Доступность ссылок

Право "первой ночи" возвращено возмужавшему государству


Депутаты уходящего парламента Казахстана рассматривают поправку в закон о недрах и недропользовании о том, что первоочередное право выкупа доли иностранного инвестора, если он уходит с казахстанского рынка, принадлежит государству. Благоприятный инвестиционный климат в Казахстане на протяжении многих лет был главным приоритетом. Однако в последние два года даже пропрезидентские депутаты все жестче требуют отчетов о нефтяных доходах.

На прошедших парламентских выборах одна из партий использовала тему нефтяных доходов как предвыборный слоган. Ежегодный отчет правительства по Национальному фонду, как и методика расчета бюджета по «экспортным» ценам на нефть, которые значительно ниже мировых, вызывают все большее недовольство в обществе. На этом фоне парламент рассматривает поправки в закон о недропользовании, вызвавшие ажиотаж среди инвесторов. Депутат Виктор Веснин разъясняет основное значение поправок так:

- Суть в том, что при продаже недропользователем части акций по данному контракту государство берет на себя «право первой ночи», то есть право приоритетного приобретения на тех же условиях, на которых будет выставляться этот лот.

Условия контрактов на недропользование, особенно самых первых, в Казахстане давно стали больным вопросом. Один из экспертов, академик Надир Надиров, говоря об этом в интервью радио «Азаттык», заметил:

- Когда мы пустили сюда, грубо говоря, инвесторов, не было законодательной базы. И поэтому мы шли на многие уступки. Очень много уступок было сделано «Тенгизшевройлу». Ну теперь, конечно, локти кусаем, что действительно слишком много.

Тем не менее, считает академик Надиров, льготы и преференции по этому контракту на момент подписания имели объективные причины:

- Тенгизское месторождение – очень сложное месторождение. Нефть находится на глубине 5 с половиной километров с давлением 900 атмосфер и температурой в 800 градусов. Такое месторождение эксплуатировать не было у Советского Союза опыта.

Закон о нефти был принят позже, в 1995 году, подчеркнул Надир Надиров:

- Причем, прежде чем этот закон утвердить, его согласовывали с законами о нефти многих других государств, то есть вроде бы привели в соответствие с мировыми стандартами. А прошло всего восемь лет, и мы видим, что в этом законе очень много несовершенных мест не в пользу Казахстана.

Именно это, считает академик Надиров, стало одной из причин для изменения законодательства о недропользовании. Депутат Виктор Веснин полагает, что ажиотаж вокруг поправок обоснован:

- Поправка затрагивает интересы тех иностранцев, которые хотели бы на тех же условиях продолжать пользоваться нашими месторождениями. Но, я думаю, интересы государства стоят несколько в другом ключе.

Решение государства изменить условия нефтяных разработок, считает Надир Надиров, может изменить отношение инвесторов к стране. Но не намного:

- Казахстан уже насколько авторитетный, настолько уже много желающих в Казахстан прийти, что, я думаю, сильно не повлияет. Сегодня уже нельзя представить себя бедными, несчастными. Вот, давайте, жить без вас не можем – мы из этого возраста вышли.

Нынешние изменения в законодательстве – не первая попытка изменить схему распределения нефтяных доходов в Казахстане. Несколько лет назад, изменив налоговые ставки, государство уже требовало от иностранных инвесторов «пересмотреть отдельные положения контрактов», касающихся выплат Казахстану. Тогдашний министр государственных доходов Казахстана, а ныне глава инвестиционного фонда Зейнулла Какимжанов, говоря о новых изменениях в интервью радио «Азаттык», заметил:

- Я не видел сам этих поправок, поэтому по подробностям сказать не могу. Но идеологически – наверное, правильно.

На вопрос, повлияет ли это на инвестиционный климат, Какимжанов ответил отрицательно:

- Нет, я думаю, что не повлияет. Во многих контрактах есть уже такое право. В уже действующих контрактах.

Виктор Веснин полагает, что не нарушены и обещания высшего казахстанского руководства о стабильности контрактов:

- Нет, не противоречит. Сами условия контрактов же не меняются, речь идет о продаже акций. Если эта продажа акций оговорена контрактом, то, в принципе, вопрос понятен. А там, где это не прописано, у государства вообще правовое поле свободно.

Нефтяные компании, считает депутат Веснин, до принятия изменений в закон, попытаются пролоббировать свои интересы:

- Кто-то попробует оказать давление на политиков высшего ранга Республики Казахстан, но, я думаю, Казахстан должен выиграть от этой поправки.

Казахстан постоянно наращивает объемы добычи углеводородов, а также их транспортировку. При планировании бюджета казахстанское министерство экономики закладывает цену на нефть на уровне 33 доллара за баррель. Все, что выше этой цифры, будет направлено в Национальный фонд, в котором на конец 2004 года будет накоплено около 4 миллиардов долларов.

В последнее время цены на нефть растут очень быстро. Ставки на нефтяные фьючерсы зашкаливают за 50 долларов, то и дело ставя новые рекорды. Сырьевой Казахстан, казалось бы, должен был бы только радоваться высоким ценам на нефть. Ведь были времена, когда баррель нефти в 1998 году упал до 10 долларов и нефтяник-премьер Нурлан Балгимбаев в пожарном порядке сокращал льготы и социальные выплаты, обещая восстановить сокращения в будущем.

Однако, быстрая сменяемость премьер-министров в Казахстане заметает следы персональной ответственности государственных мужей перед народом. Да и самого Нурлана Балгимбаева накануне кульминации американского суда по скандалу "Казахгейт" нигде не слышно, не видно.
XS
SM
MD
LG