Доступность ссылок

Какой будет реакция общества и оппозиции на приговор по делу об убийстве Алтынбека Сарсенбаева?

  • Данабек ЖАЛМЫРЗА

Судебный процесс по делу об убийстве оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбаева и его помощников, можно считать, вышел на финишную прямую. Ожидается, что 31 августа будет зачитан приговор. Каким он будет? Некоторые эксперты считают, что самый громкий политический процесс в истории Казахстана еще больше усилил страх перед авторитарным режимом.

Какие можно сделать предположения относительно приговора по делу Алтынбека Сарсенбаева? Мы попросили высказаться по этому поводу Айдоса Саримова, бывшего помощника Алтынбека Сарсенбаева:

- Приговор предопределен. Это было видно с самого начала по тому, как судья отклонял одно ходатайство за другим. Судья может в рамках своих полномочий варьировать какими-то сроками, но в целом суровые приговоры останутся в силе. Я думаю, власть дала команду успокоить общество, международную общественность именно суровостью наказания чтобы закрыть недоработки, допущенные в ходе расследования. Поэтому в отношении Ибрагимова и Утембаева останутся самые суровые меры наказания, которые могут быть заменены на пожизненное заключение, так как у нас есть мораторий на смертную казнь. В отношении «арыстановцев» судья, может быть, кому-то снизит максимум год-два. В целом эта тенденция останется.

Приблизительно такого же мнения придерживается и независимый журналист Сергей Дуванов. Он считает, что суд будет придерживаться официальной версии, что Утембаеву и Ибрагимову дадут максимальное наказание. "Но крайним сделают Ибрагимова, он в силу своей несговорчивости будет сидеть всю жизнь, а Утембаеву лет через пять найдут способ как вытащить оттуда" – говорит бывший политзаключенный Сергей Дуванов. Но повлияет ли наказание подсудимых в какой-либо форме на общественное мнение? Айдос Саримов считает так:

- Вообще «дело Сарсенбаева» становится нарицательным. Мы уже имели прецеденты в истории – это «дело Матиотти», ранее было «дело Дрейфуса», которые оказали колоссальное влияние на общественное мнение в тех обществах, где они жили. Например, «дело Дрейфуса» привело к усилению социалистического движения во Франции и в мире. Думаю, влияние этого процесса для нашего общества будет сильным, общество увидело, что значит судебно-правовая система. В данном случае мы увидим далеко идущие последствия. В обществе зреет большое недовольство, есть понимание того, что следствие и суд прикрывает определенных лиц. Поэтому даже самое суровое наказание не успокоит общество.

Директор Международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис считает, что судебный процесс не развеял сомнения в общественном мнении:

- Я предполагаю, что общественное мнение будет считать, что эти лица в той или иной форме имели отношение к данному преступлению. Но мне кажется, общество понимает, что не они являются главными, что господин Утембаев не является главным заказчиком, что господин Ибрагимов не является главным исполнителем, что есть еще люди, что цепочка оборвалась. В принципе, суд в той или иной степени был необъективным, неполным, невсесторонним. И на вопросы не ответил.

А как может повести себя оппозиция после приговора? По мнению Сергея Дуванова, оппозиция пока не определилась в своих позициях по этому вопросу:

- Мне кажется, оппозиция проявила слишком большую законопослушность, и в течение всего процесса достаточно вяло реагировала на то, что там происходит. По сути дела они следовали формуле «Дождемся окончания суда, а потом…» А что потом - было непонятно. Поэтому давления политического на суд со стороны оппозиции не оказывалось. Хотя со стороны власти, как мы видим, скорее всего, такое давление было. В результате все пошло и прошло по такому сценарию. И приговор, который вынесет суд, будет, условно говоря, не в пользу оппозиции. И как поведет себя оппозиция? Либо они будут протестовать, и в чем будет проявляться этот протест - непонятно. Либо все так на тормозах и будет спущено и, собственно говоря, в общественном мнении это не получит большого резонанса.

Если оппозиция, как выразитель определенной части общественного мнения, не определилась в своих позициях, то и общество в целом кроме обиды, направленной скорее внутрь, ничего не выскажет, - считает Евгений Жовтис:

- Я в этом смысле достаточно пессимистичен. К сожалению, это не первый процесс, который проводится таким образом. Давайте вспомним процессы Кажегельдина, Жакиянова, Аблязова, много других процессов над газетами, журналистами, политическими партиями. Каждый из этих процессов - если не фарс, то был очень далек от стандартов. И в каждом из этих процессов каждый раз ставились под сомнение доказательность, само соблюдение процессуальных норм и т.д. и т.д. Но общество наше - не сказать, что оно проглатывает - оно для себя сделает еще одну зарубочку, что правосудия в стране нет, и живет дальше, к сожалению, надеясь, что оно непосредственно конкретного члена этого общества не коснется.

Тем не менее, оппозиция намерена 29 августа второй раз провести общественные слушания, как они сами говорят, «для того, чтобы открыто и полно обсудить политические, правовые, нравственно-психологические аспекты «Национальной трагедии 11 февраля 2006 года». Чем вызваны такая спешка и оперативное свертывание следственных мероприятий несмотря на неоднократные ходатайства сторон процесса? Тому есть несколько причин, -считает Айдос Саримов:

- Во-первых, следствие, видимо, боится, что всплывут дополнительные имена, и они вынуждены будут искать истинных виновников. Астана в этом не заинтересована. Во-вторых, 1-го сентября будет открытие совместной сессии палат парламента, где выступит президент. Он, видимо, озвучит что-то о внесении изменений в конституцию страны. Может быть, как раз он там с высокой трибуны скажет на всю страну, что «виновники найдены и самым строгим образом наказаны». И что, мол, это - его заслуга. Суд, видимо, срежиссирован таким образом.
XS
SM
MD
LG