Доступность ссылок

«Время» показало кризис независимой прессы


30 мая, когда горел астанинский небоскреб «Транспорт-тауэр», в котором расположено министерство информации, его глава Ермухамет Ертысбаев представлял в парламенте поправки, ужесточающие условия регистрации газет.

Уже 1 июня стало известно, что влиятельная газета «Время» снова сменила редактора. Бигельды Габдуллин выпустил всего два номера еженедельника, причем в первом заявил о новой концепции газеты, во втором – о собственной отставке. Что стоит за этими скоропалительными перестановками?

Первая пересменка в редакции случилась 19 мая, был смещен главный редактор и основатель этой частной газеты Игорь Мельцер. Тогда Игорь Мельцер отказался дать комментарий программе «Паровоз», а вновь назначенный главный редактор Бигельды Габдуллин заявил, что приглашен новыми хозяевами вытащить газету из творческого кризиса. Однако, через две недели Габдуллин и Мельцер вновь поменялись местами.

У газеты «Время» вновь сменились акционеры, кризисный менеджер Габдуллин сразу же уволился, а в газету вернулся Мельцер со своей авторитетной командой. Журналист Айгуль Омарова видит в этих событиях глубинный кризис казахстанской прессы:

- То, что произошло с газетой “Время” - это всего лишь то, что происходит в нашей стране. Это игры власти, это можно назвать большой политикой с одной стороны. Ситуация вокруг газеты потверждает слухи о том, что в Казахстане будет создаваться новый информационный холдинг, который, очевидно, должен стать противовесом медиа-холдингу Дариги Назарбаевой и Рахата Алиева. Но у тандема Назарбаевой и Алиева есть еще другие информационные ресурсы. Для того чтобы ослабить эти информационные ресурсы, видимо, будет создаваться такой информационый холдинг. Но для создания такого холдинга нужны огромные финансовые вливания.

Чтобы то ни было, турбулентное состояние газеты «Время» показывает общее состояние рынка независимой русскоязычной прессы Казахстана. Пресса Казахстана в советское время сложилась так, что русскоязычная и казахскоязычная ее части живут автономной жизнью, словно на разных полушариях. Только вот на каждом полушарии есть не по одному полюсу, а по два полюса или даже по три.

Газета «Время» была и есть один из полюсов русскоязычной прессы Казахстана. Что стоит за двумя резкими перестановками в этой газете? Этими и другими вопросами задается и независимый журналист, газетный критик Андрей Свиридов, который всего лишь несколько недель назад выпустил редкостную книгу под названием «Современный Казахстан: 20 лет общественной мысли»:

- Каким образом прежние владельцы газеты, в их числе « Казкоммерцбанк», перестали быть таковыми? Кто в таком случае был владельцем газеты с ноября по 20 мая нынешнего года - тоже непонятно. Что это за “Алтынхаус”, название нам ничего не говорит. Если это “Казахмыс”, то оно становится понятным. Но непонятно, почему они, купив газету, произведя в ней такой переворот, почему тут же перепродают? И что эта за организация, которая приглашает прежних журналистов? Но в любом случае, это хорошо, что пригласили старый состав.

В возвращении старого состава журналистов газеты “Время” увидел добрый знак и независимый журналист Сергей Дуванов. Журналист и правозащитник Сергей Дуванов отсидел в назарбаевской тюрьме по сфабрикованному обвинению, но от профессии журналиста не отказался. Вкус свободы слова Сергей Дуванов знает, пожалуй, гораздо больше многих коллег в Казахстане. Но Дуванов пока не делает каких-то прогнозов относительно редакционной политики «Времени» после майских метамарфоз:

-Если бы ситуация осталась на том уровне, на каком она оказалась после прихода нового главного редактора, после чего основной костяк уволился, тогда была бы проблема возникновения новой газеты, ее раскрутки и вымирания этой газеты. Но так как ситуация как бы осталась на другом уровне, теперь все вновь вернулось на круги своя, то здесь комментировать нечего.

Журналист Джанибек Сулеев видит в майском кризисе газеты «Время» скорее передел собственности, чем повод к дискуссиям о свободе слова. Джанибек Сулеев – один из редких профессиональных журналистов, кто совмещает газетную практику с газетной критикой. Вернее, совмещал. Джанибек Сулеев ввел в обиход термин «литературный барон», когда проводил исследования кризиса казахской прессы. Сейчас Джанибек возглавляет пропрезидентский интернет-сайт «Диалог»:

- Честно говоря, смешно со стороны все это наблюдать. Уже это второй случай. Есть такая газета “Столичное обозрение”, там точная такая история была. Но видимо, было время переделов. Поскольку у “Времени” статус выше, чем у “Столичного обозрения” - резонанс больше получился. Формально все правильно. Но эта чехарда выглядит несерьезно.

По мнению журналиста Айгуль Омаровой дело тут не только в смене руководства:

- Если даже расматривать Бигельды Габдуллина как ставленника власти, то получается, что Бигельды Габдуллин сам же пострадал от власти. И эта ситуация обнажила то, что у нас реально имеет место быть. То есть у нас нет независимых СМИ. Если даже частное СМИ, каковым является “Время” - то власть диктует то, что должно делать то или иное СМИ. Ситуация неприятная.

При первой перестановке в газете «Время» большинство наблюдателей склонилось к мысли, что власти Казахстана сумели 19 мая тихо задушить один из последних очагов свободы слова, сместив Игоря Мельцера, главного редактора продемократической влиятельной газеты. Бигельды Габдуллин позиционируется в обществе как сторонник политики авторитарного президента Н.Назарбаева. Однако, две недели после 19 мая не подтвердили эти предположения.

Ни Игорь Мельцер, ни покинувшие газету ведущие журналисты старого состава не стали делать продемократические заявления, ни словом не обмолвились об ущемлении свободы слова. Не было никакой критики и со стороны прессозащитных организаций. Бигельды Габдуллин вопреки предположениям повел редакционную политику «Времени» еще более радикальнее, чем при Игоре Мельцере.

Но что объединяет поведение двух главных редакторов «Времени» - так это то, что они оба воспринимают смену владельцев компании-учредителя как само собой разумеющееся, как естественное течение рыночной экономики. Однако, Казахстан – государство скорее с коррупционной экономикой, нежели рыночной. За две недели ни одна серьезная, самостоятельная компания не станет покупать рискованный проект, за две недели не составишь даже профессиональный бизнес-план. Потому некоторые эксперты полагают, что речь идет о политической договоренности между околовластными группировками. Казахстан после убийства оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбаева в феврале этого года переживает перманентный политический кризис. Очередная скомканная победа на президентских выборах в декабре прошлого года не принесла ожидаемое политическое спокойствие и баланс околовластных группировок в Астане. Бурные майские события в популярной газете «Время» показaли глубину кризиса и накал конфликта различных группировок весьма ярко. Ну, а что касается самой продемократической ориентации в ново-старой редакции газеты «Время» - тут весьма уместна старая поговорка «Не выплеснуть бы ребенка с водой». Тут уж действительно «Время» покажет, как выразился в неожиданном прощальном слове к читателям Бигельды Габдуллин, поруливший популярной газетой две недели.
XS
SM
MD
LG