Доступность ссылок

Арестованный Рахат Алиев попросил покровительство у властей Австрии


Рахат Алиев считает, что его семья в Казахстане удерживается фактически в заложниках. Об этом он заявил незадолго до ареста австрийскому еженедельнику "Профиль".

Он сказал, что его жена Дарига, 7-летняя дочь и 22-летний сын удерживаются в Казахстане. Второй сын, 16 лет, находится в Вене. Агентство Ассошейтед пресс сообщило 2 июня, что арестованный Рахат Алиев обратился к властям Австрии с просьбой не выдавать его Казахстану, ибо "там его жизнь подвергнется опасности". Рахат Алиев сказал еженедельнику "Профиль", что надеется получить австрийское гражданство.

Рахат Алиев, видать, и сам не ожидал, что власти Австрии арестуют его, несмотря на все его громкие заявления, что он стал жертвой авторитаризма своего тестя Нурсултана Назарбаева. 1 июня в половине четвертого часа дня Рахат Алиев вышел из парикмахерской, когда его взяли под арест. Арест произошел по запросу о международном розыске, который подали власти Казахстана несколько дней тому назад.

Рахата Алиева обвиняют в организации преступной группы, которая причастна к похищению топ-менеджеров «Нурбанка». Как сообщил агентству Рейтерс пресс-секретарь полиции Геральд Хецтера, Алиев был помещен под стражу в следственный изолятор, начато дело об его экстрадиции в Казахстан. В целом дело об его экстрадиции может рассматриваться в течение нескольких месяцев.

Представитель прокуратуры Вольфганг Свобода сказал, что дело Рахата Алиева очень трудоемкое, поскольку между Казахстаном и Австрией нет соответствующих соглашений.

Рахат Алиев опровергает обвинения в свой адрес, говорит, что уголовное дело против него сфабриковано, потому что он намерен баллотироваться в президенты в 2012 году. Рахат Алиев сразу после ареста пожаловался на боли в сердце. Врачи провели соответствующее обследование. По мнению казахстанского правозащитника Евгения Жовтиса, который сейчас находится в Вене, правоохранительные органы Австрии могут выпустить Рахата Алиева на свободу:

- В отличие от наших процедур, здесь процедуры задержания человека, его содержания под стражей и экстрадиции в страну запроса, достаточно длительные и сложные. Здесь права человека защищаются в большой степени, особенно такие. Нужно убедительно доказать, что действительно есть основания для задержания, для экстрадиции. Причем, что эти основания не политизированы. В подобных странах арест, как мера пресечения, применяется крайне редко. Даже лица, обвиняемые в убийствах, зачастую находятся под залогом. Поэтому здесь ничего особо удивительного нет. Я так думаю, идет некий правовой процесс.

До 26 мая Рахат Алиев был послом Казахстана в Австрии, вслед за этим австрийское правительство лишило его дипломатического иммунитета. Хотя официальная Астана и заявляла, что расследование пройдет “не взирая на должности и положение в обществе”, лидер коммунистов Казахстана Серикболсын Абдилдин не уверен, что Рахат Алиев будет наказан по заслугам:

- Не надо спешить. Как будут развиваться события вокруг Рахата, я не знаю, но у нас был похожий опыт. Поймали, например, Акежана Кажегельдина. И для целесобразности ситуации того времени в пользу президента все это было решено, и его отпустили. А потом заочно судили, говорят, что до сих пор не могут поймать. Между тем, Акежан Кажегельдин ездит, общается с людьми из Казахстана, не прячется. Вот такая политическая игра, такой подход могут использовать и для Алиева.

В президентской партии “Нур-Отан”, наоборот, уверены, что справедливость восторжествует. Активисты этой партии утверждают, что все должно решиться по закону. Депутат парламента Серик Абдрахманов ждет окончательного ответа от правоохранительных органов:

- Надеюсь, что суд справедливо определит, что будет с Рахатом Алиевым, поэтому я мало об этом думаю. Я сожалею, что он вот так опрометчиво поступил, переоценил себя. Поэтому пусть суд решает.

Такого же мнения придерживается председатель правления союза “Атамекен”Азат Перуашев:

- Есть предусмотренные законом действия, которые необходимо выполнять в рамках уголовного дела. Поэтому нужно смотреть, как будет идти сам судебный процесс. Если суд признал меру пресечения или арест, значит была такая необходимость. Есть отвественность, есть уголовное дело, поэтому перед законом все должны быть равны. В рамках этого надо и рассматривать.

Политологи и политики не берутся прогнозировать судьбу Рахата Алиева. Однако некоторые считают, что в Казахстане мало кто поверит ему. Оппозиционные лидеры заявили, что не намерены принять его в свои ряды, деловые круги призвали поддержать позицию президента Нурсултана Назарбаева. По мнению исследователя новейшей истории Казахстана Андрея Свиридова, Рахату Алиеву могут поверить в Европе:

- Сама репутация этого человека такова, что это заявление выглядит баснословно. К этому еще нужно добавить то, что он в последний момент потерял темп. Если бы он успел об этом заявить до того, как на него начались наезды. А получается так, что он сначала довел дело этими разборками и прогневал многих в Казахстане, даже своего покровителя. И вдруг после этого выясняется, что, видите ли, несколько месяцев назад он ему говорил, что хочет в 2012 году баллотироваться в президенты. Это слишком не правдоподобно. Но это для нас так выглядит, а как это выглядит в Вене, для австрийского суда, кто его знает?

Рахат Алиев по образованию - медик. В 1996-1999 годах работал в налоговой полиции, затем в органах национальной безопасности, в 2002-2005 годах был послом Казахстана в Австрии. Вернувшись на родину, стал вице-министром иностранных дел. В начале этого года, когда начался скандал вокруг “Нурбанка”, Рахат Алиев снова вернулся в Австрию в роли посла, а 26 мая лишился и этой должности.
XS
SM
MD
LG