Доступность ссылок

Какие сребренники ищет генпрокуратура в 33 НПО Казахстана?


Казахстанские НПО потрясают проверки – один за другим в офисы общественных организаций приходят сотрудники прокуратуры, фискальных органов и других контрольных ведомств.

Глава Казахстанского Бюро по правам человека Евгений Жовтис распространил заявление по этому поводу. Правозащитник называет комплексную проверку «акцией устрашения».

Параллельно с этой проверкой генеральная прокуратура в очередной раз обратилась в суд с заявлением признании международной организации – «Хизб-ут-Тахрир» экстремистской и запрещении ее деятельности на территории Казахстана. Согласно «Закону о терроризме», принятому в 1999 году, организации и объединения признаются террористическими в судебном порядке.

Однако до сих пор громких процессов над террористами в Казахстане не было. Недавно Верховный суд признал семь организаций террористическими. Но некоторые политологи связывают столь активную деятельность прокуратуры с предстоящими президентскими выборами. Политолог Андрей Чеботарев считает, что власти Казахстана намерены пресечь финансовые потоки, предназначенные для оппозиции:

- С одной стороны, это осуществление мер по запрету тех или иных организаций, несмотря на то, что они легально и так не действуют. Не секрет, что некоторые из этих организаций так или иначе взаимодействуют с организациями политической оппозиции.

Указанные в списке генпрокурора организации уже признаны террористическими в России, США, Турции, Узбекистане и ряде других стран. Некоторые есть в "черных списках" Совета Безопасности ООН. Сотрудник пресс-службы генпрокуратуры Алим Хайдаров считает, что прокуратура не занималась активно этими организациями раньше только по одной причине:

- Только по той причине, что не было законодательной основы. Даже понятие экстремистской организации не было прописано должным образом. То, что "Хизб-ут-Тахрир" запрещена в нескольких странах, уже свидетельствует о том, что действия этой партии на самом деле является экстремистскими.

Таким образом, у прокуратуры появилась узаконенная возможность пресекать деятельность международных террористических организаций. Которые, по мнению прокуратуры, «маскируются под лозунгами борьбы с национальным, религиозным или идеологическим притеснениями». Политик Петр Своик считает, что прокурорские проверки направлены вовсе не на религиозные организации:

- Проверки гипотетических экстремистских, религиозных организаций сочетаются и проводятся совместно с проверками реальных демократических организаций. Прокурорская атака идет не против исламского экстремизма и терроризма, а все-таки против демократических организаций.

Если семь организаций были признаны террористическими, то с "Хизб-ут-Тахрир" поступили иначе. Согласно официальной информации, которую можно получить на сайте организации, "Хизб-ут-Тахрир" - это политическая партия, чьей идеологией является Ислам. "Хизб-ут-Тахрир" не прибегает к насильственным методам, а ограничивается ведением интеллектуальной (идеологической) и политической борьбы.

По мнению политологов, суду было трудно доказать, что "Хизб-ут-Тахрир" причастен к терактам. А вот назвать ее экстремистской проще, так как в Казахстане еще не определено само понятие «экстремизм». Петр Своик считает, что в Казахстане нет фактов деятельности экстремистских и террористических организаций:

- В Казахстане, слава богу, никаких фактов экстремистской террористической деятельности попросту нет. Ну, где-то листовки появляются, но это только листовки, не более того. И нет объективных оснований, чтобы принимать какие-то экстренные чрезвычайные меры. Тут и корней-то особых нет экстремизма. Сильных религиозных традиций, в частности, исламских в Казахстане нет, даже в южных точках. Там бытовой ислам, не более того.

Кроме того, вынесенное Верховным судом решение позволяет прокурорам бороться не только с «физическим» присутствием указанных организаций на территории страны. Казахстанские прокуроры получили реальную возможность пресекать попытки с их стороны «отмывать» в республике деньги и использовать ее территорию для транзита финансовых потоков.

Исламовед Бейбиткажы Сапаралы считает, что "Хизб-ут-Тахрир" пытается вскружить голову молодежи Казахстана, которая не имеет религиозного образования. По информации прокуратуры, обязательства Казахстана перед Совбезом ООН выразились, прежде всего, во включении в "черный список" «Аль-Каиды». Однако кроме обязательств ООН-овского характера у Казахстана есть определенные обязательства и интересы характера регионального. Сотрудник пресс-службы генеральной прокуратуры Алим Хайдаров считает, что в Казахстане "Хизб-ут-Тахрир" распространяет листовки с определенной целью:

- На территории республики в прошедшем году было зафиксировано более 180 фактов распространения листовок "Хизб-ут-Тахрир", в которых содержалась антиконституционные призывы. По данным фактам были возбуждены 111 уголовных дел. Деятельность "Хизб-ут-Тахрир" в Казахстане направлена на изменение конституционного строя, нарушение суверенитета, а также на подрыв национальной безопасности государства, разжигание социальной розни и религиозной вражды.

Иламовед Бейбиткажы Сапаралы считает, что за сущностью "Хизб-ут-Тахрир" стоят еще несколько политических радикальных сил. Совсем недавно генпрокуратура санкционировала проверку 33 НПО, работающих в Казахстане. Согласно информации пресс-службы генерального прокурора, проверка была начата после письма депутата парламента Ерасыла Абылкасымова. В список проверяемых попали 28 НПО, штаб-квартиры которых находятся в США, или их финансирование производиться из американских источников. Политолог Андрей Чеботарев считает, что власти Казахстана научены опытом Украины и Грузии:

- Кроме того, власть учитывает опыт Грузии и Украины, где подобные организации проявили большую активность, в том числе в плане финансирования оппозиции.

Согласно информации, предоставленной правозащитником Евгением Жовтисом, прокуратура потребовала предоставить уставы НПО и всю финансовую информацию, сведения о донорах и реализуемых проектах.
XS
SM
MD
LG