Доступность ссылок

Парламент Казахстана отменил норму обязательной регистрации религиозных объединений


Парламент Казахстана ратифицировал международный пакт о гражданских и политических правах, что делает бессмысленным норму обязательной регистрации религиозных объединений.

Как утверждают правозащитники, после подписания документа президентом Н. Назарбаевым, а то, что это произойдет, практически никто не сомневается, госорганы не вправе будут наказывать верующих за отсутствие регистрации, поскольку это нарушает права и свободы исповедовать религию или убеждения.

В прошлых выпусках «Паровоза» мы сообщали, что регистрация религиозных объединений в Казахстане стала обязательной с июля этого года, когда в действие вступили поправки в законы о национальной безопасности и свободе вероисповедания. До этого правило распространялось только на желающих получить правоспособность юридического лица.

Принципиально не признававших такие взаимоотношения с государством было в меньшинстве. К нему до сих пор относятся евангельские христиане-баптисты. Вставать на госучет они отказались, даже когда правило стало носить неукоснительный характер. Непокорных верующих, как мы уже сообщали, стали привлекать к административной ответственности.

Но теперь после ратификации парламентом международного пакта о гражданских и политических правах госорганы должны перестать преследовать религиозные объединения. Однако для этого, как считают правозащитники, необходимо привести в соответствие национальное законодательство страны.

Ведь по международному пакту о гражданских и политических правах, свобода исповедовать религию или убеждения подлежит лишь ограничениям, установленным законом и необходимым для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, равно как и основных прав и свобод других лиц. Ограничения должны быть прямо связаны с конкретной целью, достижение которой ими преследуется, и быть ей соразмерны. Как это понимать объясняет независимый эксперт в области права Арбол Аргынов:

- Ограничения лишь для охраны общественной безопасности, не национальной. Это, к примеру, когда религиозная секта деструктивного толка призывает к суициду. Это считается опасным и подлежит ограничениям.

Проект международного пакта о гражданских и политических правах до ратификации прошел долгий путь. Казахстан заявил о своем намерении присоединиться к нему в 2003 году, но к законодателям он попал только нынешней осенью.

Обсуждение документа в парламенте носило острый характер. Как заявлял в официальной прессе председатель комитета мажилиса по международным делам, обороне и безопасности Серик Абдрахманов, на депутатов оказывалось давление со стороны госорганов. В частности, генеральной прокуратуры, которая настаивала на внесении оговорки. Дело в том, что международный пакт о гражданских и политических правах предусматривает, что санкция на арест дается исключительно судьей, поскольку согласно всем международным правозащитным стандартам, только суд может гарантировать максимально возможную степень беспристрастности при вынесении решения о мере пресечения и наказания.

Генпрокуратура предложила внести поправку о том, что под лицом, имеющим право на санкционирование ареста, Республика Казахстан понимает прокурора. Заместитель генерального прокурора Ильяс Бахтыбаев сказал, что, отстаивая свою позицию, прокуратура не пытается защитить ведомственный интерес, а усматривает несоответствие статьи международного договора конституции:

- Передать санкционирование ареста суду в рамках конституции невозможно. Исключить прокурора из этого процесса невозможно. У нас что беззаконие или 37-й год, когда без оснований арестовывали?

Но у судей другое мнение. По словам судьи Верховного суда Жолымбета Баишева, по конституции арест и содержание под стражу выдается с санкции суда или прокурора:

- Сегодня на стадии предварительного расследования сто процентов санкцию выдает прокурор. Суда там и близко нет. И никто не ставит вопрос, что это противоречит конституции.

Генпрокуратура сняла-таки вопрос о внесении оговорки и сенат одобрил закон о ратификации пакта без купюр. А для граждан, как отмечают правозащитники, обратный сценарий грозил бы тем, что сохранился бы анахронизм в виде санкционирования ареста прокурором, когда решение об аресте принимает одна из самых заинтересованных сторон, выступающая в качестве обвинителя. Такая ситуация в международном праве именуется не иначе как произвольный арест.
XS
SM
MD
LG