Доступность ссылок

У казахстанских журналистов связаны руки – они не могут бороться против коррупции


Медиа-скандалы в Казахстане перестали быть редкостью. Передел собственности на информационном рынке страны тоже стал обыденной реальностью. Свобода слова в Казахстане сильно ограничена, считает представитель международной правозащитной организации "Фридом Хаус" Антонио Станго. Так, подчеркнул он, по законам Казахстана журналисты не имеют возможности расследовать коррупционные дела, что противоречит международным стандартам.

Секретарь комиссии по правам человека при президенте Казахстана Тастемир Абишев заявил, что такая информация не соответствует действительности. В Казахстане разрешено свободно излагать свои мысли, в нашей стране есть оппозиционные газеты, - говорит Тастемир Абишев.

Представитель национального центра по правам человека в Казахстане Елена Савельева в интервью программе "Паровоз" отметила, что в центр не поступало жалоб от представителей средств массовой информации. Напротив, сказала она, есть люди, которые жалуются на работу журналистов:

- Жалоба была наоборот на СМИ, за то что они разместили информацию до окончания следствия.

Представитель "Фридом Хаус" Антонио Станго говорит, что Казахстан присоединился к основным правозащитным документам, однако до сих пор не ратифицировал их. По его словам, в Казахстане некоторые требования из этих документов выполняются неполностью. Что противоречит не только принципам Декларации по правам человека, но и принципам ОБСЕ. Международная правозащитная организация "Фридом Хаус" ведет индекс коррупции в Центральной Азии.

Антонио Станго считает, что по количеству коррупционных дел Казахстан занимает одно из ведущих мест в этом регионе. Представитель центра правовой помощи СМИ города Караганды Ольга Волкова, напротив, заверила, что в их регионе журналисты вольны писать на любые темы:

- У журналистов есть сложности с получением информации. Но говорить о том, что им не дают писать о том чего они хотят - это неправильно. Было бы хорошо, если бы у нас ратифицировали пакты о политических и гражданских правах, потому что там подробно расписаны права, убеждения и мнения журналистов.

Председатель союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаев в интервью радио «Азаттык» отметил, что 90 процентов средств массовой информации страны находятся в частных руках. И в этом случае политика редакции зависит от политических и экономических интересов ее владельцев. По мнению Сейтказы Матаева, дела о коррупции расследуются часто:

- Дела о коррупции расследуются, та же газета «Республика» почти в каждом номере об этом пишет. Свобода слова есть для тех изданий, у которых нет проблем. Но нет свободы слова для тех изданий, которые имеют какие-то притеснения со стороны властей. В принципе есть внутренняя цензура, у каждого сидит внутри.

Президент Казахстанского общественного фонда «Журналисты в беде» Розлана Таукина говорит, что многие журналисты просят не предавать гласности их дела. Но отметила тенденцию: тех, кто просит помощи у фонда из-за давления после публикаций о расследовании коррупционных дел, становится больше:

- Самое ужасное в том, что работа журналиста действительно становится очень трудной в связи с тем, что журналистские расследования по коррупционным делам, которые выходят на самые верхние эшелоны власти, упираются в тупики и невозможны для раскрытия.

В качестве доказательства своих слов Розлана Таукина рассказала об одном журналистском расследовании, где принимала непосредственное участие:

- Писала, например, газета «Республика» о том, что деньги за аренду космодрома «Байконур», которые должны были возвратиться в казахстанский бюджет, не вернулись. Эти деньги каким-то образом через посредственные фирмы были оставлены в частных руках. И что эти документы подписывает премьер-министр.

Речь идет о 65 миллионах долларов, которые “висят” с 1999 года. Этот долг Казахстан не стал получать «живыми» деньгами. Имангали Тасмагамбетов в бытность премьером подписал постановление, по которому компания «Казахстан темиржолы» должна была получить в счет долга железнодорожную технику от российских заводов, отмечает газета «Время». Цены, по которым разные фирмы, в том числе и оффшорные компании и фирмы-однодневки, закупали технику для «Казахстан темиржолы», были в три раза выше, чем у заводов-изготовителей. Россия от этой сделки потеряла 13 миллионов долларов на возмещении НДС, Казахстан не получил 46 миллионов долларов, пишет еженедельник «Республика». Правительство страны все это полностью отрицает.

В Казахстане нет свободы слова – есть обслуживание интересов хозяев, заявил на международной конференции «Защита будущего свободы средств массовой информации» Сергей Дуванов. В докладе, размещенном во вторник в казахстанской интернет-газете "Навигатор", говорится: «Практически все существующие СМИ в своей редакционной политике имеют те или иные политические ограничения, проявляющиеся в лучшем случае в замалчивании определенных тем и фактов, в худшем – в искажении информации и предвзятой интерпретации событий».

С другой стороны, только за десять месяцев текущего года мониторинг Фонда “Адил соз” зафиксировал 403 нарушения прав журналистов на доступ к информации. Это больше, чем за весь прошлый год. При этом наибольшее количество отказов зафиксировано со стороны представителей государственных структур.
XS
SM
MD
LG