппеляционного суда. Асель настаивает, что судья занималась скорее дискриминацией подсудимой, чем нейтральным правосудием. Дело Асель должно быть теперь рассмотрено в новом суде.

Когда это произойдет? Адвокаты не берутся делать прогнозы касательно сроков новых разбирательств, но уверены, что самое худшее позади, что дело теперь должно быть кардинально пересмотрено. В штате Техас в эти дни находятся ближайшие родственники Асель, в том числе ее мать, ее два сына. Младшего из них Асель родила уже в тюрьме, в 2001 году. Ему сейчас почти шесть лет.
  • 16x9 Image

    Ержан КАРАБЕК

    Ержан Карабек работает в пражской редакции Азаттыка с 2001 года. С отличием закончил факультет журналистики Казахского университета в 1992 году, пишет на русском и казахском языках. Профессиональную карьеру начинал в еженедельных газетах "Сухбат", "Новое поколение", "21 век". Лауреат премии Союза журналистов Казахстана. Работал в Алматинском бюро радио Азаттык. С августа 2008 года редактирует наш веб-сайт Radioazattyk.org на русском языке.

XS
SM
MD
LG