Доступность ссылок

Никто не удивился сообщениям о казахстанцах среди террористов


11 сентября – третья годовщина террористических акций в США, в которых погибли около трех тысяч человек. Накануне скорбной даты мир потрясла еще одна катастрофа. По последним официальным данным, жертами трагедии в бесланской школе стали около 330 человек. Почти половина из них – дети.

Казахстан не остался безучастным к трагедии России. Но когда прошла информация, что среди террористов были граждане Казахстана, мало кто этому удивился.

7 сентября в Казахстане была объявлена общенациональная минута молчания, в стране объявлен сбор гуманитарной помощи. Тема терроризм и Казахстан стала во главу повестки дня 1 сентября, когда и произошел захват заложников в Беслане. Президент Нурсултан Назарбаев открывал в тот день осеннюю сессию казахстанского парламента:

- Потрясшая весь мир американская трагедия 11 сентября 2001 года, по сути дела, положила начало новой эры, в которой терроризм превратился в самое опасное оружие против всего человечества, стал новой формой глобального противостояния. Сегодня на земле нет такой страны, которая бы не почувствовала страшную силу терроризма.

Политологи, оценивая ситуацию после нью-йоркской трагедии, уверенно заявляют, что причиной терроризма является давление государства. Нурбулат Масанов в интервью радио «Азаттык» подчеркнул:

- Широкое распространение терроризма стало в известной мере ответом на террор государства против индивида. Я не говорю о том, что это хорошо или плохо – я абстрагируюсь от этого. Я говорю о том, что это способ, с помощью которого индивид или группа индивидов пытаются защищать свои интересы.

Однако, считает политолог, такой метод применяют только те, кто не пользуется политическим авторитетом:

- Здесь важный момент заключается в том, что к такого рода методам борьбы прибегают те, кто не пользуется широкой поддержкой. Поэтому это очень специфический способ борьбы, и его избирают люди, в известной мере лишенные морально-нравственных качеств.

Сенатор Жабайхан Абдильдин на заседании в пятницу, 10 августа, заявил:

- Террористы – это не просто плохие, ужасные люди. Они руководствуются какой-то идеей. А в свое время один мудрый человек сказал, что идею при помощи пушек не убьешь. Приглашенный в стены парламента заместитель председателя комитета национальной безопасности Казахстана Владимир Божко согласился:

- Силовыми методами с терроризмом и террористами бороться довольно сложно. Но мы и не рассматриваем только силовые варианты. Это проблема комплексная. Накаляется обстановка и в странах СНГ. Очаги нестабильности находятся как в центральноазиатском регионе, так на Кавказе и в России. Политолог Андрей Чеботарев уточняет круг проблем, породивших волну террора:

- В России это та же проблема Чечни, в Узбекистане – это проблема подавления со стороны государства основных прав и свобод человека, в том числе права на веру, на религию. Трагедия в Беслане, унесшая жизни нескольких сотен людей, является темой номер один в российских средствах массовой информации. В одном из сообщений, например, со ссылкой на заместителя генерального прокурора Российской Федерации Сергея Фридинского указывалось, что среди террористов был казахстанец.

Председатель комитета казахстанского сената Ермек Жумабаев заявил журналистам по этому поводу во вторник, 7 сентября:

- Давайте мы не будем предугадывать. Во-первых, факты должны быть проверены, компетентные органы должны сообщить принадлежность к государству, принадлежность к нации. Сейчас некорректно предугадывать и делать преждевременные прогнозы.

Нурбулат Масанов в интервью радио «Азаттык» отметил, что регион Центральной Азии вполне может быть питательной средой для международных террористических организаций:

- Мы с вами еще не вышли на тот уровень обострения данной проблемы у нас в регионе, мы туда, видимо, только идем. Потому что здесь большинство населения носит маргинальный характер. И в этом отношении, к сожалению, надо признать, что наш регион - питательная среда очень удобная. Поэтому, когда прошла информация, что там были представители Казахстана, Узбекистана и других стран, никто не удивился.

Вечером 10 сентября в пресс-службе министерства иностранных дел корреспонденту радио «Азаттык» на вопрос о том, предоставила ли российская сторона информацию о причастности казахстанских граждан к теракту, ответили:

- Сегодня состоялся телефонный разговор посла Казахстана в Российской Федерации Крымбека Кушербаева с Сергеем Фридинским. И последний категорически опроверг эти факты и заявил, что среди участников и задержанных бандитов этнических казахов и граждан Казахстана не выявлено. Однако российская пресса продолжает связывать Казахстан с террористическими и экстремистскими организациями. Президент страны Нурсултан Назарбаев, открывая парламентскую сессию, в свою очередь говорил:

- Глобализация как бы подталкивает все геополитические силы к расширению ареала геополитического противостояния. Религиозный экстремизм пробует силы и у нас. Поскольку открытость Казахстана привлекает всех активных игроков международной политики, у нас вполне реально может расти влияние экстремистских организаций. Тем более теракты уже не первый год вспыхивают всего в нескольких десятках километров от границ Казахстана.

Незадолго до России, говорится в пятничном выпуске российской «Независимой газеты», с похожими претензиями к Казахстану выступил и Узбекистан:

«На судебном процессе над организаторами серии терактов 28 марта – 1 апреля в Ташкенте и Бухарской области представитель государственного обвинения заявил, что подсудимые и их сообщники побывали на приграничных территориях Казахстана, где были созданы лагеря для обучения и подготовки террористов». Заместитель председателя КНБ Владимир Божко категорически отрицает эту информацию:

- Мы заявили в официальной информации, что на нашей территории не было лагерей подготовки террористов не было. Но наша территория использовалась для переброски отдельных террористов из Узбекистана через нашу территорию в Баку для переброски в лагеря для подготовки в Афганистане.

Политолог Андрей Чеботарев полагает, что в Казахстане нет условий для развития террористических организаций:

- Если у нас в Казахстане и было что-то, то это, как правило, речь идет о каких-то неместных террористах, которые случайно или неслучайно попадают в Казахстан и пытаются здесь отсидеться, будучи преследуемыми правительствами своих стран.

Власти Казахстана после трагедии Беслана проблему борьбы с терроризмом ставят на первый план. Президент Нурсултан Назарбаев указывает, что в Казахстане нет полного списка террористических организаций. Провластные эксперты обычно часто кивают в сторону радикальной исламистской партии "Хизбут Тахрир". В Казахстане уже отправлено за решетку несколько ее активистов по стандартному почему то приговору в два года лишения свободы. Правозащитники говорят, что во многих случах следствие и суд идут необъективно, а некоторые дела и вовсе откровенно фальсифицируются.
XS
SM
MD
LG