Доступность ссылок

Кому в нефтяном Казахстане жить хорошо?


Казахстан намерен к 2015 году добывать 150 миллинов тонн нефти, втрое больше, чем сейчас. Цена нефти на мировых рынках сейчас очень высока, около 50 долларов за один баррель. Но бюджет нефтяного Казахстана непрозрачен, в нефтяном бизнесе страны очень много "белых пятен".

Авторитет министерства экономики и бюджетного планирования, возглавляемого Кайратом Келимбетовым, растет с каждым годом. Бюджет 2005 года выгодно отличается от нынешнего количеством нулей. В прошлом году правительство не смогло «дотянуть» его до триллиона тенге, несмотря на требование президента Н. Назарбаева. Кайрат Келимбетов с гордостью называет макроэкономические цифры бюджета-2005:

- Поступления в бюджет на 2005 год запланированы в размере 1 триллиона 135 миллиардов тенге, это 19,4% к ВВП. Если напомнить, в прошлом году это было 18,2% к ВВП, поступления увеличились на 21,4%.

То же самое происходит и с расходной частью бюджета, подчеркнул министр Келимбетов:

- Соответственно, расходы составили 1 триллион 223 миллиарда тенге, или 20,9% к ВВП. Дефицит составляет 1,5% к ВВП, или 87 миллиардов тенге и 750 миллионов.

На прошлой неделе в оппозиционной газете «Республика» было опубликовано интервью Кайрата Келимбетова, в котором он отвечал на обвинения оппозиции в непрозрачности экономических решений. Депутат парламента Исахан Алимжанов, несколько лет назад пылко обличавший национальные компании и сегодня не согласен с министром. Кроме того, полагает депутат, еще более закрытыми стали данные по Национальному фонду:

- Весь сырьевой сектор, который связан с поступлениями в Национальный фонд, идет в закрытом виде.

Ситуация с поступлениями в Национальный фонд от сырьевых компаний давно волнует депутатов парламента. И не только их. В своей предвыборной платформе партия «Ак жол» предлагала раздать все «нефтяные» деньги населению Казахстана. Министр Келимбетов в интервью «Республике» подчеркнул, что эти предложения носят популистский характер. Сопредседатель опоозиционной партии «Ак жол» Ораз Джандосов считает, что министр спорит не с ними:

- На мой взгляд, Келимбетов полемизирует не с партией «Ак жол», а с чем-то иным.

С чем именно, Джандосов не знает. От других, более подробных комментариев бывший коллега Келимбетова отказался. Кайрат Келимбетов, напротив, в своем интервью говорит подробно: « У нас укрепляется курс тенге, что мы, в общем, сейчас и наблюдаем, весь несырьевой экспорт у нас благополучно умирает. Это классическая экономическая теория и классическая голландская болезнь». С министром согласен депутат парламента Виктор Веснин:

- Я не знаю, что такое "голландская болезнь". Поэтому я говорю, что у нас может быть перегрев экономики, то есть инфляционные процессы могут пойти. Поэтому вливание средств в экономику должно быть строго дозированным.

О синдроме «голландской болезни» в Казахстане говорили уже давно. Бывший советник председателя упраздненного агентства по контролю за стратегическими ресурсами, а ныне член исполкома партии ДВК Виктор Ковтуновский заявил корреспонденту радио «Азаттык»:

- Я работал с Галымжаном Жакияновым в агентстве по контролю за стратегическими ресурсами. Агентство занималось проблемой "голландской болезни", и первым этот вопрос поднял Галымжан Жакиянов. И тогда, кстати, он предлагал сделать специальный бюджет развития, отделив нефтяные деньги от государственного бюджета, с тем, чтобы они использовались не в ущерб экономике.

Тогда, в 1997 году, к Жакиянову никто не прислушался, считает Ковтуновский:

- Теперь уже понятно почему – потому что секретный фонд все-таки существовал, но он скрывался от народа. Это те самые деньги, о которых в свое время заявил в парламенте бывший премьер-министр И. Тасмагамбетов.

Как и некоторые парламентарии, Виктор Ковтуновский считает работу Национального фонда непрозрачной. И это, уверен он, наносит больший ущерб экономике Казахстана:

- Признаки "голландской болезни" существуют и сейчас, потому что бюджет полностью практически состоит из доходов от продажи нефти. Мы ничего не знаем о том, сколько в этот фонд поступает денег, от кого, как они расходуются. Так что надо сделать ситуацию максимально прозрачной, а потом думать, нанесут ли эти деньги ущерб экономике.

Сакраментальная фраза "Господа, когда же будем делить наши деньги" в Казахстане приобрела нынче второе дыхание в устах казахской творческой интеллигенции, доселе отстраненной от нефтяной темы. Скажем, лидеры культурной экспедиции по Каспийскому региону Гадильбек Шалахметов и Мурат Ауезов выразили 1 октября возмущение культурной убогости именно нефтяных районов Казахстана.

И пусть критика этих госчиновников высшего ранга была обращена в адрес пресловутых иностранных компаний, некоторые политики Казахстана вопрос о нефтедолларах поднимают не первый год. Скажем, два года назад депутат парламента Гани Касымов в интервью газете "Время" говорил, что нефть Казахстана продается посредникам вдвое дешевле, чем на мировых рынках.

Другой сведущий человек, бывший президент национальной компании "Казахойл" Нурлан Балгимбаев в начале прошлого года в интервью газете "Панорама" предлагал попросту увеличить спрос к зарубежным компаниям в рамках действующих контрактов.

Посетивший в прошлом году Казахстан американский филантроп Джордж Сорос, как человек нейтральный от политических интриг внутри Казахстана, предлагает установить эффективный общественный контроль не только над доходами государственного бюджета, но и над расходами нефтяных компаний. "Публикуй, что платишь, и народ поймет, какие деньги получает правительство", - говорит Джордж Сорос.
XS
SM
MD
LG