Доступность ссылок

Азербайджанец Карим Зейнолли ждал встречи с матерью в Иране сорок лет


В Иране, в его северо-западных регионах, живут, в основном, азербайджанцы. В последние недели мая здесь было особенно неспокойно. По сообщениям официального Тегерана, группы граждан азербайджанской национальности вышли на демонстрации протеста, произошли столкновения с полицией. Азербайджанцы, в том числе, азербайджанцы родом из Ирана, живут и в Казахстане.

Азербайджанские национально-патриотические организации, базирующиеся в Баку и в Европе сообщают, что весь север Ирана был охвачен пожаром национального восстания, что жертвы столкновений исчисляются десятками, число арестованных и раненых – сотнями. Конфликт спровоцирован карикатурой в правительственной газете «Иран», где был изображен таракан, говорящий будто бы по-азербайджански.

Карим Зейнолли, как никто другой знает, что такое безнадежная тоска по родине. Уходя из родного дома в свои семнадцать лет, он не знал, что не вернется сюда и не увидит своих родных больше сорока лет:

- Человек все вынесет, вытерпит голод, холод, но самое тяжелое для человека – это потеря родины.

Карим Зейнолли родился в иранском городе Арбадил в 1928 году. Когда он служил в армии, молодого солдата временно забрали в Советский Союз, но получилось, что навсегда. Тогда мы не знали, что окажемся жертвой большой политики, говорит Карим Зейнолли:

- Когда началась Вторая мировая война - Англия, Америка и Советский Союз вошли в Иран. Советские войска в то время начали вести агитационную работу против шахского режима. Мы тогда не знали, но позже поняли, что все это делалось для объединения Советского Азербайджана с Иранским Азербайджаном.

Во время таких политических катаклизм Карим Зейнолли оказался на территории Советского Союза:

- Тогда мы впервые увидели памятники Ленина, Сталина. У каждого была винтовка, мы шли пешком. Остались на день-два, потом собрались обратно ехать, потому что нас ждали дома. Но нам сказали, что они посмотрят и увезли нас на берег Каспийского моря, в рыбацкий поселок и сказали, что мы тут будем работать. Там мы жили два месяца, затем приехали министр внутренних дел, председатель комитета государственной безопасности и сказали нам, что нас не отпустят обратно, потому что по возвращении нас могут казнить. Мы возмущались, потому что мы были просто солдатами.

После этого Карима Зейнолли и его товарищей ожидали трудные и холодные дни. Солдаты иранского Азербайджана оказались за решеткой. Но до сих пор Карим Зейнолли не знает за что он сидел там:

- Когда нас разгрузили в городе Ухте, нам дали валенки, теплую одежду. Но, несмотря на это, многие болели. И я болел, два месяца пролежал в больнице. Если в Иране 40 градусов тепла, то там было 40 градусов мороза. Самое тяжелое, когда человек голодный, а еще надо работать, многие умирали от голода и холода. Этих людей даже не закапывали, говорили, что это сделают летом, когда потеплеет. Так прошел год, к нам опять приехала комиссия, но в этот раз это была медицинская комиссия. Тогда нас всех раздевали и смотрели. Я хорошо помню, хотя не понимал, что врачи часто произносили слово “помрут”. Тогда я спросил у переводчика, что означает это слово. Он мне объяснил, что врачи говорили, что если иранские солдаты останутся здесь еще один год - то все помрут.

Таким образом Карим Зейнолли со своими соотечественниками оказался в Южном Казахстане, а затем в Алматы. Но все равно у него не было возможности ездить в Иран и видеть своих родных. Он так и не увидел своего отца Али, который до последней минуты своей ждал встречи с сыном. В минуты сильной тоски Карима Зейнолли спасали стихи любимого поэта Хафиза:

- Когда я читаю стихи Хафиза или Омара Хайяма, я успокаиваюсь, словно таблетки успокоительные принимаю.

Карим Зейнолли тосковал по своей родине и по родным целых сорок лет. Но в конце 1980 годов у него все-таки появилась возможность, и он увидел свой родной дом, своих родственников. После приобретения Казахстаном независимости Карим Зейнолли ездит на свою родину ежегодно. Карим Зейнолли до сих пор помнит каждую секунду первой встречи с матерью, с братьями и сестрами:

- Через сорок лет поезд подъезжает к тегеранскому вокзалу, там меня встречают родственники, где-то человек 40-50. И я не знаю, как я вышел с поезда.

Несмотря на свой трудный жизненный путь, Карим Зейнолли считает себя счастливым человеком, потому что, по его словам, на своем жизненном пути всегда встречал добрых людей. На родине Карима Зейнолли азербайджанский народ живет в условиях политической несвободы и экономической нищеты. В ходе майских протестов азербайджанцы требовали, например, ввести изучение азербайджанского языка в школах, открыть телевизионный канал на азербайджанском языке. Достоверных сведений о масштабах протеста нет.

Власти Ирана предпочитают свалить причину столкновений на якобы происки США. При прежнем президенте-реформаторе главы местных администраций в Иране назначались из представителей местных национальных групп. С приходом к власти в прошлом году Махмуда Ахмеденижата знаковые фигуры местных элит были смещены и на их места присланы эмиссары из Тегерана.
XS
SM
MD
LG