Доступность ссылок

Ровесник века и просто поэт Евгений Рейн - в Казахстане


Евгений Рейн - самый неожиданный из ныне живущих известных русских поэтов. Но эта художественная парадоксальность кажется закономерной, помечающей наиболее значимые образы сегодняшних стилистических метаморфоз, говорят литературные критики о творчестве Евгения Рейна.

В рамках проекта “Алматинские чтения” поэт Евгений Рейн с супругой Надеждой провел творческие вечера в Алматы. Инициатором литературных празденств стал популярный поэт Бахыт Кенжеев, живущий в Канаде:

- Евгений Рейн принадлежит к числу тех поэтов, к которым справедливо относится прилагательное “легендарный”. Столько всего в его биографии. Я думаю, Евгению Борисовичу надоело слушать, какой он был друг и учитель Бродского, ученик Ахматовой. Это вещи, интересные и привлекающие внимание к поэту. Но для меня главное то, что еще в годы мрачные и глухие, когда в России царили сон и мгла, Рейн, которого совсем не печатали, долго был подпольным поэтом, был широко известен по самиздату. Когда я впервые прочел его стихи, а это было,наверное, лет 35 назад, я тогда уже пришел в изумление от того, что есть на свете поэты, так хорошо владеющие языком.

Поэт, который в декабре прошлого года отметил свой 70-летний юбилей, до этого бывал в Казахстане, но это было в советское время. Евгений Рейн делится впечатлениями и воспоминаниями:

- Я второй раз в жизни в Алматы. В 1983 году я здесь был короткое время, переводил Мухтара Шаханова. В этот раз я приехал из-за моей книги, которая вышла в Казахстане. Я - уроженец города Ленинграда, прожил там долгие годы. Моя первая книга вышла в 1984 году. С тех пор вышло несколько книг, иногда я пишу прозу, писал киносценарий.

По словам Евгения Рейна, поэзией он увлекался с ранних лет, но вынужден был выбрать другую профессию:

- Я инженер-механик, в первое время я работал по специальности. Писать я начал очень рано, где-то может быть в 13-14 лет, но это были какие-то детские упражнения. Видимо, проблема состояла в том, что я был гуманитарием по человеческим и божьим качествам. Мое инженерное образование было мне достаточно сомнительным. Я попробовал жить пером. Трудная была жизнь. И всегда мечтал о какой-то естественной поэтической работе. Когда появилась возможность, после перестройки, я очень скромно стал на эту дорожку. Что я сделал, какой путь я прошел - не мне судить. Я оцениваю свою работу очень скромно.

Говоря о биографии Евгения Рейна, критики связывают ее с историей Советского Союза. Послевоенное время, ленинградская шпана и блатная романтика, истерическое, как определяет его Рейн, веселье ресторанов сталинской эпохи. Потом – чтение англоязычной литературы, американское кино, американский джаз и американская одежда. Рейн – один из главных пижонов Ленинграда 1960-х.

Он прекрасно разбирается в еде, выпивке и одежде. В 1960-1970-е годы Рейн работает для документального кино. Он - автор сценариев более чем к двадцати научно-популярным и документальным фильмам. Еще в этот период Евгений Рейн пишет книги для детей ("взрослые" стихи поэта практически не печатались, но распространялись в самиздате), переводит европейских поэтов. С 1965 года поэт издал шесть детских книг. И сам поэт, по его собственному признанию, много читает:

- В разные переоды это были разные книги от Робинзона до “Путешествия Гулливера” и всей великой русской поэзии.

Евгений Рейн не обижается, что некоторые не знают его, ему печальнее от того,что в некоторых странах бывшего Советского Союза игнорируют русский язык:

- Я считаю, что русский язык - великий язык, который связывает культурное пространство, представляет русскую и мировую классику, и его умаление - это умаление по сути дела мировой культуры. И это печально, мне так кажется.

Евгений Рейн не берется прогнозировать будущее искусства, культуры и поэзии:

- Будущее закрыто, но я думаю, что существует искусство 19-20 века, классическая, модернисткая, авангардная. А какую мутацию они дадут - сказать очень сложно.

Рейновская диверсия состоит в том, что он как бы взорвал изнутри алебастровые статуи позднесоветской поэтической метрополии - и тем самым, по сути, поэзию эту оправдал, привил и ее, ущербную, к пушкинскому побегу, дотянул "младшую линию" до высоты "старшей", - пишут о Рейне сегодня.
XS
SM
MD
LG